ЛЕОНАРДО. Распятие

 

    
Опыт, истолкователь искусной природы,
     показывает, что эта фигура вынуждается
     необходимостью действовать только так,
     как показано на чертеже. И разум, кормило
     этой природы, подтверждает сказанное…

 

Леонардо принадлежит и другой замечательный символ человека Нового времени – столь же простой, сколь бездонный по содержанию. Тем более значимый, что его символический смысл, бесконечно утверждаемый в нашем сознании с обложек и страниц бесчисленных книг, журналов, рекламных изданий, эмблем и стандартов, остается невыговоренным. Это знаменитый рисунок человека с распростертыми конечностями, вписанного в круг и квадрат. Леонардов комментарий гласит.

«Если вы раздвинете ноги так широко, что ваш рост уменьшится на 1/14, и разведете в стороны поднятые руки так, что средние пальцы окажутся на уровне макушки, то, да будет вам известно, центр распростертых конечностей окажется в пупке, а пространство, ограниченное ногами, будет равносторонним треугольником».

Вот и все, что осознано самим художником в созданной им человекограмме, адресованной – «да будет вам известно!»всем, кто ее когда-либо увидит. Но видящие из нее черпают нечто большее, чем занимательный антропометрический факт.

Text Box:  Владеющие некоторыми сведениями из общекультурной истории геометрии, а также геометрии оккультной, а именно, помнящие, что квадрат и круг издревле служили обобщенными символами земли и, соответственно, неба, в этом рисунке усмотрят космограмму, иллюстрирующую идею тождества микро- и макрокосма. Правда, равенство человека миру здесь утверждается очень своеобразно – через совпадение их геометрических центров и границ. Количественная основа их «тождественности» – равноудаленность крайних точек распростертого тела от пупка, а углов квадрата – от лобка, а также равенство горизонтального и вертикального измерений тела. До краев мира человек «достает» раскинутыми руками и ногами, с его центром совпадая в пупке, который хотя и знаменует «первое начало» человека, но начало, конечно, биологическое. В предшествующей традиции окружности неба описывались вокруг человеческой головы, символизирующей начало менее зоологическое. Только проследив эти особенности Леонардовой конструкции, мы можем хотя бы частично осознать причину смутного беспокойства от ясного и отчетливого рисунка. Человек, трактуемый натуралистически, в мир вписывается хуже медузы – это у нее все геометрические центры действительно совпадают к жизненными.

Не Леонардо в человеческом теле открыл форму квадрата и круга – это наблюдение приводил еще Витрувий в античном своде архитектурных познаний. Леонардо – не создатель, а реставратор дохристианского мифа о человеке: римляне тоже верили, что центр человека – его пуп. И не только Леонардо иллюстрировал эту идею – известно немало других. Но именно он ей придал ту вполне завершенную символическую форму, в которой она утверждается и поныне.

Чем же этот рисунок отличается от предшествующих и последующих? Прежде всего, виртуозным мастерством, крайней выразительностью. И, далее, геометризмом, ради которого художник отказался от всякой пластики, в том числе от светотени, что нарушила бы симметрию конструкции. Кроме того, он повысил емкость рисунка, совместив две фигуры в одной. Круг и квадрат вырисовываются при разных положениях человека, и друг в друга они вписываются не вполне – не так, как в квадратуре круга –  потому что не совпадают их центры: пуп и лобок. Подобным образом в космологии Леонардо смещаются центр мира и центр стихий. Тем не менее две геометрические формы художник совместил в одной – тут-то ему и пригодились инженерные навыки. Конечности человека, соответственно двум его положениям, раздвоились еще раз, и рисунок превратился в настоящий чертеж,  в диаграмму - зримое выражение теоретического представления Леонардо о человеке.

Будучи геометрически выразительным, рисунок при том воздействует эмоционально. Перед нами человек стоText Box:  ль же экспансирующий, руками и ногами показывающий, сколько места человеку надо, (такова же экспансия и медузы) сколь и распростертый, развернутый на плоскости, анатомируемый, страждущий, распятый. Так человек не может мыслить, да хотя бы стоять, двигаться или отдыхать – это поза даже не крайней пассивности или безвольного страдания, но творимого насилия. И такого человека Леонардо сближает с Распятым – центральным символом культуры предшествующей и абсолютно для него неприемлемой.

Различие «распятий», конечно, вопиющее.

Человек на кресте – символ искупительной жертвы, символическое выражение экзистенциальной ситуации человека в мире:  физический мир – это его крест. Но как следует понимать Леонардово «распятие»? Что для определения человека могут значить извечные круг и квадрат?

Text Box:  Вспомним другую, более современную форму геометризации человека – нынешние модули и модулоры «инженерной психологии» и промышленного дизайна, человека-оператора вписывающие в ракеты, самолеты, танки, тракторы, а также в типовые жилища – «машины для жилья». Важно знать, на каком расстоянии от человека следует разместить рукоятки, пульты, экраны, потолки и подлокотники, чтобы, создав ему максимальные удобства, максимизировать требуемый полезный эффект. Как следует все соотношения привести в регулярную систему типоразмеров и модулей, чтобы при раскрое материалов минимизировать их расход? Вот где жизненно необходимы «божественные пропорции» человека. Вот где нужно не только измерять, но соизмерять человека с его миром, и, конечно, не только его размеры, но также скорость восприятия им всех раздражителей и скорость механических реакций. Наука, изучающая оператора (приемника и датчика) техносистем, совершенно всерьез называется инженерной психологией.

Человек вписывается в геометрию. Технические формы, хотя и описываются вокруг человека, ему не созвучны, не отвечают его форме, а подчиняют ее себе, внутренне оставаясь столь же ему чуждыми, столь кругу квадрат. Как «почтовые индексы» на наших конвертах остаются чужими живому письму. Нынешняя кибернетизация человека утверждает реальность, на заре Нового времени выраженную эмблемой Леонардо. Это реальность механицизма. Леонардово «Распятие» – это символ механического миропонимания,  плакатное выражение картезианского тезиса о единстве мышления с протяжением. Это человек в координатах техники.

 

X
Загрузка