Литературная критика

Рейтинг раздела

Рыбный четверг. Как мы с Юлей Чичериной делали <культурную революцию>.
— Лев Пирогов
(07/03/2002)
Я открыл: мы с женой неправильно питаемся. Совсем забыли, что такое <икра кабачковая>. Яичницу едим только по праздникам. Лапшу <Доширак> даже не пробовали! Это истощает наши физические и финансовые организмы.
Дневник неписателя. "Плохая им досталась доля...".
— Павел Басинский
(06/03/2002)
В издательстве "Библион" (Москва) вышла книга капитана Вячеслава Миронова "Я был на той войне. Чечня, год 1995".
Знаки препинания. Бог живёт в Москве.
— Дмитрий Бавильский
(05/03/2002)
Андрей Левкин написал первый роман (<Голем: русская версия>), а издательство <Олма> выпустило его в серии <Оригинал>.
Дневник неписателя. Какое они право имеют быть хорошими, когда мы плохие?
— Павел Басинский
(04/03/2002)
Наше национальное сознание, отразившееся прежде всего в литературе, всегда предпочитало мытаря фарисею и доходило в этом до чрезмерности.
Рыбный четверг. Тяготы светской жизни.
— Лев Пирогов
(28/02/2002)
Всем моим друзьям немножечко посвящается (И еще о книге <Избранник> автора Павла Мейлахса)
Рыбный четверг. Купание красного кровяного тельца.
— Лев Пирогов
(23/02/2002)
Двадцать второго февраля, в аккурат когда терпеливый русский народ подсчитывал эритроциты в крови Ларисы Лазутиной и готовился мужественно терпеть хоккей, отдельные его представители цинично отмечали день рожденья писателя Эдуарда Лимонова.
Рыбный четверг. Хавамогила.
— Лев Пирогов
(14/02/2002)
Важнейшей из литератур является спорт. Мы с олимпийским спокойствием отметаем беспомощные инвективы Миши Вербицкого: спорт -- это по кайфу, а Вербицкий -- говно нации, хотя в его гавканье и есть толика смысла: многие виды спорта были изобретены говноименными с целью причиненья вреда Народу.
Дневник неписателя. Был ли мальчик?
— Павел Басинский
(13/02/2002)
Недавно "мама" русского экстрадного юмора Регина Дубовицкая пустила на сцену "Аншлага" загадочного мальчика откуда-то из Нижегородской, кажется, губернии. Замысле понятен: надо зажигать новые звезды, потому что это кому надо.
Рыбный четверг. Неделя, как неделя.
— Лев Пирогов
(07/02/2002)
Сидели в <Экслибрисе>, слушали португальские песни. Они очень грустные, потому что раньше Португалия была огромной империей, а потом англичане отовсюду португальцев поперли, и теперь у них ностальгия почище еврейской.
Дневник неписателя. Еще три еврея.
— Павел Басинский
(05/02/2002)
С неослабевающим, как принято говорить в дурной критике, интересом и большими внутренними, как принято говорить в ней же, сомнениями прочитал только что выпущенную издательством "Захаров" книгу Владимира Соловьева "Три еврея, или Утешение в слезах. Роман с эпиграфами".
Рыбный четверг. Доброе утро, спокойной ночи.
— Лев Пирогов
(31/01/2002)
С утра всё болит. Злобный карлик Бавильский колдует, шоб я умер скорей. А дело постинтеллектуализма всё крепчает и уже побеждать начало кое-как.
Премия бессмысленная и беспощадная
— Дмитрий Ольшанский.
(30/01/2002)
В Москве объявили трех лауреатов премии Аполлона Григорьева. Вручающие лица просто-таки светились от счастья, заявляя финальную тройку.
Дневник неписателя. Мочить в сортире! Не свершилось!
— Павел Басинский
(29/01/2002)
То, на что я, не токмо литературный критик, но и, смею думать, не худший добропорядочный российский обыватель, надеялся жалкими остатками своей добропорядочной обывательской души, - так и не свершилось! Вернее, свершилось, но только отчасти. И лучше бы не свершилось вовсе.
Рыбный четверг. Мама дома долма готовит.
— Лев Пирогов
(24/01/2002)
Я злой. Во-первых, весь день клеил в своей идиотской квартире идиотские обои под: в общем, под щебет жены: <Как здорово, как здорово, я так люблю клеить обои!..>.
Дневник неписателя. Последний же враг истребится
— Павел Басинский
(22/01/2002)
Литература без читателя – ничто. Писатель, у которого нет читателя, который потерял своего читателя, может глотать виагру в виде грантов, премий и сочувственных статей сколько ему угодно. Ничего. У него. Не встанет.
Дневник неписателя. Гексоген господин!
— Павел Басинский
(18/01/2002)
Роман Проханова, изданный в газетном варианте совместно газетами "Завтра" и "Советская Россия", я прочитал уже после обсуждения и потому вставляю свое слово задним числом. Проханов, конечно, талантлив. Он мог бы стать очень большим писателем, если бы не удручающее и неистребимое дурновкусие его прозы.
Рыбный четверг. Постинтеллектуальные размышления
— Лев Пирогов
(17/01/2002)
Забавное приключение в духе постинтеллектуализма. Зашел в интернет-салон прочитать почту, а написал манифест. В режиме он-лайн, хотя деньги капали. Постинтеллектуализм – это то, что пишется на коленке.
Апология, или три весьма основательные причины, по которым мне нравится Игорь Клех
— Павел Басинский
(15/01/2002)
Впрочем, Клех Толстого не любит, о чем он давно отважно заявил на круглом столе в "Литературной газете". Тогда подобные заявления были в моде, и на Клеха все посмотрели с равнодушным сочувствием.
Рыбный четверг. Автореверс
— Лев Пирогов
(10/01/2002)
Нет, дорогие друзья. Новый год – это ик, рыг. Трудно сказать. Как и вы, я вдумчиво пролежал его в уютной канаве.
РЫБНЫЙ ЧЕТВЕРГ. ИТОГИ
— Лев Пирогов
(27/12/2001)
Вранье года. Депрессиия года. Разочарование года. Фуфло года.
ДНЕВНИК НЕПИСАТЕЛЯ. Граются!
— Павел Басинский
(26/12/2001)
На фуршете после вручения премии Льва Пирогова с женой не пустили к столу.
РЫБНЫЙ ДЕНЬ. В предвкушенье позора (постинтеллектуальные тезисы)
— Лев Пирогов
(20/12/2001)
Мне кажется, что подо мной стул, и я скоро исчезну. У поэта Бродского была обостренная интуиция: он сказал, что стул состоит из чувства пустоты - так оно и есть, это точно.
ДНЕВНИК НЕПИСАТЕЛЯ. ВОЗ НЕС ЕНСКИЙ
— Павел Басинский
(20/12/2001)
Замечательный был поэт! Хотя, доложу вам, не без странностей...
БУМАГА ТЕРПИТ. Закончилась большая жратва
— Лев Пирогов
(13/12/2001)
Вначале была Очередь. Не как на Киркорова или, там, на Шагала, а как за сметаной типа.
Тумас Транстрёмер (версия №2)
Стаффан Сёдерблум
Галина Палагута
(10/12/2001)
Происходит вот что: поэт погружен в повседневное существование, прогуливается по знакомым местам средней Швеции или по шумным улицам одной из мировых столиц, проезжает сквозь растянувшийся на десяток километров еловый лес: и вдруг, откуда-то извне, до него доносится сообщение - неожиданно, бессловесно, таинственно и так узнаваемо.
Ленты новостей

X
Загрузка