Подвиги Геракла. Керинейская лань (Опыт историософско-антропологического прочтения)

 

 

 

Четвёртый подвиг Геракла – поимка Керинейской лани – по своему содержанию есть прямая противоположность первым двум, повествующим об усмирении и подчинении воле человека внешней и внутренней природы, то есть среды обитания и своих страстей, связанных с индивидуальной телесностью человека. Здесь же речь идет о самой специфической черте человека, отличающей его от животных, – об эстетическом и при этом чувственно-любовном отношении к той же самой природе, с которой он вынужден постоянно бороться.

Сюжет мифа таков. Эврисфей (как обычно, по наущению богини Геры, являвшейся ему во сне) велел Гераклу доставить лань живой в Микены. Это было очень трудное задание, поскольку догнать быстроногую лань, не знающую усталости, никто не мог. За Керинейской ланью Геракл отправился вместе с Иолаем, но тот вскоре отстал (ведь платоническая любовь к богам никогда не может соперничать с чувственной страстью, обусловленной телесной природой человека), поэтому дальше Геракл преследовал волшебное животное в одиночестве. На это ему потребовался целый год, пока он не настиг лань в северной стране Гиперборее – «земли за спиной у ледяного Борея» и затем на Дунае, откуда принёс росток оливы – символ мира. Впоследствии из него выросла олива в Олимпии, из веток которой увенчивали победителей олимпийских игр. Герой попытался было поймать животное, но оно всякий раз ускользнуло от него, а затем понеслось обратно на юг к родным местам – Керинейскому холму в Аркадии. Тогда Геракл ранил лань в ногу, когда та замедлила свой бег, намереваясь переправиться через реку Ладон (букв. оливковой, т.е. примиряющей) – притока реки Алфей, чей бог был безответно влюблен в Артемиду. При этом Геракл не пролил ни капли ее крови, поскольку стрела попала между сухожилием и костью. Лишь после этого Геракл смог схватить неуловимую лань[i] и понести ее живой в Микены. Дорогу ему преградили Артемида и Аполлон, которые потребовали вернуть добычу, поскольку лань – священное животное. Некоторые античные мифографы даже сообщают о столкновении Геракла с Аполлоном. Но Артемиду вполне удовлетворило объяснение Геракла о том, что таков приказ Эврисфея от имени Зевса.  К тому же, герой пообещал ей принести обычную лань в жертву в храме Артемиды. На том и разошлись. Когда Геракл принес Эврисфею лань, тот «великодушно» отказался от нее, предложив герою ее зажарить и съесть, но подвиг засчитал. После чего Геракл, действительно, пожертвовал пойманную лань храму Артемиды. Но отломанный золотой рог лани, по-видимому, оставил себе.

Смысл четвёртого подвига мало очевиден. Некоторые мифологи, например, Р. Грейвс, характеризуют его как бы выпадающим из общего содержания мифологического цикла о Геракле[ii]. И действительно, во всех других мифах – борьба с разными чудовищами, каковых в мифе о Керинейской лани попросту нет, а вместо борьбы – состязание героя и лани. Между тем этот миф является ключевым для понимания смысла и всей Гераклеи, и каждого последующего подвига героя. Но прежде о толковании самого мифа о Керинейской лане.

Его смысл связан с богами-двойнями Аполлоном и Артемидой, детьми Зевса и богини одухотворенно возвышенной ночи[iii] Лето, родившейся от звезд и луны. Образ Лето – это образ богини-матери, прославленной в детях. Гера задержала богиню родов Илифию под облаками на Олимпе. Через Ириду (богини радуги) боги одаривают Илифию ожерельем, и тогда с её помощью появляется на свет Аполлон, чей образ соединяет воедино небо, землю и преисподнюю, и Артемида. Оба они символизируют красоту Космоса: Аполлон солнечную, Артемида лунную.

