День императора Клавдия

В одной стране жил один святой, хотя это выяснилось позже – то, что
святой, а пока (жил) он был, собственно, даже наоборот –
вероотступник и рецидивист – т.е. тогда он был, собственно
говоря, вне закона. И даже он вообразил, что может подменить
собою государство. Т.е. сейчас бы такого даже сажать не стали,
если не буйный – в дурдом да и всё, без права прогулок и
свиданий. Но тогда времена были другие.

И вот, в той же самой стране в то же самое время жил один император.
Для простоты назовём его Клавдий. Император Клавдий
императил эту самую страну, всех её подданных, и всёх её тёток (это
будет важно) и всех её солдат (это тоже будет важно) а
также всех будущих святых, теперешних (тогдашних имеется в виду)
психов, рецидивистов, еретиков и сумасшедших проповедников
в одном лице.


Абзац.

Надо сразу заметить, что вообще-то Клавдий был крайне терпимым к
психованным проповедникам, буйным тёткам и озабоченным
солдатам, в том числе и потому, что кроме всех перечисленных в
предыдущем абзаце, император Клавдий императил ещё и все соседние
страны, население которых составляли примерно такие же
жители, тётки, солдаты, психованные проповедники и оглоеды. А
также верующие всяких религий, которых не было в стране у
Клавдия. Поэтому, чтобы грамотно императить соседние страны,
Клавдий старался быть терпимым. Ну не до предела же! Т.е.
какие-то границы же должны быть у людей.

Ну так вот, и что же всё-таки произошло? В стране, которой императил
Клавдий, народ нихрена особого делать не умел – только
хлебать, зрелить, безумно проповедовать, распределённо утехаться
(пьяно увеселяхаться, валяхать, веселюхать) и воевать. А
кушать-то что-то надо было. Из всех полезных нагрузок
оставалось только воевахаться. Собственно поэтому Клавдий и
императил с помощью солдат всякие соседние страны за еду и другую
мзду, на еду заменяемую. А также за плотские утехи.

Если вы думаете, что кому-то может быть нравится, когда их императят
при помощи солдат, квадриг, центурионов и галер, то вы
видимо заблуждаетесь, потому что помимо того, что больно и
стреляют, солдаты обычно не дураки посолдатить и повоевахать всё
местное население, с пивом, портвейном и другими
недопитками. И местное население в результате нередко сопротивляется
как может и может даже устраивать войну, чтобы напасть,
допустим, на императора Клавдия и немного его посопротивлярить и
попартизанить.

Вывод простой. Хочешь императить всех подряд, заботься об
обороноспособности центрального офиса.

Заметим, между прочим, что император Клавдий делал всё это не то
чтобы исключительно для себяльщения, а просто у него не было
другого выхода, потому что, если б он не императил всех
подряд, его бы сразу охлебозрелили, как это уже нередко случалось
со всякими.

Т.е. мы можем сделать правильный вывод, что Клавдий, который тогда
императил, он всё делал правильно.

И вот, представьте себе, появляется один будущий святой, а пока
псих, рецидивист, и безумный проповедник (так, по крайней мере,
его аттестовывают местные власти), допустим, для простоты
назовём его Валя-Валя-(Валентин) (сейчас будет понятно
почему), потому что этот недоаттестованный проповедник, сразу
начинает выступаться за МИР и ЛЮБОВЬ, что местное тогдашнее
население своего времени однозначно воспринимает как

1

Валяхаться (от этого того самого внезаконченного человека так и
назвали Валентин), хлебать и зрелить.

1.

Невоевахить, расхлебяниться и расхолюпиться врассыпную.

1)

Императора Клавдия по барабану.

1).

Цветы-любовь-морковь и всё такое - перехуём мечи на орала.

По-простому говоря, Император Клавдий чуть не обимператился об этого валенка.

А Император Клавдий вряд ли был глупый человек и понимал, что без
армии расхрендюлят к чёртовой матери. А что значит …к…?
Значит, что дашь слабину, а не в глаз, по рогам, сразу набегут, и
отсепаратят, занагибонят, и прости-прощай родимый край, т.е.
просто нечем будет императить (что впоследствии, и,
признаемся, произошло в конце концов, но не по вине императора
Клавдия).

Однако солдатам это понимать было ни к чему. Среди солдат,
тунеядцев, стояли миролюбовные настроения, поддерживаемые будущим
святым, а пока рецидивистом и безумным проповедником
Валентином, который предлагал несознательному населению следующее:

1 (один) относительно честный способ откосить от армии.

