Английский вопрос в философии «людей сороковых годов»

Соавтор: Холли Батти

 

Я взошел на Английский берег с веселым изумлением, я оставил его с грустною любовью.

Алексей Степанович Хомяков

 

 

Сороковые годы XIX века в истории русской философии занимают особенное, исключительное место. Настолько исключительное, что протоиерей Георгий (Флоровский) в своей работе «Пути русского богословия» определил тридцатые и сороковые годы XIX века как время «философского пробуждения»[1]. Безусловно, это было не совсем «пробуждение», поскольку философия в России была и до того, но именно в этот период на горизонте русского бытия отчетливо засияла заря грядущего религиозно-философского ренессанса. Николай Александрович Бердяев в работе «Русская идея» отмечает: «40-е годы были эпохой напряженной умственной жизни. Много даров было дано в то время русским»[2]. Именно с «людьми сороковых годов», их историософскими спорами связано формирование оригинальной русской философской культуры, а, как указывал в изданной в 1840 г. работе «Введение в философию» Василий Николаевич Карпов, «философия особенно полезна, когда она имеет характер национальный»[3].

Особенное место в ряду современников занимает философ-славянофил, публицист Алексей Степанович Хомяков. Одной из центральных тем его философского творчества была проблема истории. В ней, по Хомякову, проявляется борьба двух начал: свободы и необходимости. Н.А. Бердяев пишет: «Тут обнаруживается, что самым главным и дорогим была для него свобода. Необходимость, власть вещественности над духовностью – враг, с которым он всю жизнь боролся»[4]. Как представляется, с историософской проблематикой в философии А.С. Хомякова напрямую связаны размышления о сущности, идее народа. В 1848 г. А.С. Хомяков опубликовал небольшое сочинение «Письмо об Англии»[5]. Нужно отметить, что из всех европейских стран привлекала его больше всего именно Англия, которую русский философ посетил в 1847 г. вместе с женой и двумя старшими детьми.

 

                                                      Алексей Хомяков. Автопортрет. 1842 г.
 
 

Необходимо указать, что английский вопрос в русской философской культуре XIX века занимал одно из важнейших мест. Так, например, размышления об Англии можно обнаружить уже в творчестве Александра Сергеевича Пушкина. Тема Англии волновала Петра Андреевича Вяземского, Петра Яковлевича Чаадаева, Александра Ивановича Герцена, Ивана Сергеевича Тургенева.

Особенно стоит отметить характеристику англичан, предложенную архимандритом Феофаном (Авсеневым) в работе «Из записок по психологии». По Авсеневу, «англичане представляют собою перевес мысли над чувством, мысли, углубленной в саму себя»[6]. Если в отношении России Авсенев пишет, что ее «ровное местоположение» способствует «слиянию племен», а потому «Россия в отношении к Западу представляет противоположность», поскольку «там большею частию мелкие государства, отделенные одно от другого самою природою»[7], то относительно Англии  он указывает, что «уединенность их острова и мрачность природы образовали в них характер меланхолический, самозамкнутый»[8]. Действительно, бескрайность русского пространства напрямую соотносится с особенностью русской культуры. Н.А. Бердяев в «Русской идее» пишет: «Есть соответствие между необъятностью, безгранностью, бесконечностью русской земли и русской души, между географией физической и географией душевной. В душе русского народа есть такая же необъятность, безгранность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине»[9]. Иван Александрович Ильин отмечает, что из этой необъятности и проистекает все русское бытие: «Русскому человеку свобода присуща как бы от природы. <…> Эта внутренняя свобода чувствуется у нас во всем: в медлительной плавности и певучести русской речи, в русской походке и жестикуляции, в русской одежде и пляске, в русской пище и русском быту. Русский мир жил и рос в пространственных просторах и сам тяготел к просторной нестесненности»[10]. Естественно, что замкнутость и уединенность Британских островов должны были сформировать совершенно иной тип культуры. Авсенев пишет об англичанах: «Эгоизм их отпечатлевается и на самой вере их, которую англичане создали сами из соединения реформаторской и римской. В науках у них обращено внимание преимущественно на положительное: причина этого также местная. <…> Поэзия англичан имеет характер глубокий, величественный, но любит описывать более действительное, нежели теряться в идеальном. В обращении с другими англичане несносны: у них всюду и во всем проявляется чувство и мысль, что они выше всех, что никто их недостоин. В законодательстве у них заметен перевес народного начала над монархическим»[11].

В отличие от архимандрита Феофана (Авсенва), предложившего отрицательную характеристику англичан, в сочинении А.С. Хомякова чувствуется любовное отношение к Англии, наилучшим доказательством чего служат последние слова его «Письма об Англии»: «Я взошел на Английский берег с веселым изумлением, я оставил его с грустною любовью. Прощай!»[12]. А так он описывает первую встречу с Англией: «Рассвело. Утро было так же тихо и безоблачно, как и ночь; только легкая рябь пробегала по морю, горя и сверкая от солнечных лучей. Мало-помалу вдали на Западе стал подниматься над водою белый гребень Английского берега. Впереди нас, потом и вправо, и влево, стали показы­ваться паруса разной величины, потом десятки парусов, потом сотни; между ними там и сям чернели дымные полосы пароходов. Мы приближались к устью Темзы; берега Англии стали ниже и зеленее, кругом нас было множество отмелей. <…> Справа, слева, впереди нас – сотни, кажется, тысячи мачт: сильнее, живее торговая жизнь. Над водою и на небе легкий туман, в тумане довольно высокий берег, над ним страшная гро­мада строений, над ними башни-колокольни, огромный купол; еще далее верхи колонн, стрелки готических колоколен, – город бесконечный, невообразимый. Это Лондон. По Темзе, которой ширина немного уступает ширине Невы, теснятся корабли, пароходы и лодки. Чрез нее, один за одним, один другого смелее и величественнее, перегибаются каменные мосты. Мы стояли на пароходе, не отводя глаз от этого чудного зрелища, в каком-то полувеселом, полуиспуганном изумлении»[13]. «Кто видел Лондон, тому в Европе из живых городов (об мертвых я не говорю) остается только видеть Москву»[14], заключает Хомяков.

