Литературная критика

Рейтинг раздела

Знаки препинания #13. Дары моря.
— Дмитрий Бавильский
(05/05/2002)
Эту книгу, написанную о радостях жизни, связанных с едой и кухонным уютом, нужно продавать в паре с <Пиром> В. Сорокина. Интересная получится пара: если для японцев пища -- символ гармонии и красоты, то для нас -- сами знаете что, <гной и сало>. Разница подходов к трапезе и к потреблению продуктов может сказать о близости или разнице наших культур много больше, чем энциклопедические тома.
Знаки препинания #12. Танго и кэш.
— Дмитрий Бавильский
(02/05/2002)
Когда хочется сказать: <нам явлен новый Сорокин>, -- всегда следует объяснять, что же нового явлено и чего мы в Сорокине ещё не знали, не видели. Прежде всего, цельности и точности характеров. В сценариях Сорокина действуют не картонные муляжи, склеенные из слов, но реальные люди из крови и кожи.
Главное - керосин. Евгеника либеральности и потаенное место Проханова.
— Лев Пирогов
(29/04/2002)
Люди реально струхнули <черного передела>: коммуно-фашистской, березовски-пропутинской контрреволюции. Предательства идеалов Борьбы за Свободу. <За что мы мерзли на баррикадах в девяносто, кажется, первом?> Предательства идеалов Галича, Окуджавы и Ильи Кабакова забоялись они. Атаки зла на добро, говна -- на святое.
Знаки препинания #11. Без минета -- как без лета.
— Дмитрий Бавильский
(29/04/2002)
Некоторое время назад заметил: все более или менее интересные поэтические события последнего времени создают для меня внутренние методологические проблемы, и встаёт вопрос определения, всегда хочется спросить: а это точно поэзия? Точно стихи?
Рыбный четверг. Неизвестный Литомин
— Лев Пирогов
(23/04/2002)
Это было не то, что пишут в коленкоровые тетрадки. Нагромождения неправильных, не заботящихся о понятности и красоте слов, убеждающих сильнее, чем боль. И хотя в семнадцать лет не очень понятно, что там, за болью, но где-то на обширных задворках моего тупого сознания начала зреть догадка: настоящие поэты не потому настоящие, что лучше прочих умеют <слагать>, а потому, что они правду пишут.
Русский Шиболет
— Дмитрий Мстиславович Крылов
(23/04/2002)
В частном разговоре меня спросили, как я отношусь к Ольшанскому, имея в виду именно последние события, и я ответил, что <никак>. Никак, потому что меня мало заботят его политические пристрастия, а гораздо интереснее мне будет, когда закончатся декларации и начнётся собственно дело, т.е. его работа литературного критика и публициста. Тогда и будет о чём говорить, а сейчас я по этой теме отметился и её закрываю.
Знаки препинания #10. Средний класс
— Дмитрий Бавильский
(21/04/2002)
Голливуд, конечно, помогает нам в насаждении зон цивилизованного быта, но всю остальную свою жизнь мы должны отстраивать сами - в том числе и с помощью вменяемой литературы, держа в голове лучшие образцы современных западных романов. Как в своё время это делал Пушкин, вышивавший свои сюжеты на полях Вальтера Скотта и Ричардсона.
Не могу молчать!
— Мирослав Немиров
(17/04/2002)
На самом деле, ни хера они - красно-коричневые - не победили. И не они будут гнобить, а это мы, либералы, их мочили в сортире, мочим и будем и далее мочить. Привести примеры? Пожалуйста!
Рыбный четверг. Шульпяков с географией
— Лев Пирогов
(17/04/2002)
Что не хорошо и не плохо: у Гомера были <прибойные>, у Винни Пуха -- пыхтельные, а у Шульпякова -- походные. Я не об экстенсивности выдоха речь веду. Я о том, что помимо, может, даже собственного желания переводит шульпяковскую формальную экстенсивность в метафизический нехороший контекст. О стратегиях. Они, понятно, не в поэзии, они в социалке сильнее видны.
Дневник неписателя. Четвертая правда Леонида Бородина
— Павел Басинский
(16/04/2002)
Мне хотелось бы, чтобы сегодня мы чествовали Бородина-писателя, а не Бородина-диссидента. Полагаю (догадываюсь), что и Леонид Иванович предпочел бы это. Ибо всякое подлинное творчество всегда шире одной, даже очень интересной человеческой судьбы.
