Откровение Заратустры. Книга для тех, кто жаждет проснуться (11)

 

День четвёртый
 
 Анархист
 
                                 ,, Мера нашего понимания определяет наши цели,
                                  а мера нашего непонимания определяет нас в
                                  целях людей, понимающих больше, чем мы”.
                                                                                                         Истархов

 

       - Мы продолжаем судебное слушание и приглашаем ещё одного свидетеля Марата Дершби, он продолжит свидетельские показания своих товарищей.

       -  Уже на второй день нашего общения с Заратустрой, он начал рассказывать нам о том, как и чем должен жить истинный сын Земли. Разговор об этом состоялся утром, когда мы искали  хворост и пищу для себя. Заратустра спросил нас: ,, Вы покинули город, в поиске другого бытия или  мечтали через некоторое время вернуться домой особенными, чтобы удивить тех, с кем вы когда-то рядом жили? А может, в сердце каждого из вас было тайное желание стать духовным целителем, который откроет всем глаза и поможет нуждающимся? Какая гордость привела вас ко мне? Мысль, что вы достойны другой жизни, или жажда получить славу и признание от других? Возможно, вас подтолкнуло простое любопытство, или ещё что-то, сокрытое вами, даже от самих себя?”

          Глядя в глаза Заратустре, нам пришлось ему признаться, что все причины, о которых он говорил и ещё много других, невысказанных, имели место в наших умах и сердцах. Тогда он ответил нам: ,,Что ж, по всей видимости, вас не пятеро со мной, а целая толпа! Вам придётся кормить и обогревать очень большую компанию, поэтому ещё усерднее ищите пищу себе и  вашим приятелям, а хвороста собирайте столько, сколько у вас хватит сил донести его до моей пещеры”. Мы недоумённо смотрели на Заратустру, а он продолжал: ,,Что вы смотрите на меня, пытаясь уловить к чему я клоню, лучше загляните внутрь себя. Посмотрите скольких господ вы содержите в себе и притом всегда готовы выполнять их любые желания, вот только сил у вас на всех сразу не хватает, но вы твёрдо уверены, что когда-нибудь станете настолько сильными, что сможете поднести им весь мир на ладони”.

       Мы начали выяснять о каких господах идёт речь и Заратустра ответил: ,,Прошу вас, не спешите спрашивать  меня,  откуда они взялись, лучше спросите себя, кто из них вы? Если  затрудняетесь ответить, могу сказать горькую правду. Вы – это тот слуга, который думает, что в исполнении воли своих господ его жизнь приобретает смысл. Не тешьте себя мыслью, что вы – это все господа вместе взятые, вы даже не являетесь их наследниками. Но, если понимание этого начинает проникать в ваш ум, появляется надежда на изменение внутренней ситуации, потому что истинным господином может быть только тот, кто знает самого себя.

         Осознание, что вы раб у каких-то господ, – это первый шаг к владению собой. Второй шаг – понимание того момента, что ваш дух, рождаясь в этом мире, попадает в пёструю компанию близких и дальних я. Эти я могут стать вашими друзьями или врагами, всё будет  зависеть от вашего отношения к ним. Близкими я для духа являются ум, сердце и тело. Несколько раз на день ум и тело поочерёдно добиваются расположения сердца, от этих взаимоотношений появляется множество детей. Сердце заботится о них, но, когда  подрастают, они  начинают требовать своих прав. Так человек становится всё более многоликим, однако есть и пришлые я. Они объясняют свой приход, как миссию по наведению порядка в многодетной семье.

           Ну а что же дух человека? Он наблюдает, но вскоре настолько увлекается происходящим, что начинает бегать за каждым я и угождать им по всякому случаю. Дух делится с ними тем, что он ещё пока может видеть, участвуя в их эмоциональной суете, и они начинают называть его помощь пониманием того, что им нужно. В итоге все члены большой семьи привыкают к тому, чтобы дух был у них на посылках. Сознание, благодаря которому человек может целостно видеть собственное бытие – себя в мире и мир в себе – превращается в гончего пса, преследующего тысячи целей для своих одержимых хозяев. Так дух, становясь добровольным слугой слепожаждущих я, обращает их в тиранов. И, когда он сменяет роль вершителя на угодника, свято место пустым не бывает, править семьёй приходит свора чуждых господ. Они прикрываются маской благодетелей, и человек с гордостью называет их своей личностью. 

