Русская философия. Совершенное мышление 188. Магия первого шага

 

 

     В истории человечества можно реконструировать три эпохи (цивилизации) - первобытную, родовую и современную. Современная цивилизация только-только родилась, ей от силы около 5 - 7 тысяч лет, родовая просуществовала, как минимум, 50 - 100 тысяч лет, первобытная намного дольше, не менее миллиона лет. Каждая из цивилизаций человечества вполне самостоятельна и должна рассматриваться, исходя из самой себя, как автономная, поскольку цивилизации ничего не наследуют друг другу непосредственно. Родовая цивилизация не наследовала от первобытной род, но сформировала его сама в себе, точнее, сформировалась как род и исчезла вместе с его исчезновением.

     Родовую цивилизацию я иногда называю магической, но в строго определённом смысле, поскольку магия стала формирующим элементом родовой цивилизации только на её закате, во время её распада, как один из основных способов сохранения рода. Пока род был жив и един, магии не было, да и не могло быть, но как только начало рушиться единство рода, человек стал пытаться это единство удержать. То есть изменилось направление внимания человека, который теперь уже потерял непосредственность единства  и стремился его вернуть, восстановить, оживить. Распад рода стал причиной сдвига внимания, сдвиг внимания стал причиной появления технологии магии.

     Здесь меня не интересует собственно технология магии, но только магия этой технологии: человек перестал быть родом, но стремился быть таковым, его внимание стало индивидуальным и направилось теперь на всеобщее (родовое), которое раньше пребывало само собой, текло естественно, без усилий, но сейчас требовало специального внимания. В ход пошло всё, что раньше выражало единство: песни, танцы, врачевание, войны, годичный цикл и многое, многое другое. И чем сильнее и настойчивее человек старался восстановить жизнь рода, тем быстрее род умирал, чем эффективней становилась практика магии, тем эффективней человек отделялся от рода и превращался в того, кого он с таким упорством избегал, - в изгоя, человека без рода (и племени), то есть в индивидуума!

     Дикобразу дикобразово.

     Настойчивость усилий человека поздней родовой (магической) цивилизации на практике оказалась совершенно бесплодной, человек не только не сохранил род, но окончательно его развалил, однако именно эта его настойчивость научила его удерживать своё – теперь индивидуальное, а не родовое, - внимание в одном направлении, что, в свою очередь, стало одной из решающих причин возникновения не родового, а индивидуального, личного намерения как действующей причины происходящего! Хотели как лучше, а получилось лучше, чем хотелось. Хотели вернуться к родовой жизни, к непосредственности единства, в вихрь "сорочинской ярмарки", а попали в атомарный мир индивидуальности, на "невский проспект" современности, где каждый в пустоте и сам за себя.

     Сосредоточившись на воссоздании разорванных родовых связей посредством многочисленных и разнообразных магических практик, человек, формируя направленность своего внимания и координируя в нём свои действия, помимо своей воли учился и научился действовать самостоятельно, как отдельный человек, как субъект, как индивидуум. Если рассмотреть одну из самых последних по времени и во многом гибридную (смешанную родовую и современную) практику мировых религий, то отдельность человека входит в неё уже в качестве обязательного постулата. Что совершенно невозможно и неприемлемо для жизни рода и родовой цивилизации. Сегодня от рода у человека остались народ и семья, но скоро останется только семья.

     Итак, магия прекратила своё существование как внешний действующий феномен родовой цивилизации, но стала действовать как внутренний феномен цивилизации современной, как внутренняя (магическая) практика современного человека, который, в отличие от первобытного и родового человека, стал способен – один, сам, - направлять и удерживать в одном направлении своё внимание, что при определённых условиях приводит к формированию намерения. Намерение и есть магия современности, когда упорное стремление и, следовательно, организованное и удержанное на достаточное время внимание, формирует происходящее. Так, стремление летать приводит – не прямо, а через намерение – к созданию летательных аппаратов, стремление к общению – мобильной связи, стремление к бессмертию – современной медицине или генной инженерии, стремление к свободе – к появлению романа, и т.д., и т.д., и т.д.

     Намерение не есть ни интенция западной философии, ни установка Узнадзе, ни нейролингвистическое программирование, хотя и первое, и второе, и третье, и ещё многое другое входят в намерение в качестве его элементов. Намерение не есть  индивидуальная способность, как не является индивидуальной способностью способность каждого человека двигаться, дышать, говорить или мыслить. Намерение – это видовая способность, родовое качество, хотя, как таковое, оно, конечно, требует своего освоения.

     Человечество уже освоило намерение, человек – ещё нет.

     Намерение, конечно же, не является практикой исполнения желания, претворения мечты, воплощения фантазии, обретения счастья, это не комната из зоны "Сталкера" Лема,  в которую, хотя и окольным путём, но всё же можно попасть и которая исполняет сокровенное даже для самого человека. Намерение - это комната из зоны "Сталкера" Тарковского, в которую тебя приводит действительный и единственный сталкер, - философия или мудрость внимания, умное намерение, поиск всеобщего. Здесь осуществляется только то, что словами Канта "может стать нормой всеобщего законодательства", точно так же, как дышать человек может только воздухом.

     Намерение как технос порождён стремлением к всеобщему, к единству, поэтому и "работает" на всеобщее, на всечеловеческое, вселенское, хотя и через отдельного человека; намерение работает только на того человека, которому удалось сформировать и удержать своё внимание и тем самым "уклониться" с пути частного, отдельного на путь, который может стать всеобщим. Намеревается лишь человек-клинамен, всеобщий человек или, на языке современной физики, человек связанный, запутанный, спутанный, тот, кто сумел установить связь с другим человеком, так, что теперь, что бы с одним из них ни случилось, другой будет в тот же миг содрогаться, даже если он на другом конце вселенной.

     Внимание порождает намерение, намерение порождает всё остальное.

     Академическая философия оставляет человека у разбитого корыта второго шага, в плену уже случившегося, на страницах дневника происходящего. Развиваемая здесь философия внимания открывает человеку возможность действительной мудрости и свободы, воссоединения со стихией жизни, участия в творении мира, отправляет его в путь с первого шага.

Последние публикации: 

X
Загрузка