Русская философия. Совершенное мышление 215. Русское и квазирусское 4

 

 

 

     Местная государственность

     Всякое государство в той или иной степени паразитирует на стране, просто в силу своей природы "государя", "князя", "царя", "президента" или в современной терминологии - "администрации": паразитирует на территории страны, её природных богатствах и на её населении, которое для государства такой же ресурс, как климат, море (океан), песчаные пляжи, золото, памятники древности, древесина, алмазы, газ или нефть. В принципе государство не знает и не видит человека, поскольку действующей причиной его (государства) возникновения является не объединение людей (населения страны) в единое целое и его сохранение, а создание господства, господинства, государьства, законства (а не законности), выделенности суда отдельного лица (лиц), и! - защиты этой выделенности силой.

     Никто из славянских (проторусских) племен и родов не приглашал никаких князей на правление собой (это откровенный подлог и извращение), просто потому, что князья уже составляли одну из категорий общественной жизни, которая представляла собой классическую для всего родового мира тройственную структуру: народ (население, род или объединение родовых племен или союзов), старейшины (в большинстве случаев они же были и волхвами) и князья (выбранные или нанятые на службу, свои или чужие, в зависимости от обстоятельств). Князья практически всегда составляли наименее престижную часть рода, поскольку были заняты делами новыми и второстепенными, прежде всего,  контролем границ, а также координацией хозяйственных служб и обеспечением общественного порядка в растущих поселениях. То есть князья находились в стороне от наиболее существенных сторон родовой жизни - отправлением культа, проведением праздников, суда и собраний.

     История знает несколько типов трансформаций родовой тройственности:

     - её сохранение в классическом виде, в основном у так называемых малых народов, например, на Кавказе или на Балканах;

     - её сохранение с некоторым расширением и дроблением, как это произошло, например, в Индии;

     - её усечение за счет исчезновения (истребления) одного из трех структурообразующих элементов.

     Именно третий вид трансформации родовой тройственности имел место в прароссии, а именно - исчезновение посредством истребления (структурного элемента) старейшинства или волхвов, поскольку у славянских народов старейшины были одновременно волхвами. Истребили старейшин князья, которые создали русскую прагосударственность посредством последовательного ряда действий: 1) и по сей день решающее действие: создание постоянной боевой дружины вместо собираемого на время войн ополчения (скорее всего, миф о приглашении чужих князей на правление был создан для скрытия факта создания княжеских боевых дружин из приглашенных наемников, - так работает история, которая все расставляет по своим местам); 2) смены доминирующего верования, сначала через изменение конфигурации богов и потом, более принципиально, через смену веры вообще и привнесение веры новой (православия), незнакомой и чуждой. В результате князья стали полными хозяевами в стране, постепенно создав опирающуюся на военную силу и вместе с подвластной ей церковью собственно российское государство, существующее в этом виде до сегодняшнего дня.

     Родовая цивилизация государства не знало, да и не могло знать, ведь её действующим субъектом был род как целое, даже египетские фараоны (классических династий) были не государями народа, а высшими духами рода, основной целью которых было не господство (самовластье), а сохранение и процветание рода. Современная цивилизация тоже не знает государства, да и не может знать, ведь её действующим субъектом является человечество как единое целое, не раздробленное по каким-либо ограничительным признакам (территориям, расам, верованиям, государственным системам и т.д.) и не признающее какого бы то ни было доминирования одних людей над другими. Единственное государство современной цивилизации - полис, единство непохожих или единство многообразия, в котором нет устойчивой иерархии, но есть свободное взаимодействие равных и в то же время разных.

     То есть государство - это франкенштейн, феномен-чемодан, футляр, скрывающий уже потерявшего свой род, но ещё не нашедшего свой полис человека, временная и крайне уродливая квази-форма, сохраняющаяся по преимуществу силой и отчасти традицией, живущая собственным ограничением. Время этого урода ещё не вышло, но уже прошло: формообразующие элементы современной цивилизации - единое информационное пространство, равенство каждого человека, единство и единственность вселенной, развиваясь, сводят на нет существование отдельных государств, как бы они ни сопротивлялись и как бы они ни пытались консолидироваться в одно для всего человечества мегагосударство.