        Вот так завершается постепенно подготавливаемый переворот во внутреннем устроении человека. Сначала  дух рассеивает себя в среде новоиспечённых я. Потом из-за неизбежных конфликтов, порождаемых хаосом их желаний и его вынужденной бессознательностью, он уже ищет контроль над ними со стороны, в виде предписанных для всех людей законов, обычаев и нравов. Затем, привыкнув опираться хромающим сознанием на так называемую собственную личность, дух окончательно засыпает в иллюзии, что осуществление её целей делает человека счастливее. Так личность, ставшая пастухом большого стада овец, пасущихся на полях её ценностей, смело заявляет о том, что она привнесла в их жизнь глубокий смысл. На самом же деле истинный смысл их существования  очень прост, пока кучерявые я человека сбиваются в загон, следуя своим мелким выгодам, тем временем пастух стрижёт их, сдавая всё торговцам.

         А для торговцев человек это, прежде всего, товар, поэтому их главная задача – лишить его возможности на осознанное самоопределение в своём бытии. Они уже с детства дробят внутренний мир человека искусственными потребностями и навязывают ему свои лукавые ценности. Торговцы засылают посредством, так называемого, общественного воспитания и культуры в разум человека неких добродетельных господ-пастухов, призванных восстановить порядок в уже преднамеренно созданном хаосе желаний. Отчасти дух сам увлекается появлением в своей семье новых я. Но торговцы положение усугубляют, они сталкивают дух с вершины осознанности тем, что стравливают в человеке детей  ума, сердца и тела противоречивыми желаниями. И дух, желая им помочь, спускается вниз и старается, чтобы всем детям достались их игрушки. Но тщетно, торговцы выставят на продажу множество новых игрушек, уж они-то в этом деле мастера, ибо предлагают и властвуют. Так сознательная деятельность человеческого духа, поделённая на бесконечное множество мелких интересов его многоликой семьи, переходит в пожизненно длящийся сумбурный сон о правдоподобной жизни в надуманном мире. А тем временем, в реальной жизни, спящего человека стригут или ведут на заклание”.                                  

         Тогда один из нас спросил Заратустру: ,, Что же нам делать, как пробудиться от сна о себе?” Он ответил: ,,Поборитесь с вашими привычками, через них вы узнаете о всех своих и чуждых я. Вы привыкли определённым образом думать, чувствовать и поступать, попробуйте воспринимать и делать всё иначе, чем раньше. Вы многому удивитесь, потому что дух ваш невольно поднимется вверх, дабы обозреть новую непривычную ситуацию между вашими я. И тогда он увидит множество чуждых я и останется безучастен к ним. А множество собственных я он сплотит в дружную семью и общую взаимную выгоду поставит в противовес их мимолётным желаниям. Это будет вашим третьим шагом на пути обретения себя, ибо только слаженная команда, под руководством капитана, может плыть на своём корабле в океане неизвестности. А пока я только вижу на корабле бунт и захвативших его пиратов”. 

         Позже, когда мы вернулись в пещеру с двумя корзинами ягод и грибов, а так же четырьмя вязанками дров, я, во время приготовлений к трапезе, спросил у Заратустры о том, кто же такие торговцы, и кому в свою очередь служат они? На что Заратустра ответил: ,,Ты прав, мой молодой друг, так уж завелось среди людей, что все кому-то служат. Но у человека всегда есть выбор: либо служить своему духу с доверием и правдой, либо прислуживаться перед чужим духом с надеждой на щедрые подаяния. Торговцы сами толком не знают, кому они служат, наверное, собственной ненасытности, некой чёрной дыре в их сознании. В чувстве своей власти над другими они выравнивают своё бессилие во власти над собой.  

         У каждого человека, рождённого в больной среде цивилизованного общества, есть свои недостатки, но один находит силы и упорство исправить их, а другой сможет лишь скрыть их от остальных и, возможно, даже от самого себя. Лицемеру достаточно лишь притвориться и сделать важную мину перед собой и другими. Искреннему же человеку, чтобы действительно быть довольным собой, нужно много терпения и мужества, он знает, что значит быть на ладони у своего сознания. Но хитрость и лень порождают таких чванливых и одержимых негодяев, что даже у Земли появляется зуд от ползания этих паразитов. Торговцы создали огромные рынки по сбыту новоиспечённых желаний, они назвали их городами, а свою торговую палату – государством. Да, сейчас время торговцев, они купили власть у спёкшихся правителей, разменявших своё благородство на тысячу страстей. Их структура по наживе действует так же безотказно, как засеянная земля, но только сеяли они в уме человека и теперь пожинают большой урожай”.