Женись – предлагал рецидивист и подрыватель обороноспособности – и в
армию не ходи. Женатым в армию не надо. И тут же женил всех
подряд.

Т.е. возможно он думал, что производит законную операцию, женя всех
подряд и подменяя собою государство, однако император
Клавдий с этим не согласился, очевидно, резонно предполагая, что
императить, а также женить и безглавить можно только его
именем, предварительно укупив соответствующую лицензию.

Возможно, он – этот Валентин - также думал, что усиленное валяхание
с так называемыми жёнами успешно заменяет солдатам имение
соседей, давно уже очевидно и серьёзно нуждавшихся в
продолжении политики более доходчивыми пиндюками и кулуарами
(караулами). Может быть даже-даже этот Валентин мнил себя
предвестником некоего Фрейда, Зигмунда, заявляя, что какая разница,
где проявлять агрессию – в койке или на поле бойка –
удовольствие одинаковое. Однако император Клавдий был другого мнения,
потому как силы тратятся, а это ему, Клавдию - иметь армию
с потраханными силами, и с протраченной агрессивной середой
- ему ни к чему.

Возможно, он (речь всё ещё о Валентине) также думал, что никто не
сочтёт его вражеским шпиёном, и диверсантом, занятым
разложением морального духа солдат и подрывом их боевой способности.

И даже может быть, он предполагал, что император Клавдий был не
прав, возглавляя вверенную ему страну и императя её в
соответствии с соголосованными с ним (императором) и с ним лично
(Клавдием) законами.

Совсем уж просто говоря, император Клавдий всем велел идти на войну,
защищать Родину и не велел жениться, чтобы от процесса
защиты Родины не отвлекаться, потому что, отвлекшись раз от
процесса защиты Родины, можно оглянувшись обратно не обнаружить
ни Родины, ни того на ком женился, ни того где, ни вообще
себя можно не обнаружить в качестве хоть сколько-нибудь
свободного человека, способного производить потомство, и ни того,
ни другого вообще.

Т.е. у императора Клавдия всё нормально было со шкалой приоритетов.
А вот у безумного проповедника Валентина – не совсем, что,
собственно, ясно из того факта, что властями он был
недоаттестован:

A) как безумный

b) kak Propoved'Nik

Ленивым же тунеядцам солдатам и их похотливым подружкам было выгодно
валять из себя дураков и валенков (изначально -
последователей Валентина). Потому что они были ленивыми, похотливыми
тунеядцами и не хотели становится сознательными, рисковать и
нести ответственность за обороноспособность своей Родины, что
им вменялось в обязанность согласно уставу, и от чего их
отговаривал шпиён и диверсант Валентин.

Но, в конце концов справедливость восторжествовала, источник смуты
был выявлен пресечён, схвачен и за**рачен путём усекновения
головы, что, надо признаться в ту пору было весьма гуманным
актом и мало кому удавалось так легко отимператиться от
императора - отлишиться от своей головы на раз-два-три и
всего-то, а не висеть сутками на колу.

Сказки о том, что будто бы из обезглавленного Валентина вылетел
бел-голубь или даже несколько бел-голубей, если имели место, то
только подтверждают правоту официальных властей, лишивших
Валентина его всё равно безумной головы. Во-первых, голубь
белым быть не мог и по любому был красный – перепачканный в
кровище, хлеставшей из вен и артерий или откуда там, где там,
его перерубили. Во-вторых, ежели из этого мужика после
перерубания шеи вылетел голубь, значит предварительно он его
(голубя) туда успел заранее проглотить (или запихнуть иным
способом). А голубь просто не успел перевариться.


Об обрядах, предусматривающих проглатывание живых голубей (или
засовывание их в организм другими способами) настоящей
современной науке о древности ничего неизвестно. Однако же если обряд
имел место, то напрашиваются соответствующие выводы о роде
содержания учения, которое проповедовал этот якобы
проповедник.

Единственное, что остаётся непонятным, почему день когда Император
Клавдий отимператил наконец Валентина по его неучастной
голове и вразумил своих солдат и утихомирил им похоть, называется
всё же днём Валентина и днём всех влюблённых? Победили-то
Клавдий с солдатами.

В связи с этим предлагаются назвать праздник.

Вариант 1.

Днём Императора Клавдия.

Вариант 2.

Днём Вразумлённых Защитников Отечества.

Вариант 3.

Днём Укрепления Обороноспособности Империй.

Как-то так.

Слава Императору Клавдию – патриоту и спасителю голубей!

X
Загрузка