Геракл. Место Геракла в системе мироздания. Зачатие и рождение. (Опыт историософско-антропологического прочтения)

 

 

 

 

1. Место Геракла в системе мироздания

 

Образ Геракла (Ἡρακλῆς) – это мифологический символ человеческого рода. Его подвиги и приключения, как и любого мифологического героя, оказываются своего рола «предчувствием» или даже «аллегорическим проектом» всемирной истории, которая, как и положено всякой истории, имеет начало и конец. Однако история эта вписана в общую картину мироздания, в круг вечного бытия, его вечного пребывания и становления от состояния Хаоса (Χάος, зияющей бездны) до упорядоченного Космоса.

Оппозиция Урана (Ούρανός неба) и Геи (Γαῖα, земли) очерчивает не только пространство как таковое, но и границы возможного для человека представления и познания, за которыми для него нет ничего, кроме не представляемой и немыслимой пустоты, мрака и ужаса Тартара (Τάρταρος), символизирующий глубинные и пока неведомые никому возможности мироздания[1].

Союз Урана и Геи дал начало второму поколению древнегреческих богов (титанов) во главе с Кроносом (Κρόνος), оскопившим своего отца Урана и олицетворяющим собою всё пожирающее время. Его жена Рея (Ῥέα) символизирует самую существенную черту времени – его текучесть как вселенскую изменчивость, которая, собственно, и оказывается в силу этого необратимым движением от прошлого к будущему через вечно длящееся настоящее.

Третье поколение богов, родившихся от Кроноса и Реи, составили 12 олимпийцев: Аполлон, Арес, Артемида, Афина, Афродита, Гера, Гестия/Дионис, Гермес, Гефест, Деметра, Зевс, Посейдон. «Первым среди равных», хотя он был самым младшим среди них, стал Зевс (Ζεύς) олицетворяет собою порядок, или закон, который выявляется (упорядочивается) лишь по прошествии определенного времени. Этому закону подчинен Космос и даже сам Кронос (время), низвергнутый в Тартар. Гера (Ἥρα, госпожа), которую часто называют хранительницей домашнего очага, олицетворяла собою отнюдь не кроткую домохозяйку, а иррациональную волю, энергию, мощь и произвол власти, не считающейся с установившимся порядком вещей, оформленным в законе.

Плодом союза Зевса и первой из шести его жен Метиды (способа существования) оказывается младший сын – Логос (λόγος, мировой разум), замышляющим отобрать власть у Зевса, но лишенный воли, присущей Гере, он никогда не может осуществить раз и навсегда свой замысел. К тому же, реализация этого плана означала бы пустую форму без содержания (бытие без воли и чувственной материи), т. е. конец, или смерть, мироздания.

В этом мире трех поколений богов и было суждено появиться Гераклу. Его жизнь и судьба (предназначение), смерть и бессмертие обусловлены, с одной стороны, Зевсом и его супругой Герой, с другой – его земным происхождением. Поэтому обстоятельства земной жизни Геракла на каждом шагу отсылают нас не столько к олимпийским богам и герою Персею, сколько к истокам мироздания, олицетворяемых самыми древними – хтоническими (букв. земляными) – богами, титанами и чудовищами, борьба с которыми и была сутью подвигов Геракла. Через рождение, жизнь и смерть Гераклу суждено было обрести бессмертие среди олимпийских богов как возможность установить свой закон вместо власти Зевса (об этом пишет Г. Гегель, ссылаясь на толкование мифов о Геракле у Эсхила и Аристофана[2]) что не исключает возможности возникновения аналога человеческого рода более высокого порядка.

