Эстетика и чувственное познание (3)

 Предыдущие выпуски 

1.7.Чувственное восприятие. Выше мы вкратце рассмотрели, каким образом рождается воспринимаемая форма. Теперь рассмотрим природу возникновения отношения к воспринимаемой форме – второй уровень восприятия.  У мухи это отношение «зашито» в алгоритмах инстинктивного поведения. Но как вообще могли возникнуть такие алгоритмы? Только в результате взаимодействия миллионов поколений мух с реальностью.

     Если не принимать вариант божественного вмешательства, то мы вынуждены признать, что существует механизм передачи индивидуального опыта организма по наследству, то есть механизм «зашивания» этого опыта в генетическую память. Так, например, способность человека к высокоразвитой речи, по-видимому, является врожденной. Исходя из этого, мы можем оценить, что речевой центр человека в мозге сформировался за несколько десятков тысяч поколений. Это исключает возможность «случайного» механизма образования столь высокоорганизованной материи.

     Не с этим ли связан эффект Флинна, согласно которому средний коэффициент интеллекта IQ человечества возрастает примерно на три пункта (три процента) за  десять лет? (Эта тенденция сохраняется в течение семи десятилетий с момента начала исследований).

     Итак, отношение к реальности формируется из взаимодействия с реальностью, из практики (конкретного организма или предшествующих поколений). Познание мира через органы чувств в принципе не может быть полным вне практики. «Вещественные» свойства материи нельзя получить, не взаимодействуя с вещами. Такие важные представления как предметность, пространственность, причинность, случайность, – познаются через практический опыт. Информация о свойствах вещей, закрепляется в восприятиях, а двигательные навыки – в так называемых сенсомоторных схемах, включающих в себя восприятие, ориентированное на действие, само действие, восприятие результата, действие корректирующее результат, если оно необходимо, и т. д. Такие схемы реализуются автоматически благодаря действию соответствующих программ, закрепившихся в результате многократного повторения (ходьба, бег, танец, различные трудовые и спортивные действия). Существенно то, что новые знания о вещах, полученные в результате практического опыта, фиксируются в традиционной, испытанной временем форме – в форме восприятия. Восприятие вещи обогащается новыми измерениями, в которых отражаются те или иные аспекты взаимодействия человека и вещи.

     Человеку нет необходимости в рассуждениях типа: «На меня летит предмет. По виду –  камень. Он твердый. При соударении с моей головой камень может причинить боль. Следует избежать соударения. Для этого следует наклонить туловище вправо. Выполняем». Реально, понимание ситуации возникает одновременно с восприятием летящего предмета, а двигательная реакция возникает автоматически. Человек чувствует, как ему следует поступать в данной ситуации.

     Большой опыт превращает руки в удивительный инструмент – «думающие» руки, работающие как бы сами по себе. Их хозяин может рассказывать анекдоты, а они продолжают лепить горшки,  вязать, ткать, тесать, управлять механизмами... И в этом случае человеком управляет чувство, в котором аккумулирован огромный практический опыт и трудовые навыки (гл. 4).

     Выше (п. 1.2) было отмечено, что отношение к реальности есть необходимое условие активности организма. В чем проявляется отношение к воспринимаемой реальности у человека? Ответ очевиден: в чувствах. Восприятие обогащается чувственной составляющей, которая непосредственно управляет действиями человека, делает их целенаправленными. Возникает целостный процесс так называемого чувственного восприятия.

   1.8. Эмоции – это категория чувств, которые даны человеку от природы. Посредством  эмоций кодируется важнейшее отношениечеловека (животного) к реальности – отношение значимости информации, поступающей в виде восприятий. Тем самым эмоции организуют активность организма таким образом, чтобы оптимизировать его действия в той или иной ситуации, другими словами, эмоции играют приспособительную роль. Процесс приспособления организма к возникшей ситуации характеризуется переживанием, так называемых эмоциональных состояний.

     Эмоциональные состояния включают в себя широчайший круг физиологических явлений и сопровождаются изменениями почти во всех показателях жизнедеятельности организма. Эмоциональные центры в большом количестве находятся в таламусе (зрительных буграх), гипоталамусе, гиппокампе (тесно связанном с механизмом памяти), подкорковых структурах мозга, в древней коре и во многих областях коры больших полушарий. Столь разветвленная система эмоциональных центров связана с множеством функций и многогранным действием эмоциональных состояний на организм. Они играют  роль наблюдателей, часовых, передовой охраны, чрезвычайно активизируют познавательные процессы, мобилизуют (демобилизуют) организм к предстоящей борьбе (к нормализации жизнедеятельности). Вопрос об эмоциях чрезвычайно широк, поэтому мы затронем только некоторые его аспекты, непосредственно связанные с нашей тематикой.