В своем сочинении он стремится развеять сложившиеся стереотипы об англичанах. Так, например, Хомяков отмечает, что, действительно, сложилось мнение, будто бы англичане не любят иностранцев и негостеприимны. На самом же деле, указывает русский философ, хоть англичане и не открывают дверь для каждого, но они полны радушия и дружелюбия в отношение того, для кого дверь все-таки была открыта. Тоже касается и английской чопорности и церемонности. Хомяков отмечает, что если постараться понять англичан, то исчезнут всякие обвинения. Опровергает он и стереотипное представление о том, что англичане скучны и невеселы. В «Письме об Англии» Хомяков касается вопросов английской истории, быта, характера. В целом, сочинение русского философа представляет собой попытку показать ту Англию, которую Хомяков полюбил. Неудивительно, что Н.А. Бердяев даже называет его «англофилом»[15], отмечая при этом, что «из всех славянофилов Хомяков, самый сильный характер в этом лагере, наименее был враждебен западной культуре»[16]. И все же, Хомякова нельзя назвать западником. Он бесконечно далек от идеализации Запада. Мало того, он прекрасно видит и указывает на его грехи и ограниченность. Тем не менее, Хомяков полюбил Англию, что представляется наиболее интересным.

Как нами уже было отмечено, английский вопрос в русской философской культуре XIX века занимает существенное место в работах целого ряда авторов. Мы не ставили задачи в рамках данной работы дать полный обзор всех сочинений русских философов, посвященных теме размышлений об Англии. Скорее, наиболее важной, на наш взгляд, является сама постановка вопроса. Поскольку, как кажется на первый взгляд, русская и английская культура представляют собой противоположности, но, тем не менее, мы можем постараться всмотреться в них глубже, философски, что позволит сформулировать то особенное, оригинальное, что есть в русской и английской культуре, и что составляет их сущность.

 

     Литература:

  1. Бердяев Н.А. Русская идея / Н.А. Бердяев // Самопознание: Сочинения. – Москва: Эксмо, 2008. С. 11 – 256.
  2. Георгий (Флоровский) протоиерей Пути русского богословия
  3. Ильин И.А. О русской идее / И.А. Ильин // О русском национализме. Сборник статей. – Москва: Российский Фонд Культуры, 2007. С.109 – 122.
  4. Карпов В.Н. Введение в философию / В.Н. Карпов. – Санкт-Петербург: В типографии И. Глазунова и Ко, 1840. – VIII, 136 с.
  5. Феофан (Авсенев) архимандрит Из записок по психологии / архимандрит Феофан (Авсенев). – Киев: В Типографии Киевского Губернского Управления, 1869. – XVI, 246 c.
  6. Хомяков А.С. Письмо об Англии.
 
[1] Флоровский Г. протоиерей Пути русского богословия  (http://www.vehi.net/florovsky/puti/)
[2] Бердяев Н.А. Русская идея / Н.А. Бердяев // Самопознание: Сочинения. – Москва: Эксмо, 2008. С.48
[3] Карпов В.Н. Введение в философию / В.Н. Карпов. – Санкт-Петербург: В типографии И. Глазунова и Ко, 1840. – VIII, 136 с.
[4] Бердяев Н.А. Русская идея / Н.А. Бердяев // Самопознание: Сочинения. – Москва: Эксмо, 2008. С. 53.
[5] Хомяков А.С. Письмо об Англии (http://www.odinblago.ru/filosofiya/homakov/tom1/4)
[6] Феофан (Авсенев) архимандрит Из записок по психологии / архимандрит Феофан (Авсенев). – Киев: В Типографии Киевского Губернского Управления, 1869. C. 137.
[7] Феофан (Авсенев) архимандрит Из записок по психологии / архимандрит Феофан (Авсенев). – Киев: В Типографии Киевского Губернского Управления, 1869. C. 138.
[8] Феофан (Авсенев) архимандрит Из записок по психологии / архимандрит Феофан (Авсенев). – Киев: В Типографии Киевского Губернского Управления, 1869. C. 137.
[9] Бердяев Н.А. Русская идея / Н.А. Бердяев // Самопознание: Сочинения. – Москва: Эксмо, 2008. С. 14.
[10] Ильин И.А. О русской идее / И.А. Ильин // О русском национализме. Сборник статей. – Москва: Российский Фонд Культуры, 2007. С. 113.
[11] Феофан (Авсенев) архимандрит Из записок по психологии / архимандрит Феофан (Авсенев). – Киев: В Типографии Киевского Губернского Управления, 1869. C. 137.
[12] Хомяков А.С. Письмо об Англии (http://www.odinblago.ru/filosofiya/homakov/tom1/4)
[13] Хомяков А.С. Письмо об Англии (http://www.odinblago.ru/filosofiya/homakov/tom1/4)
[14] Хомяков А.С. Письмо об Англии (http://www.odinblago.ru/filosofiya/homakov/tom1/4)
[15] Бердяев Н.А. Русская идея / Н.А. Бердяев // Самопознание: Сочинения. – Москва: Эксмо, 2008. С. 55.
[16] Бердяев Н.А. Русская идея / Н.А. Бердяев // Самопознание: Сочинения. – Москва: Эксмо, 2008. С. 55.
 

X
Загрузка