Артемида – это олицетворение женского целомудрия, красоты самой природы, поэтому она не терпит, а иных даже убивает, кто, домогаясь ее, пытается свести любовь исключительно к плотским наслаждениям[iv]. Атрибутами вечной девственницы Артемиды являются охотничий лук, стая собак и не знавшим усталости лани с золотыми рогами и медными копытами. Их было четыре, а пятая лань не то сбежала по воле Геры, не то была специально послана Артемидой в Аркадию как наказание людям за насилие над девственной природой: лань опустошала поля. Опустошенное поле – аллегория природы, лишенная великолепия своей чувственной красоты. Убегающая лань – символ ускользающей красоты, которую можно созерцать бесконечно (без устали), но невозможно схватить покуда не ранишь ее. Искупительная жертва Геракла символизирует то, что человеку не дано овладеть красотой девственной природы, не причинив ей боль утраты целомудренности.

А теперь о ключевом характере мифа о Керинейской лани во всем цикле мифов о Геракле. Аристотель указывал на четыре причины, исчерпывающих сущность всякой вещи: 1) почему? 2) из чего? 3) как? 4) для какой цели? Отвечая на эти вопросы применительно к мифам о Геракле, мы видим, что, во-первых, источник описываемых в этих мифах событий восходит к предельным основаниям бытия и существования (Хаосу, Кроносу и Зевсу), противоречивости мироздания, противоборству всеобщей воли, которую символизирует богиня Гера, и индивидуальной воли Геракла как образа человеческого рода вообще; во-вторых, почти все приключения и метаморфозы, описанные в мифах, связаны с преобразованием природы в самом традиционном значении этого слова; в-третьих, способом этих преобразований оказывается воля субъекта, воплощенного в образе Геракла, и его деяния; в-четвертых, конечной целью этих усилий и преобразований оказывается блаженство как единство свободы, нравственности и красоты; блаженство, которое герой ищет и не обретает в царстве Аркадия (Αρκαδία, удерживающая) – этого символа несбыточной мечты о рае на земле, который для каждого ее обитателя всегда заканчивается могилой[v].

Миф о Керинейской лани – как аллегория привнесения в мир чувственной любви и красоты – сюжетно связывает два первых мифа о Немейском льве и Лернейской гидрой со всеми последующими, включая миф об обретении Гераклом бессмертия в сонме Олимпийских богов. Так, последующие три мифа (Эриманфский вепрь, Авгиевы конюшни, Стимфальские птицы) рассказывают о том, как Геракл «обустраивает Аркадию». Затем четыре мифа (Критский бык, кони Диомеда, пояс Ипполиты, коровы Гериона) – это последующие путешествия Геракла на юг, север, запад и восток с целью обеспечения всё в той же Аркадии мира и благоденствия. Наконец, два последних мифа рассказывают об отчаянных, но тщетных попытках Геракла обрести средство вечной молодости людей и подчинить им саму смерть. Таким образом, все – и предшествующие, и последующие – мифы о Геракле «крутятся» вокруг мифа о Керинейской лани, точнее, Аркадии, куда лань впервые привносит красоту и любовь.

 

 

 

[i] По другим мифографам, Геракл поймал лань в тенета; либо выследил и захватил во время сна; либо уморил непрерывной погоней. // Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека II 5, 3; Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 13, 1

[ii] Грейвс Р. Мифы о Геракле // http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/125.htm

[iii] Есть еще символ рожденной из Хаоса, так сказать, низменной ночи Нюкты (Νυκτός, ночь) – сестры мрака, Эреба (Ἔρεβος, мрак, тьма).

[v] Аркадия. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D0%BA%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D1%8F

Подруги милые! в беспечности игривой
Под плясовой напев вы ре́звитесь в лугах.
И я, как вы, жила в Аркадии счастливой;
И я, на утре дней, в сих рощах и лугах
Минутны радости вкусила:
Любовь в мечтах златых мне счастие сулила;
Но что ж досталось мне в прекрасных сих местах?
Могила!

К.Н. Батюшков. Надпись на надгробии пастушки.

 

Последние публикации: 

Комментарии

Совершенно удивительная

Совершенно удивительная культура, где люди были способны создавать и понимать настолько насыщенные символические истории! По сравнению с ней, наша просто какая-то неандартальская. )

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

X
Загрузка