Тайный агент или, Коронация (всего нового) №2


Глава 6

              Литература               



(Из книги интервью К. Ропоткина «Как я стал писателем»)

«…А вот еще одна история. Вы только представьте.

Юная, чистая, красивая девушка отправляется за женихом в действующую
армию. Случайно знакомится со знаменитым сыщиком,
страдающим черной меланхолией. Жених оказывается размазней и
чайником, из за его халатности срывается штурм Плевны. Гибнет 10, а
лучше 20 тысяч наших солдат. После этого жених попадает в
каталажку, сидит там до последней страницы и как автор вы о
нём можете больше не думать.

В отсутствие жениха с девушкой беседуют: знаменитый сыщик - из
чистого альтруизма, иностранные корреспонденты - из галантности,
бретер и бабник из вашего предыдущего романа - с целью
вступить в половую, простите, связь. А также великие князья, граф
Аракчеев, царь Александр Второй, но это всё второстепенные
персонажи (тоже - из папье маше) и роли не играют.

Откуда взялся бретер и зачем ? Из Константинополя, проездом.

Зачем ?.. Затем, что… А впрочем, это и неважно. Потом, страниц через
20, можете его мимолетно застрелить, вместе с начальником
русской тайной полиции, попутно обвинив последнего в
противуестественных наклонностях.

Бред ? Бред. Но не велика беда, мало ли сейчас бреда печатают?..

Потом девушка попадает на передний край, потом в Бухарест с
восточноевропейским князьком (что они все без нас ?! ничто !..), там
скандал, ресторан, дуэль, потом опять на передний край,
потом русские войска терпят поражение, чуть ли не из за неё, ей
становится стыдно и ее приглашают сразу на аудиенцию к
Государю. Здесь вы вспоминаете фильм "Корона российской империи"
и изображаете императора Александра III ограниченным и
усталым от жизни бонвиваном.

Хотя впрочем, особенно не старайтесь, потому что публика всё равно
всё съест, что вы ей не предложите, и ещё попросит.

Не волнуйтесь, совершенно неважно, если у вас в середине главы царь
Александр начнет смахивать на полковника советской милиции,
а в конце вообще превратится в картонный силуэт (опять?!)
будь я критиком, я бы очень красиво назвал книгу о г-не
Ропоткине : «Силуэты»… С субтитрами внизу – прогрессивная пресса
все равно скажет, что от ваших книг "вкусно пахнет великой
русской литературой".


Эх, сказал бы я господам-либералам, чем пахнет от моих книг! написал
бы большую статью, но мне лень, к тому же, все опять
подумают, что это такой пиар, стиль, парадокс в духе Паскаля и
тому подобное, ибо наша прогрессивная критика, уж вы меня
простите, похожа на глухаря в период его весеннего спаривания,
она слышит только собственную песнь!

Мда…

Вообще, должен вам сказать, господа, я – большой лентяй. Иногда и
романы надоедает писать.

Вы спрашиваете, что я делаю в таких случаях ? Да ничего ! Ха – ха –
ха ! Беру нитки, лучше всего белые и - давай строчить через
край !.. Так мило получается ! Диалог к эпилогу, пейзаж к
паровозу, Андреевский флаг на корму линкора «Маршал Ахромеев».

И ничего! Берут!..

Еще раз повторяю, главное – не стесняться.



Глава 7

          Пожилая актриса          

Но мы отвлеклись.

Как я уже писал, злоумышленники скрылись. Выяснилось, что все они
воспитывались у некоей леди, англичанки по происхождению.
Кстати, недавно видел недурную постановку на эту тему. Леди
изумительно играла одна некогда прима, красавица, а теперь
просто - одна пожилая актриса. Река времен, как сказал поэт, что
вы хотите. Пандорину, узнавшему эту страшную тайну (я про
воспитанников), дали понюхать эфир, чтобы отключился. Но он
досчитал до ста, включил самолюбие, выключил самосознание,
сделал пару дыхательных упражнений по системе йоги и застрелил
одного гнусного типа, англичанина по происхождению.

Перед тем произошла отвратительная сцена – главный предатель
погнался за нашим Эразмом но, наткнувшись на острый сук, испустил
дух.

Стена отодвинулась и леди-англичанка зловеще засмеялась :

- Некий Фрейд из Одессы велел вам кланяться ! – сказала она.

Вообще - ох, и вредит же нам эта "владычица морей" ! Причем, как то
мелко… То пудру старую подсунет, то роль отберет.

