Русская философия. Феноменология творения 61. Теоремы современной философии. Феноменология закона

 

 

     Теорема. Закон не имеет закона.
     Лемма. Закон не может иметь внутреннего иерархического строения.
     Лемма. Закон не предполагает никакой внешней иерархии.
     Комментарий. Философ не должен удваивать мир, то есть пытаться определить причинность закона или найти закону закон, чем так любят заниматься философствующие; все рассуждения о законе носят мета-характер, то есть относятся или происходят внутри топоса закона. То есть закон это один из феноменов мира, точнее, феномен, вселенная которого строится/открывается этим феноменом. Например, совесть, единство формы и содержания, скорость света, синергия являются законами/феноменами, способами восприятия или, что то же самое, способами построения вселенной. Удваивать мир означает пытаться рассуждать с внешней по отношению к феномену позиции, например, каждый синергетический скачок причинно необъясним, случается сам собой, не вытекая из предшествующих ему условий. Закон как феномен предстаёт как метафизическое апостериори, или по терминологии Гегеля - "свободное формообразование" и свобода этого формообразования отбирает у нас возможность предписывать ему какие бы то ни было правила, тем более, - внешние ему; и заставляет нас принимать его как факт. Однако свободное формообразование не исключает возможность участия в нём человека в качестве действующего фактора, что, в свою очередь, никоим образом не отнимает у формообразования свободы.

 

     Теорема. Закон не знает мира.
     Лемма. Закон не описывает мир.
     Лемма. Закон не противостоит миру.
     Комментарий. Закон не знает мира вообще, но только тот мир, который открывается в континууме этого закона, и закон не может описывать открывающийся им мир, поскольку не занимает по отношению к этому миру ни внешнюю, ни внутреннюю позицию. Закон - всего лишь один из феноменов этого мира, но феномен, который становится его (мира) первофеноменом, не формирующим этот мир, а создающим его конфигурацию. Здесь могу заметить, что философ всегда должен удерживаться не только от удвоения мира, но также от его (мира) объективации и субъективации. Мир как та или иная конфигурация феноменов не является ни результатом мышления, ни результатом производящей деятельности феноменов. Вообще философу необходимо быть предельно внимательным с утверждениями, поскольку последние имеют строго ограниченную сферу своего действия, за пределами которой они не просто теряют свою силу и значимость, но становятся ложными и вводят в заблуждение. В этом смысле можно утверждать, что закон Х - это вселенная Х, то есть мир, в центре которого находится феномен Х, но, конечно, не в том смысле, что феномен Х производит этот/свой мир, а в том и только в том, что восприятие/рассмотрение связей этого мира начинается с феномена Х.

 

     Теорема. Мир не знает закона.
     Лемма. Мир не имеет никакой закон в качестве матрицы своего формирования.
     Лемма. Мир не выделяет никакой закон в качестве приоритетного, основополагающего, доминирующего.
     Комментарий. Вселенная феноменальна, но не в смысле феноменологии западной философии, в которой феноменальность определяется особенностями человеческого восприятия, а в смысле современной философии, в которой любой феномен вселенной равнозначен любому другому вне зависимости от размеров, времени существования и т.д. Любая попытка предположить наличие феноменальной первичности и доминантности неизбежно приводит к однозначной иерархичности, однонаправленной причинности, в общем, к пространственно-временному континууму, который характеризуется слишком ограниченным количеством тензоров/факторов. Что совершенно недопустимо в современном философском мышлении: современный философ обязан уметь удерживать во внимании одновременное взаимодействие тысяч элементов, каждый из которых самим фактом своего наличия в рассматриваемом феномене обретает существенное, действующее значение.

 

     Теорема. Закон только возможен.
     Лемма. Закон не существует.
     Лемма. Закон существует.
     Комментарий. Постулировать закон как существующий означает порождать лишние сущности, которые философ должен срезать максимой Оккама, поэтому грамотный философский язык, такой, например,  как у Канта, определяет закон как возможность, как "если бы" существование, как "должно быть возможно", как "могло стать" и т.д., В этом смысле закон не существует, однако если закону удаётся/случается стать одним из элементов действующего феномена, то в этом смысле закон существует. Закон существует, пока существует его действующая причина, - феномен. Скорость света постоянна, пока постоянен пространственно-временной континуум; скорость света меняется, когда меняется "плотность" континуума, в котором движется свет. Скорость света как закон существует и не существует одновременно, всеобщность закона выполняется при сохранении индивидуальности, атомарности феноменов.

 
     Теорема. Закон не принимается и не открывается, но только устанавливается.
     Лемма. Принимаемое может считаться разовым законом.
     Лемма. Открываемое есть устанавливаемое.
     Комментарий. По определению закон - это принцип, матрица некоторого феномена. Поэтому даже разовое событие имеет закон, несущий в себе всеобщее или свою возможность. Например, полис - только возможность (всеобщее), которая может осуществляться только разово, хотя и бесчисленное количество раз, но каждый раз по разу, и этот каждый раз будет отличаться от остальных своей принципиальной атомарностью. Закон не может длиться, иначе не было бы ничего живого, или, наоборот, если бы был существующий закон, то всё существующее было бы мёртвое. У любви нет существующего закона, она каждый раз разная,  но в силу своей всеобщности или феноменальности любовь каждый раз становится законом своего осуществления.

 

     Теорема. Закон - это живой феномен.
     Лемма. Закон всё время меняется.
     Лемма. Закон всё время остаётся самим собой.
     Комментарий. Нельзя опредмечивать слова, термины, категории, в противном случае неизбежным результатом опредмечивания становятся безжизненные концепции; стоит только принять всеобщность закона за априорную аксиому, как всеобщность превращает любой феномен (явление) в скелет, схема которого предельно наглядна, но практически бесполезна, так как показывает лишь то, что уже и так известно. Так что в происходящем действительно можно будет фиксировать действие закона, но невозможно -  его живое изменение. И наоборот, если каждый раз фиксируется лишь единичность события, его неповторимая уникальность, разовость, атомарность, и одновременно игнорируется действующая в нём всеобщность, то происходящее будет восприниматься как хаос или не-связанный, не-взаимодействующий, разрозненный мир.

     Всё одно и всё живое.

Последние публикации: 

X
Загрузка