Чесменская ода, и рассказы на "ч" и "ш"

 

Чесменская ода

Когда снеготаянье, ищутся люки.
Люков-то много, да как их найдешь?
Может быть, здесь, или там,
Ближе к кустам?

И вот -
Долбишь весенний лед
По направленью к земле, пока
Не брякнет под ломом чугун.

А один
Потерялся не подо льдом - под землей.
Бугристую нашу площадь ровняли -
И спрятался люк.

И однажды земля поползла.
Люку скучно в земле, под ним пустота.
Съехал он в бок -
И земля над ним стала съезжать.

Вспомнили, вырыли люк.
Чтобы впредь не терять,
 Из земли он отныне торчит
Круглым чугунным бугром.
 

ЧЦ

Открыл гараж: огарки свеч, остатки
Тополиных дров.
Лопаты-метлы дворников бухих.
Людей сопровождающий повсюду
Ненужный хлам, из крупного сугроба
У входа яблоня растет.

За кладбищем огромная больница.
Не похоронен здесь никто, лишь камни,
Чтоб поименно павших чтить.

Зашел в гараж и вышел.
Пар вышел изо рта.
За гаражом
Присядет бомж курнуть, переобуться,
Иль юноша ширнуться,
Прохожий брюки расстегнет.

Здесь городской отшиб,
Глуши вселенской крошечный фрагмент.

ЧЦ

Я расскажу про Борин острый глаз:
Ко лбу приставив руку козырьком,
Он ввысь смотрел, прищурив левый глаз.

Я глянул, но увидел лишь ворон,
Что жили в наших тополях,
Чей крыльев частый взмах не спутаешь ни с чем.

Еще немного зренье я напряг:
Парили еле зримые для глаз
Там пара соколов.
Вороны наши не пускали их
Спуститься ниже.

А Толик у кустов присел
И семечками кормит голубей,
Все ближе подпуская – хвать!
И голубь у него в руке
Испуганно дрожит, а Толик ржет.

ЧЦ

Хозяин у собаки был свиреп,
И пес ему не уступал,
Кору с деревьев драл.
Хозяин ногу псу сломал,
Сменился пес.
Потом уже ходил без пса,
Сынишка у него подрос.

ЧЦ

Однажды у меня была работа:
Возить кирпич на тачке мимо пса,
Дремавшего спокойно у крыльца.
Его мой грохот раздражал,
Когда я мимо проезжал,
Он глухо на меня рычал,
Потом так ловко сзади забежал
И брючину зубами разорвал.
 

Чудеса

Ну а чудеса у вас были? На Бабоолю икона упала – не чудо? Сама Бабооля на Пасху на спину шмякнулась – чудо? На икону маслом брызнут – бабушки свои книжечки пораскроют, акафист читают, пока батюшка не прогонит. Ну вот светящийся круг над церковью действительно был, так это гало – обычное небесное явленье.

Ну что еще? Вот Женин тулуп исчез – кому понадобился? А рундук цел, настоятель все за рундук переживал, так он цел – ну не чудо?
 

снимите, пожалуйста, Шапочку

Обычно я люблю как можно ласковее сказать: «Снимите, пожалуйста, шапочку». И потихоньку рукой прикоснуться. А не как Боря раньше: «Шапку сними!» - люди вздрагивали. Они вздрагивают и так, и лицо делается, как будто их сейчас гром небесный поразит. Побледнеют и поскорей шапочку с головы скинут.

Но бывает и по-другому. Вот молодой парень с такой неохотой шапочку с головы стягивает, а под ней у него лысина. Или смотрит на меня человек, и так мягко мне отвечает: «Вы ошибаетесь». Тьфу, баба!
 

Шляпа Лидии
Была у нас прихожанка Лидия. И надо ей было зачем-то к Глиневанне подмазаться. И подарила она ей шляпу собственного изготовления. А Глиныванна шляпы не оценила. И говорит нам: спрячьте пока где-нибудь.
Тут Лидия померла. Она нестарая была, а может быть и старая, просто за собой следила. А у Глиныванны со смертью Лидии что-то в голове повернулось. Где моя шляпа? Я вам давала. Вынь да положь.
Ищем шляпу, нету нигде. Все обыскали, может и выбросил кто-то, кто же признается? А Глиныванна все наседает. Где моя шляпа!
Мы уже даже путаемся, как она выглядела. Я помню – белая, а Володька говорит – темная. И нигде ее не найти.
Пошумела Глиныванна и успокоилась.

 

X
Загрузка