Ибо хоть и "владычица", а всё равно - дама.



Глава 8

                    Кстати                    

А propos, Вы помните, конечно, книгу К. Ропоткина в тех местах, где
он шутит по поводу модного сейчас буддизма.

Слуга - японец, сосредоточение на так называемых «чакрах»,
упражнения в каллиграфии и тому подобное…

Так вот, господа, наблюдая за объектом, я вдруг обнаружил поразительную вещь:

Он не шутит! Местами он абсолютно серьезен!..

Он действительно во все это верит!..

Оставляю своё открытие без комментариев.

И еще, о "литературе". Нужна экзотика. Дайте пару интервью на
суахили, а лучше ни с того ни с сего вставьте куда-нибудь, в самое
неожиданное место, хоть в диалог давешней курсистки Верочки
и прогрессивного наследника азиатского престола, вдруг
уличенного Пандориным в шпионаже, пару буддийских терминов.

-Так мол и так, сударыня, - печально говорит азиат

курсистке, - а слышали ли вы что нибудь о... карме ? Нет?! А зря.
Прелюбопытнейшая штучка-с !..

И так и смотрит на неё своими черными глазами, бесенок!..

Или пусть ваш герой обладает феноменальными способностями, типа
может угадывать любую карту, всегда вытащит заряженный пистолет,
что-нибудь такое, а la этот жулик Коперфилд…

И так далее.

Это поможет потом при развязках трудных ситуаций, не надо будет
долго мучаться с сюжетом. Случается что-нибудь сложное, а вы раз
- и у него феноменальная реакция, два - и он видит в
темноте, три – пьёт шампанское, как лошадь. И тому подобное.



Глава 9

Повествующая о том, как воспитать благородного мужа

Очень хорошо также, если один из положительных персонажей, хоть
сыщик, хоть епископ, а хоть и архиепископ, прости Господи, будет
в прошлом богат и даже иметь привычку к роскоши, а ныне
беден и прост, как церковная крыса...

Причем обязательно, чтобы богат был не сейчас, этого у нас, как
известно, не любят, а именно в прошлом – вот будет настоящее
комильфо. Трудно понять причины данного явления – почему именно
в прошлом – но несомненно это является…

И, может быть, наша публика ещё увидит …

Не могу сказать, но…

(Далее неразборчиво – примечание редакции).

......................................................................................................................

......................................................................................................................

Также очень хорошо, если ваш герой периодически куда-нибудь
удаляется. Начальство ему предлагает чины, почести, звания, даже
сан!.. или, на худой конец, золотую цепь длиной в 12 сяку, а он
вздохнет тяжело – и с печалью на лице попросит то ли
дальнюю командировку, то ли приход поглуше…

Это выглядит чрезвычайно благородно.

Вспоминаю также, как в какой то американской фильме Арнольд
Шварценеггер, победив машины, всех обняв, бросился в расплавленное
олово – чтобы из случайно оставленной микросхемы Роберт
Патрик и Со случайно не воссоздали супергероя!..

Впрочем…

Возможно, я зря здесь иронизирую. Кто сказал, что наши авторы
пасуют, если что, перед Холливудом? Не факт!..

Кстати о Холливуде. Ходят упорные слухи, что по книгам г-на
Ропоткина американцы собираются снимать фильму, из заграничной
жизни. С какой-то ихней кинодивой в главной роли.

Но об этом позже.



Глава 10

    Что сказать наместнику    



(Из перехваченнного письма К.. Ропоткина - анонимной корреспондентке)

"…А в наших модных журналах, мой друг, мою писанину назвали
"красивой и стильной". Вы ревнуете, а по моему, дама, написавшая
это, дура (pardon) и невесть что обо мне (и о себе) вообразила

Особенно забавно последнее определение. Ох уж эти наши “стильные”
господа где-нибудь у метро, на Московском вокзале или в
журнальном киоске на фабричной окраине, красочные фото на
теннисном корте или светском “пати”, среди продажных политиков,
откровенной уголовщины и их разодетых в парижские шелка марух…

Зрелище столь же жалкое, сколь и постыдное. Так и кажется, что ты в
какой-нибудь Гватемале, Уганде, а то и того похуже.

Какой то журналистик тут как то спросил меня - а что бы я дал
почитать нашему Наместнику?