        Я спросил, как долго это будет продолжаться, и неужели здравомыслящий человек никогда ничего не сможет изменить? Заратустра вздохнул и ответил мне так: ,,Нелегко разобщенному в себе человеку вырваться из под гипнотического обаяния обещанного ему городского благополучия. Тем временем, его вяжут долгами и обязательствами, с него берут клятвы и дают бумаги подтверждающие его личность, без которых он становится бесправным изгоем. Хозяева государств ограничили передвижение человека по Земле границами, земля стала их собственностью, за пользование которой он должен платить, скоро он будет платить и за воздух, ибо таковы непреложные законы торговли: за всё надо платить.            

           Они навязывают свои программы обучения детей, перебивая им тягу к самопознанию зазубриванием наук-прислужниц всеобщего товарообмена. Даже природу и животных дети изучают вдали от них, на схемах и таблицах. Скоро торговцы приучат человека, живущего в каменных клетках домов, жить в одних иллюзиях, и новый человек заменит настоящего человека, став идентичным натуральному. Простые, лаконичные чувства бытия будут подменены потоком надуманных желаний, удовлетворять которые, все равно, что хлопать мыльные пузыри. Разве может кто-то из вас, друзья мои, пришедшие из города, похвастаться, что знает лес или горы? Но я уверен, что каждому из вас известно, где находится городской рынок, а так же, как туда можно побыстрее добраться.                   

           Ты спрашивал меня, кому служат торговцы, могу сказать твёрдо, что чёрная дыра в их сознании появилась не случайно. Нет ничего тайного, что не стало бы явным, и, если внимательно рассмотреть нити, дёргающие внутренний мир человека, то станет ясно, куда его ведут невидимые руки кукловодов. Спроси себя, чего боялся ты, живя в городе, и нити твоего страха, которые до сих пор тянутся за тобой, укажут тебе на гнездовье пауков. История, как мы её знаем, свидетельствует о постоянном стремлении малой группы людей к господству над остальными людьми. В течение длительного периода, когда племена перерастали в народы, их жрецы и воины объединялись в правящую верхушку. Вождей племён, достойных этого звания своим умом и силой, не стало. К власти подобрались шаманы, они хитроумно назвали себя жрецами, служителями богов, ибо всегда стремились приобщиться к их устрашающей силе, которой им всегда не хватало. Однако они не забывали опираться и на силу воинов, возглавлять которых были поставлены цари. И чтобы царей не несло от данной им власти, жрецы всячески портили им кровь близкородственными браками и топили их в страстях. Царь не был уже, как вождь, главой большого семейства, теперь он был господином большого хозяйства, с которым обходился по своему усмотрению, а точнее по наущению жрецов.  

       Во взаимоотношениях людей появилось чёткое разграничение на пастухов и овец, понятия братства и семьи сменились на узкородственные интересы – жрецы разделяли и властвовали. Но пришло время смешения народов и цари, как символы самоопределения народов, стали не нужны. Кучки заговорщиков обещаниями свобод подбивали людей на свержение монархии. Вопрос только в том, на какую свободу мог рассчитывать человек в новой государственной машине власти? Этими заговорщиками наверняка руководили потомки жрецов, уже давно раскинувшие сети тайных обществ, через которые влияли на правящие сословия сильных государств.  

          В своём стремлении к мировому господству потомки жрецов искали универсальную силу – некий неодушевлённый обезличенный инструмент власти, дабы безответственно править народами и ставить им любые условия. Этим тайным оружием и одновременно цепями стали денежные знаки, им удалось зациклить внимание людей на их значимости. Так денежный оборот с его бесчисленно мелкими выгодами затянул человека  в свою смертельную воронку. Может показаться, что я преувеличиваю важность денег в процессе порабощения людей, но именно сейчас, как никогда, количество денежных знаков прямо пропорционально величине власти. Воистину, время толстых кошельков! При старой форме правления взойти на трон за деньги было невозможно, поэтому цари и дворянство в ходе последнего столетия были упразднены. Теперь, на самом деле, государствами правят производители денежных знаков и их посредники – торговцы. В свою очередь банкирской и торговой элитой руководит потомственный клан жрецов, который тысячелетиями оттачивал план мирового господства. Их всегда интересовала абсолютная власть над человеком. И, уж поверь, в искусстве раскола внутреннего мира человека и умении управлять намеренно созданным конфликтом им нет равных.                                 