     Во-первых, механизм эмоций обеспечивает многократное повышение глубины и скорости запоминания информации. Сила эмоций пропорциональна важности информации. В ситуации смертельной опасности отрицательные эмоции предельно высоки. Образы, воспринимаемые в эти моменты, «впечатываются» в память на всю жизнь. Таким образом, в основе эмоций – механизм познания реальности. Результат познания – значимость образов и ощущений (или их совокупностей) для организма.

     Во-вторых, механизм эмоций сообщает восприятию направленность и избирательность, посредством функций внимания и сосредоточения. Благодаря совместному действию этих двух факторов организм переходит на качественно новый вид информационной связи с окружающей средой: он приобретает способность не только более глубоко оценивать настоящее, но предугадывать будущее. Эмоциональная окраска восприятия в этом случае называется  предчувствием.

     Механизм предугадывания примерно следующий. Усиленная эмоциями память фиксирует связи образов и ощущений, а также соответствующие связи событий, сопровождавших эмоцию. Если впоследствии мозг фиксирует аналогичную структуру образов (ощущений), то память воссоздает образы событий, вызвавших эмоцию. В организме начинаются процессы эмоциональной адаптации – мобилизации к предстоящим событиям. «Обжегшись на горячем молоке, дуют на холодную воду».

     Предсказывание (предугадывание) будущего при помощи эмоций носит вероятностный характер, что нашло отражение в поговорке о горячем молоке. Эмоции кодируют определенные отношения и связи между образами (событиями) и на этой основе мозг фиксирует соответствующую модель реальности, имеющую ту или иную значимость для организма. Любая модель приблизительно отражает реальность, что сказывается на точности предугадывания. Поднося к губам чашку с холодной водой, человек получает эмоциональный сигнал об ожоге, случившемся в аналогичной ситуации, и начинает дуть на воду. Эмоция не отражает и не может отражать возможные свойства содержимого чашки. Механизм эмоционального восприятия образов, по сути, представляет собой адаптивный фильтр, выделяющий определенные стороны восприятия, связанные с предшествующим опытом и, прежде всего, – значимостью тех или иных событий. Мозг создает модель ситуации, которая лежит в основе модели поведения, адекватной данной ситуации. Как показывает опыт, несмотря на вероятностный характер этой модели, тонко чувствующий и эмоционально богатый человек способен предчувствовать будущее в самых начальных его стадиях, в едва наметившихся тенденциях.

     Эмоции имеют длительную эволюционную историю. Эмоциональный стимул – простой и красивый механизм, организующий приспособительную деятельность животного: природа подобно дрессировщику награждает (наказывает) животное положительными (отрицательными) эмоциями, если его действия приводят к удовлетворению потребностей или помогают избежать опасности (или наоборот). Кроме того, отрицательные эмоции (роль которых особенно высока) обладают огромным мобилизующим действием, способствующим преодолению трудностей и выживанию особи.

     Особенность человека по сравнению с животным состоит в том, что любая информация (в том числе – «разумная»), будучи воспринятой, приобретает эмоциональную окраску, (если она не совершенно нейтральна). Сила эмоций однозначно не связана  с потребностями, хотя эта связь несомненна. Но столь же несомненна связь эмоций с основными инстинктами и ощущениями. 

     Эмоции, будучи включены в общую структуру интеллекта, находятся в тесном взаимодействии с системами восприятия, мышления и совокупным опытом. При этом эмоции вращиваются в чувства (гл. 4), выполняя важнейшую функцию: эмоции реализуют связь между инстинктами (бессознательным) и сознанием.

