Вокзал-музей, или вселенная кубанских художниц

 

Уже не раз бывало, когда из различных «мировых центров» в «провинцию» движутся новые философские и политические идеи, художественные стили. Проходит время, «мировые центры» теряют силы и самоуверенность, и сами начинают искать, что бы заимствовать извне. Из «провинции» к ним приходят их же идеи и стили, но изменившиеся и преображенные. Наполненные новой энергией и идеями. И образами.

Присмотримся к творчеству Елены Приймы, выставка которой «Театр камней» открылась в Выставочном зале изобразительных искусств города Краснодара 10 января 2017 г. Художница посетила самые отдалённые и непохожие друг на друга уголки мира от Австралии до Иордании. Везде они замечала следы общения людей с камнями и посредством камней, а также самих людей – останки ушедших древних и их нынешних потомков...

Елена соединила изображение, фантазию с памятью и живой реальностью. С помощью росписи самых обычных камней акриловыми красками она создала собственный мир, непредсказуемый, изменчивый и многозначный.

Елена Прийма работает с камнями  по двум противоположным принципам: либо она преображает камень и после раскраски выглядит чем-то – совершенно иным; либо она лишь немного поправляет его природную данность, усиливает то, что хочет сказать сам камень.

Как писал Мирча Элиаде, камень – одно из древнейших воплощений в человеческой культуре изначального, вечного и плодоносного. Елена Прийма развёртывает изначальное и неоформленное в конкретное и связно говорящее. 

 

       

Работы Елены Приймы

 

   А вот молодая кубанская художница Ирина Гаркуша. Она изображает нечто, дремлющее во тьме и готовое дать начало «поточным линиям» людей, животных, гор и городов, любви и страдания. А пока это нечто, уже отделившееся от небытья, но не успевшее до конца оформится. Оно должно стать чем-то многообразным и мозаичным, всё дальше уходящее от Первообраза.

  Другие работы Ирины похожи на то, как человек нечто увидел. Но ещё не вполне осознал, что это. Как называется, плохое или хорошее.

Именно поэтому работы художника вызывают ассоциации с творчеством эпох неолита и бронзового века. Эпох, когда Первообразы изображались людьми полухаотическими и многозначными, многообразными, алогичными и живыми. Ещё не огранённые и не расчленённые логикой эйдосы Платона и Аристотеля или Амеша Спента зороастрийцев. Где ясно и понятно лишь самое основное: например, семья, дети и взрослые.

Работы Ирины Гаркуши – не философия, а именно искусство. Цвет и линия живут в них своей самобытной жизнью, которую легко можно ощутить. Но нелегко рационально осмыслить. Образы не укладываются в будто бы подходящие для них рамки. Они утекают дальше и глубже, открываются всё новые смыслы. За которыми скрывается Невыразимое.

Ирина Гаркуша открывает первообразы в отдельных вещах и явлениях. Они как будто теряют границы и плотность, приближаются к единому, чему нет названия.

 

    

Работы Ирины Гаркуши

 

***                   

Ум и душа художника подобны миру. А мир подобен вокзалу, наполненному незнакомыми друг другу людьми, которые ждут каждый своего поезда. (Тем более, что Кубань – это перекрёсток между Севером и Югом, Западом и Востоком).

 Никто не знает, кто станет его попутчиком, не знает, что ждёт его в конце пути. Придёт ли вообще его поезд? Следует ли он по месту назначения на самом деле?  И далеко ли на нём можно уехать?

Кроме случайных людей, вокзал наполнен бесчисленными вещами: обеденными столами, античными колоннами и саркофагами, фарфоровыми вазами, лысыми покрышками от колёс  и многим, многим другим. Все эти вещи тоже чужие друг другу, и они успели позабыть, зачем появились на свет. Они, как и люди, экспонаты в этом станом вокзале- музее. Зачем собраны экспонаты – никто не знает. Иногда об этом начинают строить догадки, но это длится недолго – надо следить за расписанием поезда.

За этим занятием люди не замечают, как одни пассажиры исчезают, и появляются новые. Уехали ли прежние, и куда? Это вообще никому не интересно…

А художники не просто ждут своего поезда, они не считают вокзальные экспонаты музейными. Они хотят прибавить что-нибудь из них к своему багажу. Красивое, лёгкое и необходимое. Но как выбрать его из бесчисленного множества? Нужно найти единое, из которого можно развернуть множество, и то многоцветное множество, которое можно свернуть в бесконечно малое и невесомое…

X
Загрузка