ПРОЕКЦИИ В БУДУЩЕЕ. Цивилизации древних индейцев – наше будущее?

 

 

Принципы, на которых строились цивилизации доколумбовой Америки, считаются загадочными и безвозвратно ушедшими. Но так ли это?

Основой культуры доколумбовых цивилизации стало расчеловечивание, деиндивидуализация, максимальное отождествление человека с социальной функцией и/ или объектами неживой природы (в особенности – солнцем). Человек и общество отождествлялись с природными явлениями и объектами, особенно небесными, космическими. Т.е, принадлежащими к неживой природе.

   Ситуация в целом банальная для любых традиционных обществ, особенно на близком индейцам востоке Азии. Однако обычно эти представления в рамках развитых обществ выносились в сферу искусства и философии, духовных практик. В доколумбовых культурах же эти принципы на удивление последовательно и прямолинейно внедрялись в массовую социальную практику.

     Подавлению подлежало «гуманистическое» и частично «животное» начало. Ограничивался инстинкт самосохранения, страх, жалость, индивидуальные особенности человека.

   С одной стороны, это стало следствием опасностей, исходивших от засух либо чрезмерной и несвоевременной влажности. В Мезоамерике к ним можно было прибавить ещё и извержение вулканов, в Перу – течение Эль Ниньо, от колебаний которого сильно зависело хозяйство. В отличии от древнейших цивилизаций Старого Света, они не подлежали рациональному регулированию, такому, как ирригация и мелиорация. Хотя они и были знакомы индейцам. Меры воздействия могли быть лишь сверхъестественными.

И в такие условия было поставлено общество с сильнейшей шаманской традицией. Притом рафинированной и подвергавшейся рефлексии со стороны крайне влиятельных жрецов. Управление чем-либо, либо его благорасположение достигалось через отождествление и слияние с объектом. И принципы духовных практик были распространены на систему управления и менеджмент. Общественное бытие должно было представлять из себя непрерывный ритуал.

    Именно из этих философских принципов берут начало кровавые ритуалы Мезоамерики. Человек рассматривался как природный объект, вместилище важного ресурса – крови. Объект, принципиально тождественный растениям или минералам.

    Отсюда же и социалистическое общество инков, где менеджмент был более значим, чем религиозные церемонии.

   Особенно полному расчеловечиванию и регламентации подверглась элита. Что нередко приводило к неготовности к неожиданностям, рутинности мышления, фатализму. Чем во многом и обязаны своим сокрушительным успехом конкистадоры, яркие представители европейского Ренессанса. Они победили во многом благодаря самостоятельности и гибкости мышления, умению стремительно принимать решения, готовности к любым неожиданностям и умению их создавать для других.

    Те же японские самураи XVI столетия вряд ли оказались бы столь успешными в завоевании доколумбовых цивилизаций. Хотя были прекрасными воинами, имели пушки и аркебузы, лошадей и железо. И болели заразными болезнями. Они, представители достаточно близкой к индейцам культуры, были не достаточно гибки, самостоятельны.

 

                                                     ***

Однако всё это отнюдь не значит, что опыт организации общества высокоразвитых цивилизаций доколумбовой Америки больше не будет востребован.

   При неофеодализме общество, подобное цивилизациям доколумбовой Америки, может возникнуть при условии, если сохраниться достаточно высокий технологический уровень при его низкой эффективности и чрезвычайных усилиях для его поддержания (дороговизна и недостаток сырья, комплектующих).

    Для такого общества первоначально будет характерно устройство, близкое к социалистическому. Когда дефицитные ресурсы будут распределяться централизованно и понемногу.

    И если такое общество экономически не слишком укрепится, но и не погибнет, в нём может возникнуть социально-идеологический комплекс, подобный доколумбовому.

    Необходимо будет резко ограничить потребности и формы поведения для экономии ресурсов и сохранения стабильности в социуме. Человек должен будет потреблять и действовать ровно в том объёме, который достаточен для выполнения его трудовых и социальных обязанностей. Не больше и не меньше.

    Так же принципы, подобные доколумбовым, могут стать ответом на специфику ментальности крысочеловека. Чрезмерно гибкого и приспособляемого, относительно не восприимчивого к идеологическим построениям. Для которого важны его интересы и интересы немногочисленных «своих». И которого нелегко будет заставить действовать в интересах какого-либо воображаемого сообщества. А заставлять будет надо.

    Поэтому в неофеодальном «доколумбовом» укладе большое значение будет играть не столько духовная составляющая, а прямой контроль, который очень облегчили современные технические средства. И в целом основа вероятных «новых доколумбовых культур» будет скорей не природно-идеологическая, а техническая. Техника будет, как механизмом контроля, так и объектом фетишизации. (Если учитывать, что от неё будет зависеть выживание. А поддержание в рабочем состоянии будет сопряжено с трудностями).

   В доколумбовых цивилизациях основные культурные принципы были характерны прежде всего для элиты. Так и при неофеодализме они, возможно, будут действовать в центрах власти и крупного производства. Которые будут кооперироваться с гораздо более демократическими, самоорганизующимися низовыми структурами.

   Тем более, что такой уклад жизни при неофеодализме будет характерен только для отдельных территорий. Как и всё остальное, ибо неофеодализм будет отличаться значительным разнообразием видов организации общества.

X
Загрузка