Рыбный четверг. Экстренный выпуск. Допетюкались.
— Лев Пирогов
(15/04/2002)
Если помните, все началось по недомыслию мечтающего о чем-то большем, нежели неотвратимый петючий конец, человека и журналиста Игоря Зотова. Это он придумал натравить лоснящегося от фуа-гры Сашу Иванова на божественный роман А. Проханова. Теперь Саша говорит в интервью, что всегда, мол, размышлял о чем-то подобном, и что это его Бог упромыслил, -- так вот фиг.
О Насте, которая вышла замуж за смерть или постскриптум к Владимиру Сорокину
— Дмитрий Мстиславович Крылов
(14/04/2002)
То, что они сделали, не свойственно не только человеку, но и животным. Кто-то воспитал у них такую особенную мораль, образ мысли, даже артистизм своего рода (поцелуй). И если ты любовался Сорокиным и находил в его романах правду жизни, то на кого будешь жаловаться, когда такая именно жизнь придёт и к тебе?
Знаки препинания #9. Нелюдимая зима
— Дмитрий Бавильский
(14/04/2002)
Берроуз и Дебрянская создают странную, дуальную пару мужественной женщины и несильного мужчины, подавленного-задавленного своими страстями. Отсутствие психологии -- вот, что не даёт Берроузу быть традиционно мужественным. Книга состоит из разнонаправленных отрывков, которые (создаётся ощущение) автор собрал в разных ящиках письменного стола и объединил в книгу. Наличие (хотя и пунктирное) причинно-следственных связей -- вот что делает прозу Дебрянской не окончательно женской. Хотя и не совсем ещё мужской, мужеской: тональность агрессии, вот что выдаёт страдания по поводу <кастрационного комплекса>. Всё остальное, кажется, на месте.
Рыбный четверг. Писал, какал... Весной жизненные прерогативы виднее
— Лев Пирогов
(10/04/2002)
А мне вот Бритни Спирс реально не нравится. У нее глаза широко и нос какой-то тупой. И музыка у нее говно. И я даже ни секунды не сомневаюсь, что таких, как она, кумиров производят по тайному плану сами понимаете, кто. В смысле, там же, в Голливуде, сами понимаете, кто. Вот они и производят -- специально, чтоб людям было кого ненавидеть. А ненавидя Бритни Спирс, люди уподобляются, как известно, скотам.
Еще об отмачивании старух в русской прозе (читая "Пиковую даму").
— Михаил Кошкин
(10/04/2002)
Однажды я в очередной раз устал ждать того чудесного, неуловимого момента, когда моя двенадцатилетняя дочь возьмёт наконец с полки маленькую книжку Пушкина и раскроет её -- чтобы непременно присоветовать ребёнку поменять Александра Сергеевича на Михаила Юрьевича, (о напрасные чаяния!), -- и я уцепил за мягкий серый корешок этот самый том, вытянул его из стопки подобных и перечитал "Пиковую Даму".
Дневник неписателя. Где вы были, когда мы кровь проливали?!
— Павел Басинский
(09/04/2002)
Саша! Где вы были, когда мы кровь проливали? В боях с этим самым маргиналитетом. Не вы ли с Немзером меня гвоздили и гвоздили, как самого лютого врага? Ну ладно, я злой, я нехороший. А вы были хорошие? Кстати, кто из Проханова (и из Белова, и из Распутина) маргиналов-то сделал? Я что ли? Кто их в угол загонял? Кто в "приличные" газеты не пускал? Кто в журналах и на телевидении замалчивал?
Знаки препинания #8. "Национальный бестселлер": в поисках самого лучшего (3)
— Дмитрий Бавильский
(07/04/2002)
Организаторы премии очень чётко прописали устав и процедуру: всё прозрачно, никаких подтасовок. Но вот в части содержательной -- разброд и шатание. Мы так до сих пор и не знаем, как должен выглядеть русский бестселлер.