 

 

2. Зачатие и рождение Геракла

 

Геракл был сыном Зевса и смертной женщины Алкмены, жены царя Амфитриона. Зевс, приняв его облик бывшего в то время на войне Амфитриона, явился к Алкмене. Пока длилась их брачная ночь, солнце трое суток не поднималось над землёй (символическое отображение неясности и длительности процесса появления человеческого рода). После возвращения мужа Алкмена родила двух сыновей[3] – смертного Ификла от мужа и полубога Геракла, при рождении нареченного Алкидом – мужественным. В день, когда Гераклу предстояло появиться на свет, Зевс поклялся в собрании богов, что младенец из его потомков, который родится в этот день, будет властвовать над Микенами и соседними народами. Однако Гера задержала роды Алкмены и ускорила на два месяца роды Никиппы – жены микенского царя Сфенела. В этот день и родился сын Сфенела, внук Персея и правнук Зевса Эврисфей. В соответствии с опрометчивой клятвой Зевса, основанной на голой логике и расчете (в мире, где есть исключения из правил, даже боги могут ошибаться), Эврисфей получил власть над Пелопоннесом. К колыбели единоутробных братьев Геракла и Ификла Гера послала двух чудовищных змей. Ификл испугался, а младенец Геракл задушил их[4].  

Примечательно, что Геракл по своей земной родословной – и по линии приемного отца (т.е. по праву), и по линии матери (по рождению) – был прямым потомком «звёздного» Персея, сына Зевса и Данаи. Таким образом, как божественное, так и земное происхождение и прямо, и опосредовано связано с именем Зевса – символом закона, по которому существует Космос. Иначе говоря, появление на свет Геракла – это не случайный, а закономерный результат существования и развития Вселенной. Сегодня такое понимание существования человека в науке принято называть антропным принципом[5].

Также обратим внимание на значение имен персонажей, связанных с появление Геракла. Смысл имён-символов, который древним грекам, создателям мифов, был очевиден в силу понимания слов родного языка, со временем всегда забывается, но именно имена позволяют приоткрыть скрытый за поэтическими образами, или метафорами, философский смысл (т.е. философемы) мифа о рождении Геракла.

Так, имя матери Геракла Алкмены (крепкая, помогающая, надежная), – это, в сущности, женский аналог первоначального имени Геракла – Алкид (мужественный), то, что Геракл унаследовал от матери. Имя приемного отца Геракла, Амфитрион, означало «окружающий с трех сторон», «принимающий», «охватывающий», «гостеприимный», «заботливый»[6]. А он таким и стал для Геракла – отпрыска Зевса: растил, учил его ездить на колеснице, воевал вместе с Гераклом, чтобы освободить Фивы от позорной дани минййцам. Когда во время очередного приступа гнева, символизирующего непрестанные войны в истории человечества, Геракл убивал собственных детей, он чуть не убил и Амфитриона, но Афина помешала отцеубийству, бросив в Геракла камень. Этим актом осуждения она мудро пресекла попытку разорения и уничтожения отчего (пусть и не совсем родного) дома и народа, приютившего посланца Олимпа.

Примечательно и имя единоутробного брата Геракла – Ификла. Оно означает осторожность (буквально «давай скроемся»), или житейскую мудрость. Несмотря на разницу в характерах, между братьями были дружеские отношения. Ификл принимал участие в ряде подвигов Геракла, удерживая брата от губительной поспешности в принятии решений, и в конце концов погиб за него в битве против сыновей Гиппокоонта, царя Лакедемона, враждовавшего с Гераклом.

Наконец, сын Ификла, Иолай, который в младенчестве едва не погиб от рук разгневанного Геракла (он хотел бросить ребенка в огонь, но Ификл его перехватил), впоследствии стал одним из многочисленных возлюбленных полубога. В этом факте нередко видят лишь некую «клубничку», а между тем понятия возлюбленный и любовник (сексуальный партнер) в Греции, например, в Спарте, строго различались: первое было почетным для обоих, второе – строго каралось вплоть до смертной казни. Вот почему Гегель писал: «Греческая любовь к мальчикам еще мало понята <…> она указывает на то, что должен был родиться новый бог»[7].

