Записки среднестатистического современника #1. Трактат о пустяках..

Ф. М. Плюев

Мысли скачут по листам,

Как неверные подружки.

Триста восемьдесят грамм

Тихо плещут на дне кружки

Вышеприведенный эпиграф как нельзя кстати отражает характер этих
сумбурных, как может показаться на первый взгляд, и
неоднородных по своему содержанию заметок.

Именно так. мысль моя скользит по древу жизненного познания, как
хорошо намыленная веревка по шее осужденного, не концентрируясь
на сколько-нибудь стоящих предметах, и обращается в
основном к пустякам, не останавливаясь, впрочем, и на них. Но в
подобных поверхностных суждениях, так утверждаю я, скрывается
куда больший смысл, нежели в глубоком и всестороннем анализе.
А какой – загадочно умолчу.

Ну а в беспричинных и хаотических скитаниях моей мысли путеводной
звездой в пучине необъяснимого разума, нитью Ариадны в темных
пещерах рефлектирующего сознания, последней соломинкой, за
которую цепляется рассудок, дабы не ухнуть в разверзшуюся
перед ним бездонную пропасть безумных излишков ума, является
водка – бескрылая муза моих блужданий и блуждений, бесплодных
бдений и апокалиптических заблуждений, второстепенных
открытий и несущественных откровений, отчаянной и отупляющей лени,
мелких подвигов и тяжких преступлений, бестолковой жизни и
бесполезной и неестественной смерти.

Запись № 43

Сегодня целый день пытался думать о каких-нибудь вечных ценностях и
задавал себе разные философические вопросы. Вечером вывел
резюме:

Счастье – это отсутствие несчастья,
А добро – отсутствие зла.
Разберите меня на запчасти,
Если все это не х**та!

Вот так. И никакой борьбы противоположностей.

Запись №29

Если над нами висит катастрофа,
Надо принять ее смело и просто.
Так любил повторять поэт Гумилев
Его расстреляли – без всяких х**в.

(По прочтении мемуаров одной поэтессы – современницы этого несчастного поэта.)

Запись №8

Моя житейская философия в определенные дни (часы, месяцы) опирается
во многом на менталитет некоего китайца Ли (случайно именно
для этого дела и придуманного):

Нужно Ли совсем немногое
(Он китаец еще тот):
Бабу крепкую, здоровую
Да питанье круглый год.

Жаль, что не всегда приходится этого придерживаться.

Запись №127

Пешкова можно цитировать (или третировать?) по разному: «Человек
должен прожить свою жизнь так, сяк», или: «Человек должен», или
«Человек!»…

Я же думаю: что лучше? Прожить свою жизнь так, чтобы было мучительно
стыдно, как учил Пешков за бесцельно прожитые? Или как
говорю я, прожить так, чтобы было мучительно бесстыдно за
цельно? Не одно и то же ли это? Все это очень и очень сомнительно…

Запись №61

О вреде философии.

«Абстрактно. Я мыслю абстрактно!» - 
Воскликнул известный философ.
Сел в угол на стул и заплакал,
Согбенный плеядой вопросов.
«Какое нещадное время!
Время абсурдных наитий.
И тянет громадное бремя
Не вдруг совершенных открытий – 
Каких абсолютных понятий?!».
(Заложены в мыслях сокрытые мины,
Как будто клопы в новобрачной кровати).
«О, истина, теплая, добрая мама!
Давай поскорее мне вымя свое
И шли мне прозрений скупых телеграммы…»
Йо-о-о… Ыыыйо-о-о-о-ё-ё…
Бабахнуло знаний запретных ружье.

Запись №102

О темпора! О морес! – как иногда говорили древние. Пример:

Мы с Тамарой ходим парой – 
Педерасты мы с Тамарой.
Вот так. Темпора мутантур-р-р.
Кончить на электрическом стуле.
Какое извращение.

Запись №47

Гибель принцессы Дианы никак не отозвалась в моем сердце. Мне и
раньше было на эту принцессу фиолетово. Но лед моего равнодушия
растопили проклятые газеты и ТВ, навязчиво изо дня в день
потчующие нас этой кровавой кашей, вызывающей у меня
нездоровый и стабильный понос. Мне пришлось живо откликнуться на
данное событие и сочинить специальную песнь посвященную п.
Диане. (Кстати гораздо раньше западных музыкантов, т.н. дружков
покойной.) Песню проникновенно лирическую и насыщенную
трагизмом обстоятельств.

Двенадцать часов ночи, 
Очень хочется спать.
А путь все уже, путь все короче,
Но ей не нравится умирать.
Плачут Гарри и Вилли – 
Такое вот дело – швах.
Их мама летит в автомобиле,
Запутавшись в собственных кишках.
Не сыпьте мне соль на рану!
Я не верю «Аргументам и фактам»
Убейте лучше принцессу Диану
Она меня хочет трахнуть!
Гарри и Вилли не спится…
Бедные, бедные дети!
Их мама лежит в больнице
Холодная как котлета.
Седой усталый профессор 
Разрежет ее на кусочки.
И прыгают мелкие бесы 
И брызгает сок из почки…
Гарри и Вилли не спится.
Ужасные Вилли и Гарри, - 
Они заставляют меня мочиться 
В бабушкину вазочку с цветами.
Они называют меня балбесом,
Играют со мной в экстремальные прятки.
И давят игрушечным «Мерседесом»
Свою мамашу в моей кровати…

Запись №105

Сегодня в Тюмени опять минус тридцать. Пришел домой окоченелый. И
рот замерз – не матерится. И члены все одеревенели. Морозы эти
так достали, но не стоит унывать долго. Согревшись, чаем
стерилизовав печали, я тут же сочинил японскую танку (или
хонку):

Птички летять,
Яички звенять.
Холода, б**ть!

Запись №105

Если б негры пили водку словно русские какие, тогда Африка наверно
называлась бы Россией. Если б негры относились к водке как к
богатству нации – я б уехал из Сибири в жаркие страны.
Пьянствовать!

Запись №218

Порою не знаешь сам чего от жизни тебе надобно. От такого факта
впадаешь в черную меланхолию. Да и куда
только не впадаешь!


Выпил бы водки,
Да водки не хочется.
Трах-тарарах бы бабу – 
Да сижу в одиночестве.
Морду бы набить кому – 
Силы не те.
Скажите пожалуйста:
Что делать мне?
Подвиги я совершать не научен,
Грубой реальностью во все дыры измучен.
Вот и сижу себе 
Как бы пнем пень.
Выпил бы водки,
Да лень…

(по изд. «Чернозем – Шиповник» №9)

(Продолжение следует)

X
Загрузка