Рыбный четверг. Защита Зотова
— Лев Пирогов
(04/04/2002)
Начиная с одиннадцатого апреля выходит в новом формате. На двенадцати страницах, с цветной <обложкой> и тиражом 42 тысячи -- против бывших пяти. Купить его можно будет теперь повсеместно: по четвергам (рыбным) вместе с <Независькой> в киосках Русской печати. Без ложной скромности доложу, что 42 тыщи -- это крупнейший в мире тираж газеты про литературу (поскольку <Литературка> про литературу больше не пишет). Вызвано это, понятно, тем, что в штат взяли меня. Начальство (в лице самого высокого) дождалось моёго согласия и вздохнуло с облегчением: теперь можно!... И назначило соответствующий облегченью тираж.
Знаки препинания #7. "Национальный бестселлер": в поисках самого лучшего (2).
— Дмитрий Бавильский
(03/04/2002)
Продолжаем читать тексты, номинированные на премию <Национальный бестселлер>. Недоразумения. Помнится, однажды кто-то даже сборник стихов Евгения Рейна на Букера выдвигал. Что уж тут удивляться, если на <Нацбест> выдвигаются пьесы, исторические исследования, сплетни и даже матершинки! Если такой широкий подход оказывается легитимным, то странно, что никто не выдвинул сборника Веры Павловой <Совершеннолетие> (<ОГИ>, 2002) - самой веселой и остроумной книжки наступившего года.
Дневник неписателя. Это проза.
— Павел Басинский
(01/04/2002)
О последних стихах Кибирова. Ведь талантище ж, матерый же поэтище! Ан... нелегко человеку! Если очень долго ходить на лыжах по зимней тайге, то потом, когда их снимаешь, некоторое время ходишь все равно как на лыжах, только без лыж. Свидетельствую: ужасно смешно! Причем прежде всего тебе самому. Я думаю, что если очень долго ходить носками внутрь или навыворот, а потом попытаться ходить нормально, тоже будет смешно.
Знаки препинания #6. Пятёрка аутсайдеров или в поисках лучшего
— Дмитрий Бавильский
(31/03/2002)
Через некоторое время объявят шестёрку лучших книг премии <Национальный бестселлер>. Премия эта странная, какая-то невнятная. Потому что никто не знает, каким должен быть отечественный бестселлер. Знатоки составляют прогнозы (которые, как правило, не сбываются). А я решил пойти от обратного -- выискал в длинном списке тексты, которые, как мне кажется, вот уж точно не выйдут в финал.
Рыбный четверг. Пассивная нейрофагия
— Лев Пирогов
(28/03/2002)
Печально, что нельзя поехать домой и, глупо улыбнувшись жене, свалиться на такой спасительный, излечивающий от всех болезней диван. Потому что метро я не вынесу. В метро мне сделается совсем плохо. Со лба начнет капать, руки побелеют... как мел, и, задевая чужие зонтики и портфели, я упаду на пол -- сиречь в обморок. Такого не надо. Уж лучше сидеть на работе и сквозь остатки сознания сочинять <Рыбный четверг>. Простите.
Дневник неписателя. Внутренняя Индия.
— Павел Басинский
(27/03/2002)
В гражданской войне мы потеряли около 20 миллионов человек и трактуем эту цифру чуть ли не в том смысле, что <эта страна> не имеет права на <достойную жизнь>. В 1918-1919 гг. в Индии скончалось от гриппа тоже 20 миллионов. Но это обстоятельство (не замеченное цивилизованным миром) вовсе не ввергает индийцев в ступор национального самоотрицания, как и то, что сразу же после обретения независимости в 1947 году в стране были убиты около полумиллиона человек (резня между индусами и мусульманами).
Знаки препинания #5. В чертогах зла.
— Дмитрий Бавильский
(25/03/2002)
Но... как говорили в одном советском (некультовом) фильме: <а если бы он вёз патроны?> Если бы и вправду литература несла бы ответственность за трудности переходного периода?! В такой ситуации я всегда вспоминаю Лотреамона, прочих проклятых поэтов -- с ними-то как быть?! Неужели все войны и революции ХХ века случились по их вине? Недавно был на могиле Бодлера, и ничего: знаете, спит себе спокойно в семейном склепе и в ус не дует.
Рыбный четверг. Песок для страуса
— Лев Пирогов
(21/03/2002)
Есть люди, которые думают, что в регулярных припаданиях к кнопкам должна быть какая-то стратегия, какой-то рассчитанный смысл. Но нет смысла, как нет его в курении табака, гашиша и марихуаны.
Ленты новостей

X
Загрузка