- Иван Иванычу? – с улыбкой сказал я, судорожно

соображая, можно ли пошутить. Сообразил, что нельзя и сказал с тенью
иронии (так пока можно) - Иван Иванычу я дал бы то-то…

Потом понёс что-то о неизменяемой сущности власти, а

сам подумал :

- Опять, Боже мой, опять… Я опять их боюсь...

Р.S. Представлял тут себе, совершенно абстрактно : переодеться в
интеллектуала и – выступить по ТВ, причем выступить
свободолюбиво, вот номер то будет.

Этакий моноспектакль. И милость к падшим призывал. Аншлаги гарантированы.

Обнимаю Вас, мой друг…"



Глава 11

                    Чайка                    




Не больше - не меньше

(Из перехваченного письма анонимной корреспондентки - К Р)

"…он отомстил! Он отомстил!!!

За всех. За всех за нас, бедных…

А то: "застрелился Константин Гаврилыч, застрелился ..."

Сколько ж можно !

На-до-е-ло ! Персонажи поочередно выходили на сцену и сбивчиво
признавались в ненависти к Констанин Гаврилычу, а я скажу, на
самом деле - я это поняла на середине 2-го дубля, тьфу,
действия, к настоящему автору, к - страшно вымолвить, к … Чехову…

Не зря, то ли в шутку, то ли случайно, на афише аршинными буквами -
"конец комедии"…

И то - сколько же им пришлось вытерпеть, бедным…

Это что ж такое - 100 лет. 100! И ставят и ставят, и ставят и ставят…

Помилуйте, каждый заштатный театрик, каждый провинциальный
режиссеришко норовят обязательно на этой пьесе, извините, отметится.
Как фестиваль - "Чайка". Открытие сезона - "Чайка".
Премьера, где-нибудь в Бразилии - и опять "Чайка". Интерпретации,
постановка частями, постановка в современных костюмах, кто то
даже поставил отдельной пьесой реплики повара и горничной !

Вы знаете, мон шер, я не верю во всю эту чушь, но нельзя же так
перегружать астрал !..

Ну и занесло, конечно. Такие люди, актёры. Ясное дело - взрослый
человек выбирает своей профессией - кривляться перед публикой.
Что с него возьмёшь.

Судите сами: главный герой то наш, наш бедный Константин Гаврилыч, в
одном месте стал маниаком, а писатель Тригорин в него
влюбился.

За что и убил. На почве ревности к доктору.

Мда… Оно конечно, дань моде - однополая любовь, как писал классик -
"люди лунного света", но всё же, как то это того, как то
слишком.

(Что интересно, ни один рецензент, ни один - об этом не написал.
Испугались? Кого?)

Все, особенно вначале - деликатно промолчали…

Но - и на солнце, как говорится, есть пятна. Неважно.

Особенно мне понравилось вначале. Выстрел, трах! бац! - и что вы
думаете - на сцене появляется наш славный г-н Пандорин. Нет,
шучу, не так примитивно - просто выяснилось, что доктор -
представьте - ему дальний родственник.

- А ну, - говорит, - давайте разбираться…

И разобрался. Аж чучело сначала закрякало, а потом улетело. Мистика !

Что помимо решения, так сказать, тактических задач, несомненно
символизировало: всё ! Конец "Чайке" ! Больше её - не будет !.."

P.S. Я сначала возмутилась, дорогой друг, а потом подумала: и
правильно! В конце концов, кто будет сейчас читать пиесу в журнале
? Никто. А так - может и прочтут.

К тому же, действительно, прямо просится: все у этого Чехова
стреляются. То дядя Ваня, то… даже писать неудобно - Константин
Гаврилыч.



Глава 12

        Чайка. Продолжение        



(Из донесения. Перевод с немецкого)

"…Хочу, кстати, заметить, полковник: вы обратили внимание, что у
этого Ропоткина почти в каждом произведении, пусть на
эпизодических ролях, но обязательно присутствуют господа с … как бы
это сказать, с противуестественными наклонностями. Говорится
об этом как бы вскользь, но - они присутствуют.

Раз уж мы в прошлом письме говорили о писателе Чехове, то мне эти
персонажи напоминают (прошу прощения за дурной каламбур, но вы
знаете моё отношение к русской классике - я перед ней
преклоняюсь!..) ружьё (sic!) на стене, которое, как известно,
рано или поздно должно выстрелить - иначе зачем такой опытный
беллетрист, как г-н Ропоткин, стал бы его вешать ?

Однако этого не происходит.

Странно…"

Окончание следует

X
Загрузка