Аутизм как гениальность и глобальная катастрофа

 

 

 

В этой статье я вообще не касаюсь природы так называемого детского аутизма. Это дело родителей, родственников, медиков, психологов, педагогов, социальных работников и чиновников, отвечающих за решение вопросов, связанных с детским аутизмом. Я пишу об аутизме как о философской проблеме.

Чаще всего аутизм определяют как состояние, характеризующееся преобладанием замкнутой внутренней жизни, активным отстранением от внешнего мира, бедностью внешнего выражения эмоций. Аутист – это не шизофреник и не избалованный самовлюбленный эгоист. Это преимущественно генетически обусловленный тип человека и личности с особым мировосприятием, миро- и самочувствованием, со своей философией и отношением к другим людям – как ближним, так и дальним.

Даже поверхностное ознакомление с медицинской литературой, работами психологов об аутизме и материалами в СМИ позволяет составить некий усредненный портрет аутиста. Но именно в силу уникальности этого типа личности усредненный портрет весьма далек от действительности, так как, может быть, самая характерная его черта – неожиданность, непредсказуемость и нестандартность в словах и поступках.

Но все же некоторые общие признаки, или силуэт, аутиста обозначить можно. Как правило, он не делает грамматических ошибок, даже в мелочах стремится к совершенству (перфекционист), почти никогда не улыбается и не понимает наших шуток. Аутист чрезвычайно раним, обидчив, его не покидает чувство тревоги, внутреннего дискомфорта в сочетании с манией величия. Всю бесконечность бытия и даже самого Бога он обнаруживает в себе самом.

Впрочем, «возможны варианты». Так, абсолютный аутист российский математик Григорий Перельман, отказавшийся и от членства в Российской Академии наук, и от премии в $1 млн (аналога Нобелевской премии в математике), якобы доказал, что Бога нет. Хотя уже двести с лишним лет назад другой аутист, И. Кант, показал «почти на пальцах», что бытие Бога не нужно ни доказывать, ни опровергать. В него можно только верить или не верить. Кому что потребно.

На мой взгляд, самая большая драма аутиста в том, что он не способен чувствовать других так, как чувствуют эти самые «другие». При этом очень хорошо их понимает, видит «насквозь», дает им предельно точные определения. Аутист думает, что от него ждут эмоций, а на самом деле «другие» хотят от него такого же участия, какого он сам ждет от «других». Участие – это не эмоция, а деятельность.

Аутист предпочитает быть один на всем белом свете, но нуждается в других, поскольку сам факт существования других подчеркивает его трагическую одинокость, уникальность (единичность), персональную бого- или «дьяволоизбранность». Мир дан аутисту лишь для того, чтобы его использовать. Как одноразовое резиновое изделие, которое после этого не жалко выбросить в мусорный бак. Ему все должны, а он может лишь милостиво принять чей-то «должок». Требуя к себе бережного отношения, аутист – при полном равнодушии, презрении и нередко безжалостном отношении к другому – не выполняет обещаний и не способен испытывать чувство вины за причиненный другому вред. Это, как говорится, эмпирически установленный факт, а не субъективная оценка.

Среди аутистов есть философы и ученые, музыканты и художники, политики и сказочники. Вот лишь некоторые имена аутистов-гениев: Леонардо да Винчи, Ньютон, Моцарт, Кант, Шопенгауэр, Петр Чаадаев – прототип Онегина, Чацкого и Печорина, Кьеркегор, Ницше, Витгенштейн, Ван Гог, Эйнштейн, Мария Кюри, трагический сказочник Ганс Христиан Андерсен, автор совсем не детской сказки «Алиса в стране чудес» Льюис Кэрролл, Шостакович, дирижеры Герберт фон Караян и Евгений Мравинский, «принц теноров» Франко Корелли, создатель покемонов Сатоси Тадзири.

Без творчества гениев-аутистов, их провокационной и провоцирующей роли в истории человечества наш мир был бы совсем другим. Скорее всего – невыносимо скучным, блеклым, хотя и более умиротворенным, чем есть. Но что происходит с миром, когда им начинает править аутист?

А происходит с ним ровно то, что мы наблюдаем сегодня: разрушение двуполярного мира после распада СССР и последовавшее за этим сползание мира к третьей мировой войне и ядерной катастрофе. Суть американской политики по созданию однополярного мира – государственный аутизм. Перенесите психологический портрет аутиста, который нарисован в начале статьи, на США как субъект мировой истории – и вы получите исчерпывающее описание сущности внутренней и внешней политики этого государства за двести с лишним лет.

Собственно, США – это и есть государство-аутист. Оно и создано на основе философии и идеологии аутизма. То, что автором Декларации независимости 1776 г., без которой не было бы и американской конституции 1787 г., был типичный аутист Томас Джефферсон, – это даже не символично. Это генетика. Недаром его называют «отцом» американской демократии. Правда, была и «мама» – англо-саксонский ростовщический капитал, представленный сегодня частной компанией – Федеральной резервной системой, печатающей по своему произволу триллионы и триллионы долларов, но это тема отдельного разговора.