        Они, вообще, крупные специалисты в вопросах, где нужно надрезать, преломить, растянуть или зажать, охладить или разгорячить. Торговцы и ростовщики это всего лишь их инструменты управления человеческими массами, передаточные шестерёнки в механизме их власти. Сознание торговцев, а через них и остальных людей, захвачено затягивающими витками разных по форме, но одинаковых по сути желаний. Они ничем не отличаются от ослика, который бежит за морковкой, подвязанной у него перед глазами, разница только в величине морковки и спешке”.     

        Тогда я сказал Заратустре, что, если я  правильно его понял, нам не следует возвращаться домой, в город, где человеку уготовано только рабство. На что он ответил: ,,Свободный человек, истинный господин самого себя, может находиться в любом месте земли, но, как всякое разумное существо, он предпочитает жить в подходящих для него условиях. К примеру, вчера он мог жить в городе, сегодня – в горах, а послезавтра – в своём сердце”. Мне показалось, что он ушёл от ясного ответа, и меня насторожили мысли о том, что он просто-напросто какой-то анархист, разрушитель многовековой идеи государства, в котором люди могут совершенствоваться и получать новые знания, где они чувствуют настоящую защищённость.

       - Что скажет обвиняемый?
       - Всё уже было сказано.

       - Ввиду того, что подсудимый сегодня отказался от своей оправдательной речи, ссылаясь на то, что сказанное свидетелем говорит само за себя, мы приглашаем сейчас известного социолога Ваала Намуда, высказать компетентное мнение специалиста насчёт озвученных мыслей обвиняемого, засвидетельствованных пострадавшим.

       - Анализиддуя то, о чём говоддил Заддатустдда ученикам, складывается впечатление, что он не только политический анаддхист, но и психологический. Своими обддазами он методично ддазддушал в умах молодых людей устоявшуюся связь между их личностью и индивидуальностью. Отсюда я делаю вывод, что Заддатустдда величайший пддеступник, ибо без человеческого эго, котоддым выддажена эта связь, было бы невозможно цивилизованное общество людей.

          В данном случае я хочу уточнить ддазницу между эгоизмом, содедджащем в себе стддемление ,,всё только для себя”, и ноддмальным эго человека с его ходдошими амбициями в конкуддиддующем обществе, стдемящемся к высокой цели. Эту высокую цель общества, я думаю, знают все, но хочу напомнить вам, что пддежде всего она состоит в том, чтобы человек жил комфоддтно, был адаптиддован с ддугими людьми, увеличивал свой кддугозол, поддеддживал своё здоддовье и был, наконец, счастливым. Во всём этом человеку содействует эго – его личность, воспитанная в нём обществом и ддодителями, однако Заддатустдда вздумал её оклеветать, тем самым, подталкивая молодых людей на самоддазддушение.                  

            Потом, я соведдшенно не согласен с мыслью Заддатустдды, что госудаддство - это некое чудовище, пожиддающее человечество, что им тайно ддуководит некая гддуппа злоумышленников. Госудаддство – это униведдсальная система людских взаимоотношений, она ддаботает во благо человеку, дабы он стдемился к лучшему и уведденно смотддел в завтддашний день. Эта система самоконтддолиддуется, существует множество институтов упддавления, котоддые не допустят, чтобы какая-то кучка, пусть даже очень богатых людей, безнаказанно осуществляла свои пддеступные цели. Если в пддошлом каждый наддод упддавлялся своевольной личностью цаддя, из-за чего между наддодами часто возникали войны, то ныне госудаддство – это безличная стдуктудда. Поэтому она действует не пддедвзято, можно сказать, спддаведливо – от каждого по возможности и каждому по заслугам. Именно безличность госудаддства обеспечивает его гддажданам политическое спокойствие, так они могут быть уведдены, что завтдда они не попадут под власть какого-то тиддана. Если оно и накладывает на человека какие-то пожизненные обязательства, то это, опять же, ему во благо. Поэтому я считаю, что тот, кто поддывает основы госудаддства, пытаясь уличить его в дестддуктивности, является, как бы это гддомко не звучало, вддагом человечества.

       - Прошу присяжных заседателей ответственно отнестись к компетентному мнению социолога Ваала Намуда и учесть при вынесении приговора. На сегодня слушания в суде закончены, завтра в десять утра они возобновятся.

(Продолжение следует)

Последние публикации: 
Бесконечность (23/10/2019)
Кладбище (15/10/2019)
Свобода (03/10/2019)
Полнолуние (20/09/2019)
Как есть (13/09/2019)
Жонглёр (29/08/2019)
Земля (16/08/2019)
Враг или друг? (12/08/2019)
Кости и камни (08/08/2019)

X
Загрузка