Гегелевская концепция разума как преодоления помешательства

 

 

Человек сам себя назвал homo sapiens, то есть «человек разумный». Однако вся история человечества и его настоящее дает нам бесконечное множество примеров помешательства разной степени и масштаба: от индивидуальных психических отклонений до массового безумия целых народов на религиозной, национальной, политической почве, а также на основе каких-либо «модных трендов» в искусстве, спорте, шоу-бизнесе, масс-медиа. Да и «плоды просвещения», а точнее, издержки научно-технического прогресса (создание оружия самоуничтожения человечества, экологические и генетические последствия или так называемый трансгуманизм, т.е замена человеческих органов на якобы технически более совершенные), заставляют вспомнить слова средневекового философа Фомы Аквинского: «Человеческий разум в сравнении с Божественным есть безумие» и усомниться в правоте Г. Гегеля, утверждавшего, что «всё действительное разумно; всё разумное действительно».

А между тем Гегель, отвечая на недоуменные вопросы по поводу своего тезиса, уточнял, что далеко не всё, что существует, действительно, что в мире много фальшивого, неистинного, не соответствующего своему понятию и что действительное (а, стало быть, разумное) становится таковым лишь через преодоление неразумного. Это в полной мере относится и человеческому разуму. Более того, только человек «имеет, так сказать, привилегию на сумасшествие и безумие».

Гегелевская трактовка человеческого разума как перманентного преодоления помешательства, точнее, неспособности это делать, во многом объясняет те странности и даже ужасы человеческой истории, о которых было сказано выше. Кроме того, она наглядно показывает по каким слабым местам человеческой психики бьют стратеги и тактики так называемых информационных войн, результатом которых оказываются «цветные революции», террористические образования, манипуляция поведением огромных масс людей. «Просвечивает» она и социопатическую (людоедскую) психологию самих стратегов, которые своей алчностью провоцируют мировые, локальные и гражданские войны. Безумие масс – это прямое следствие помешательства верхов.

По Гегелю, становление человека действительно разумного связано с необходимым преодолением силой его воли и разума, силой духа сугубо природного, в том числе различных видов помешательства, латентно присущих каждому,  обусловленных его телесным существованием, его слабостями и болезнями. Бессилие и пассивность абстрактного «Я» чреваты тем, что оно «утрачивает способность ставить все привходящее в душу на надлежащее место». В этом случае человек отдается во власть своим субъективным представлениям, замыкается на себе самом, или погружается в себя, что приводит к раздвоенности сознания, когда в нем образуются как бы два центра: остаток рассудочного сознания и безумные представления. Именно эта замкнутость на себе людей, склонных к помешательству, при раздвоенности их сознания создает немалые трудности в общении с ними: как правило, внешне они вас слушают, но не слышат; они как будто находятся в другом мире.

В изложении процесса углубления и преодоления помешательства Гегель следует своей излюбленной схеме, так называемой «триаде»: 1) слабоумие, бестолковость и рассеянность; 2) тупоумие; 3) безумие.

1. Слабоумие – это совершенно неопределенное погружение в самого себя, как правило, связанное с какими-то врожденными либо приобретенными недугами. Бестолковость – это неспособность сосредотачиваться на каком-либо предмете, произвольность перехода от одного предмета к другому, что часто выражается в пустой болтливости. Рассеянность же есть погружение в совершенно абстрактное самочувствие и, как следствие, незнание того, что человека непосредственно окружает и что происходит рядом с ним.

2. Вторая форма помешательства – тупоумие – наиболее коварна. В отличие от первой ступени с ее неопределенностью в содержании мыслей, при тупоумии «замкнутость природного духа в себе получает определенное содержание». Это содержание превращается в навязчивое представление (эдакий «пунктик» или «таракан в голове»), в который погружается еще не вполне овладевший собой человеческий дух.  

Как правило, это душевное состояние (замыкание в своей субъективности) проистекает из-за недовольства человеком действительностью, навязчивого представления об отвратительности жизни вообще. Из этого душевного состояния нередко развивается непреодолимое влечение к самоубийству. Вместе с тем страсть тщеславия и высокомерия (вплоть до представлений о себе, как о повелителе, определяющем судьбы людей, богоизбранном спасителе мира или даже боге, карающим недостойных) бывает «причиной этого полного погружения души в самое себя, поэтому тупоумные - наряду с извращенностью их сознания в отношении одного пункта - в то же время располагают и хорошим, последовательным сознанием, правильным пониманием вещей и способностью к разумному поведению (…) Этим, а также недоверчивой сдержанностью поведения тупоумных объясняется то, что иногда сразу нельзя распознать тупоумного как такового».

Такой человек чувствует себя хорошо только в кругу своих субъективных представлений. При таком поведении скоро может возникнуть полное тупоумие. В этом отшельническом сознании человек легко приходит к тому, чтобы из самого себя создать для себя какое-либо содержание и это чисто субъективное рассматривать и фиксировать как нечто объективное. Причем у тупоумного нет никакого осознания противоречия, существующего между его навязчивым представлением и объективностью. Только сторонний, разумеется, нормальный человек может фиксировать это противоречие; сам тупоумный нисколько не терзается чувством своей внутренней разорванности, если только он не «переключается» на третью ступень помешательства – безумие.

3. Безумие может быть вызвано тем, что человека постигает какое-либо большое несчастье, - каким-либо потрясением в индивидуальной жизни человека или тем, что общее состояние мира подвергается насильственному перевороту, например, революцией, войной, стихийным бедствием и т.п. В этих ситуациях индивидуум всей своей душой живет исключительно в прошлом и вследствие этого становится неспособным ориентироваться в настоящем, которое, как он чувствует, его отталкивает и в то же время связывает. Причем – в отличие от тупоумного – безумный человек, как правило (особенно в минуты просветления), осознает свое безумие и страдает от этого.

Конечно, у каждого человека бывают мимолетные настроения озлобления и вспышки гнева, однако нравственный или по крайней мере умный человек умеет подавить их. У безумцев же озлобление часто превращается в настоящую манию вредить другим и даже во внезапно пробуждающееся неудержимое стремление к убийству, желанию лишить жизни даже тех, кто до того был ими нежно любим.

Лишь только через подчинение духа самому себе, преодоление, или диалектическое отрицание, им трех ступеней помешательства возможно восхождение от еще природной, просто чувствующей души к действительно человеческому разуму как таковому.

 

Список литературы:

Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Том 3. Философия духа. - М.: Мысль, 1977. С.183-193.

 

X
Загрузка