 Принципиальное отличие американской конституции от российских и советских основополагающих документов, начиная с жалованной грамоты дворянству Екатерины II 1785 г., Манифеста 1861 г. об отмене крепостного права, Манифеста 17 октября 1905 года (тогда была создана Государственная дума и легальные политические партии) и заканчивая аж пятью (1918, 1924, 1936, 1978, 1993) конституциями ХХ века, состоит в следующем. Все наши «конституции» – это «жалованные грамоты» народу от имени государя (неважно, своего доморощенного, заграничного или заокеанского, единоличного или коллективного). Американская же конституция адресована не гражданину, а государству как запрет вмешиваться в деловую и частную жизнь гражданина. Что иное могли сочинить аутисты? Другой вопрос – соблюдается ли американская конституция в самих США?

К слову сказать, из 44 американских президентов классическим аутистом был еще и Авраам Линкольн, при котором в результате Гражданской войны между Севером и Югом США приобрели очертания, близкие к сегодняшним.

100%-ным аутизмом является и печально известная (конечно, для всего мира, кроме США) доктрина президента Джеймса Монро (1823), положившая начало американской экспансии. Суть доктрины – провозглашение американского континента зоной, закрытой для вмешательства европейских держав. Почти ничего за 200 лет не изменилось. И сегодня любой американский политолог (даже если это выпускник исторического факультета МГУ Николай Злобин) будет называть американский военный и экономический экспансионизм «всего лишь» здоровой «конкуренцией национальных интересов».

Но какая может быть «здоровая конкуренция», если военные расходы США превышают военные расходы всех остальных стран вместе взятых, а доллар всё последнее столетие фактически является единственной в мире валютой: евро, фунт стерлингов, йена, юань и даже золото – уже или пока (!) всего лишь видимость такой валюты, поскольку привязаны к доллару. Собственно, печатный станок – это самая доходная отрасль США, позволяющая тратить так много денег на армию и науку.

Весьма примечательна в свете обозначенной темы и такая фигура государственного департамента США, как Дженнифер Псаки. После ее ухода в отпуск в связи с родами о ней стали понемногу забывать, но еще несколько лет назад она была главной героиней всех российских телевизионных и интернет-пародий. А между тем Дженнифер Псаки – это еще один (или одна) почти клинический аутист американской внешней политики. Недаром академик Сергей Глазьев сказал о ней, что она – далеко не дурочка, а высококлассный профессионал своего дела. Именно аутизм Псаки позволял ей, как говорится, «не напрягаясь» и ничего из себя не изображая, демонстрировать и отстаивать основные принципы внешней политики США.

Только в государстве-аутисте мог родиться подсказывающий зрителям, в каком месте надо смеяться, «смех за кадром», сопровождающий американские кинокомедии и юмористические телешоу, вызвавший у нас, тогда еще советских телезрителей, прямо-таки оторопь в конце 80-х годов, и, конечно, знаменитая «голливудская», натужно-фальшивая улыбка в самых не подходящих для улыбок ситуациях.

Но, как говорил Аркадий Райкин, «смех смехом, но могут быть и дети». А дети всего мира уже четверть века рождаются и растут не в роддоме и домах. Они «рождаются» и «растут» в Сети. Созданный по заданию министерства обороны США, Интернет стал тем, чем он стал, благодаря (если уместно здесь это слово) гению-аутисту Биллу Гейтсу, официально – самому богатому человеку на планете.

Именно Сеть привела к появлению особой категории людей, которых в Японии называют «хиккикомори» (сокращенно «хикки»), что означает буквально «живущий в социальной самоизоляции». Образ жизни хиккикомори на данный момент не признается психическим расстройством. Хикки почти независим от вещей, кроме, пожалуй, компьютера и Интернета.

Но дело не в наличии компьютера и Интернета. Дело в том, что для этой категории людей они не средство, а цель и смысл жизни. Всё остальное для него имеет десятистепенное значение. Фактически человек превращается в придаток и «тело» Сети. Не он использует Интернет, а Сеть использует его. Надо ли говорить о том, что всё чаще и чаще мы имеем тут не природный, а, так сказать, приобретенный аутизм, явно, без проблесков гениальности. В своей массе хикки – это посредственные клоны гения-миллиардера Билла Гейтса.

Создатель Майкрософта подбирает в свою команду именно аутистов. Как говорится, гению виднее, а вот то, что Билл Гейтс финансирует работы (в том числе на черноземе Украины) по производству генетически измененных растений, – это уже головная боль всего человечества, а соседней с Украиной России – тем более. Есть предположение, что ГМО-продукты привели к резкому росту рождаемости детей-аутистов. Если в эпоху натуральных продуктов рождались лишь 2 человека на 1000, то сегодня эта цифра выросла до 1 человека на 63 новорожденных. При этом  число гениев на планете не увеличивается. Видимо, у природы есть какой-то лимит на них, так сказать, своя «константа». А вот детей проблемных становится всё больше.

 «Богатейший» человек на планете входит в число того самого 1% самых богатых людей планеты (а это 62 семьи, из которых только 17 живут за пределами США), владеющий собственностью не менее той, которой владеет половина всего человечества, т.е. свыше 3,5 миллиарда человек. И это, конечно, еще не предел расслоению и поляризации. Человечество, таким образом, живет на бочке с порохом, балуясь при этом ядерными спичками. Таков на сегодняшний день промежуточный итог политико-экономического и идеологического аутизма и одновременно реализация на практике аутической модели мироздания.

Что будет завтра?

X
Загрузка