Не зная символики имен двоюродного брата Геракла Эврисфея, и особенно Геры, мы совершенно не поймем глубинный смысл подвигов Геракла, ограничившись восприятием лишь внешних обстоятельств и действий героев, сводя всё к ревности супруги Зевса и ее желанию - через козни его внебрачному сыну - отомстить мужу за его любовные утехи «на стороне». Как уже было сказано, имя Гера (Ἥρα, госпожа) символизирует волю к могуществу и власти. Именно от этого корня образовано и имя героя –Геракл, что буквально означает «Слава Геры». Как совместить это с кознями Геры и подвигами самого Геракла? Уж точно не мазохизмом героя. Речь идет о том, что путь к бессмертию и, может быть, к власти на Олимпе мог быть пройден Гераклом лишь при условии преодоления им многочисленных препятствий и решения проблем, порожденных земными стихиями, богами второго поколения (титанами) и сопровождавших их чудовищ. Для этого Гераклу нужна была воля Геры и одновременно способность к ее укрощению – контролю над своими плотскими желаниями и подавлению эмоциональных аффектов, чтобы направлять свою волю к бытию в нужное для конечной цели русло. Помощником Геракла в этом деле была богиня мудрости Афина, действовавшая в том числе и через возлюбленных героя, например, Иолая, который приносил свои жертвы именно на алтарь Афины.

Гера своими «кознями» и даже молоком (силой воли), из брызг которого образовался Млечный путь, закаляла волю Геракла в борьбе с хтоническими стихиями, чтобы в результате он мог быть не только полубогом, но и первым на Олимпе богом, достойным преемником Зевса. Высокая цель и весьма суровые средства ее достижения – вот суть отношений Геракла со своей мачехой. Уже первое испытание, посланное Гераклу, – две змеи в колыбели новорожденных символизировали коварство случайных (внутренних и внешних) обстоятельств, грозивших поставить крест на исполнении предназначения и самой жизни человеческого рода.

Гера действовала не только непосредственно, но главным образом через родившегося раньше (по ее воле), чем Геракл, его двоюродного брата Эврисфея: самые главные подвиги были совершены Гераклом по его приказу, но не им придуманы (он был для этого слишком глуп, слаб и труслив). Гера являлась Эврисфею во сне и сообщала о новом испытании для Геракла. 

Имя Эврисфея буквально означает «обширная и пустая сфера», которая и очерчивала область деятельности Геракла. Ускорив рождение Эврисфея и задержав появление на свет Геракла и Ификла, Гера тем самым подготовила для героя сферу его будущей деятельности. С одной стороны, природное пространство жизнедеятельности (среда обитания) требовало («приказывало») от Геракла воли к жизни в условиях враждебной ему природы. С другой стороны, само по себе пространство бессильно и ничтожно, поэтому Эврисфей действует не самостоятельно и всего боится, в том числе приносимых Гераклом трофеев, например, пса Цербера.

 

 

[1] Только в VI веке до РХ (уже в рамках философии, выросшей из мифа) появляются понятия бытия и его «иного» – небытия, позже представшие в монотеизме как оппозиция посюстороннего и потустороннего миров, над «схваткой» которых стоит Бог как их единство, относительно которого мы ничего не можем знать, кроме своей тождественности с Ним как способа конечного (ограниченного) существования, не возможного вне Его бытия.

[2] Гегель Г. Философия религии. – М.: Мысль, 1977. Т. 2. С.135.

[3] Двойня в древности толковалась так: первый родившийся ребенок был от отца, второй – от бога.

[4] Здесь и далее, если нет ссылки на иной источник, все мифы о Геракле изложены на основе статей в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и В.А. Эфрона, энциклопедическом словаре «Мифы народов мира» в 2-х томах, а также статьи о Геракле в Википедии.

[6] Все переводы или толкования имен, а также их этимология здесь и далее сделаны на основе материала, содержащегося в Древнегреческо-русском словаре Дворецкого, а также с помощью программы перевода древнегреческих слов на русский язык на сайте.

[7] Гегель Г.В.Ф. Из афоризмов Иенского периода. Пер. В.А.Рубина. – М., 1973. Т.2. С.552.

Последние публикации: 

X
Загрузка