     Эмоции в «чистом» виде, без влияния восприятия, опосредованного мышлением, суть проявления бессознательных механизмов, заложенных природой. Таковы эмоции, имеющие приспособительную функцию на уровне ощущений, позволяющие выделить вкусные и полезные продукты, привлекательные запахи (и наоборот). Эмоции на уровне адаптационного процесса (стресса) уже «загрязнены» влиянием сознания, в частности, воли. Эмоции, имеющие поведенческую функцию (стремление к цели, оптимизация поведения) тесно связаны с мышлением и опытом. В «чистом» виде они проявляются в экстремальных ситуациях, когда поведение переходит под управление инстинктов (страх, ярость). В других случаях существенную роль играет информационный аспект ситуации: неизвестность, неопределенность, непредсказуемость, противоречивость. В этих случаях сила эмоций зависит от величины дефицита информации и уровня потребности в ней. И, наконец, эмоции, возникающие при внутреннем конфликте, фрустрации, имеют весьма опосредованное отношение к приспособлению, поведению, потребностям или информации (конфликты между целью и средствами, необходимым и возможным, возможным и действительным, ожидаемым и осуществляемым, мечтой и реальностью).

     Впрочем, внутренние конфликты могут возникать и на более низких уровнях, вплоть до инстинктивного (бессознательного) – между агрессивностью и альтруизмом, страхом и яростью.

     Другими словами, в большинстве случаев проявление эмоций «загрязнено» работой разума: эмоции переходят в чувства. Человек цивилизации с детства приучается подавлять эмоции и совершенствовать чувства (гл.4). С другой стороны, чувства «загрязнены» эмоциями, точнее чувства имеют эмоциональную составляющую. Поскольку эмоции связаны с глубокими структурами мозга, то они сопровождаются физиологическими процессами, проявляющими себя в виде ощущений (вследствие изменения гормонального фона). Эмоции порождают новый класс внутренних ощущений, имеющих не информационную, а физиологическую природу – эмоциональные ощущения. Эти же ощущения, хотя бы частично, переходят в чувства.

     Сильные эмоции могут приводить к длительным эмоциональным состояниям, имеющим компенсаторную или адаптационную функцию (стресс, ненависть, чрезмерная любовь, тревожность), но это уже область психопатологии.

     «Мудрая» эволюция выработала еще один эмоциональный механизм, прямо не связанный ни с потребностями, ни с инстинктами. Это – чисто познавательный механизм любопытства, обеспечивающий интенсивное усвоение знаний и навыков. Ведь роль познания в эволюции ничуть не меньше роли пресловутых «основных инстинктов».

    По-видимому, в эмоции любопытства проявляется инстинкт познания, присущий всем высшим животным, а в особенности – человеку. С того момента, как эволюция изобрела любопытство, ведущей тенденцией развития стала не агрессивность, не способность к размножению, не выживаемость, а интеллектуальность. Выживаемость и рост популяции обеспечивались, прежде всего, интеллектом: саблезубый тигр не имел никаких шансов, по сравнению с умной крысой.

     Возникновение инстинкта познания привело к образованию нового способа сосуществования животных в виде сообщества – стада. С этого времени начинается так называемый гиперболический рост популяции, когда прирост пропорционален не численности, как в экспоненциальном росте, а квадрату численности популяции. Другими словами, выживаемость отдельной особи возрастала по мере роста численности популяции. В работу включилась социальная организация жизни.

     Столетняя старушка, давно забывшая о существовании фрейдовского либидо, а тем более – о Танатосе, все так же часами просиживает у телевизора или с любопытством выглядывает в окошко. Человека можно лишить почти всего, и он будет жить. Но если его полностью лишить притока внешней информации, то он очень быстро перестанет быть человеком (потеряет рассудок). Потребность человека в переработке информации выше, чем любая другая потребность, включая потребность в пище. Отсутствие интереса к жизни – тяжелейшее психическое расстройство, сопровождающееся потерей смысла и ценности жизни. Так может быть, инстинкт познания связан с инстинктом самосохранения? А смысл жизни – в познании жизни?

     С информационной точки зрения эмоции представляют собой алгоритм переработки информации, полученной из совокупности ощущений и восприятий, причем данный алгоритм обеспечивает оценку значимости этой информации для организма, включение соответствующих поведенческих программ и мобилизацию  необходимых функций организма. Очевидно, что формирование такого алгоритма возможно на основе эволюционного видового опыта, закрепленного в инстинктах и физиологических механизмах, а также – индивидуального опыта, зафиксированного в памяти. Эмоции, таким образом, тесно связаны с восприятием. Фактически, имеет место единый процесс эмоционального восприятия, поскольку воспринимаемые образы «сшиты» с алгоритмами переработки информации, лежащими в основе эмоций.

     Тесная связь восприятий и эмоций подтверждается тем, что образы представлений, вызванные из памяти, порождают соответствующие эмоции и наоборот – эмоция изменяет характер восприятия образа.

X
Загрузка