     Итак, решающая особенность российской государственности, - её предельная простота, поскольку она состоит всего из двух элементов: князей (администрации) и населения, при этом в элемент князей входит и военная дружина (армия, полиция, спецслужбы и т.д.), и "государственный", административный аппарат, создающий видимость единства, на деле же полностью подчиненный администрации и поэтому обслуживающий исключительно её интересы. Простота государственного устройства является основной причиной устойчивости этой структуры, а также основным фактором её упорного сопротивления каким бы то ни было изменениям, тем более, развитию. Понятно, что население не имело никакого иного пространства для активности, кроме того, которое было создано и создается администрацией и которое представляет собой служение этой администрации. Любая другая активность населения, что бы она собой ни представляла, - крестьянский бунт, тайное общество, литературное произведение, одиночный пикет или пост в аккаунте, воспринималась  и воспринимается администрацией до сегодняшнего дня как угроза её существованию и строго преследуется.

     Особенность двойственной государственной структуры заключается в том, что она не способна к внутреннему развитию, поэтому изменения в ней происходят только как адаптация или имитация мировых процессов; это хорошо читается в сегодняшней российской государственности, которая представляет собой полную имитацию современного политического устройства, однако то, что в ведущих государствах представляет собой взаимодействие независимых структур (суда, прессы, исполнительной и законодательной власти), здесь является лишь набором подразделений одной администрации. Здеcь можно добавить, что способ возникновения этой примитивной структуры (захват власти военной силой и истребление старейшин-волхвов) ограничивает взаимодействие администрации и населения жестким контролем (насилием) последних первыми.

     Самым точным определением такой примитивной двойственной структуры государственности является термин "властократия".

 

     Страна и государство

     Русская культура не знает государств, ни российского, ни какого бы то ни было другого, но российского особенно, поскольку русская матрица направлена на жизнь как стихию творения, а в жизни как стихии творения ни одного государства нет, тогда как фокус внимания местного государства направлен только на свою жизнь и никакой другой не видит. Они друг друга не видят и не знают: для российской государственности любая активность (жизнь), протекающая вне её контроля, чужда, опасна и враждебна, русская же матрица единства вообще не различает отдельные жизни или отдельность живого. Матрица единства и российская государственность вообще не пересекаются, не имеют точек соприкосновения, не сопряжены, живут в разных топосах.

     А вот с этой страной русская матрица находится в полном согласии или соответствии, не потому, что страна соответствует русской матрице или матрица стране, а потому, что русской матрице "все равно": буйный индостан так же для нее пригоден, как сирая среднерусская, степи причерноморья не лучше лесов сибири. Любая страна для русских хороша, если только жива русская матрица, которая оживит всё: леса и степи, моря и пустоши. Проблема русских не в том, где именно жить, а том, чтобы суметь "дотянуться" до страны (этой земли), протянуть и укрепить на ней чеховскую "небесную струну". Прарусские племена вообще редко жили на одном месте и на одной территории, не потому, что вели кочевой образ жизни, а потому, что их окружал слишком живой и разнообразный мир, сохранение единства с которым было почти невозможно без постоянных изменений в образе жизни.

     Реконструкция родовой цивилизации находится в зачаточном состоянии несмотря на то, что материала собрано предостаточно, но не хватает культуры мышления и, главное, - уважения к нашим предкам, которые - в сравнении с сегодняшним состоянием современной цивилизации - далеко, далеко впереди нас, которые вели удивительно насыщенный, многообразный, сложный и крайне восприимчивый образ жизни. Так прарусские не жили на одном месте или в одной климатической зоне: они передвигались по всей! земле в зависимости от взаимодействия со многими космическими, биосферными, климатическими, животными и растительными циклами, создавая и удерживая единство стихии творения, каждый раз там, где это можно и нужно было делать: в сибири, индии, европе или ближнем востоке.

     Выполнив очередную задачу, "спутанные", связанные со всей вселенной прарусские, "пьяненькие" от счастья, смещались на новое место, полностью уничтожив следы своего присутствия. Дух дышал с русскими, где хотел, а хотел там, где им дышалось. Русские носили свою страну с собой, потому что ничего своего у них не было: зачем что-то тому, кто сам – всё.

Последние публикации: 

X
Загрузка