Тюмень и тюменщики. Алкогольный клуб, часть IV и V.


часть IV и V

IV: ответы на вопросы.

а: финансирование.

Ибо это справедливый вопрос. Потому что читатель может справедливо
изумиться:

– На какие же шишики это все осуществлялось? Водочка-то в
те времена – покусывалась!

Изумление читателя вполне закономерно: водочка в те времена действительно,
ох покусывалась, стоя 5 рублей 30 копеек днем и не менее 10 рублей
ночью, когда ее приходилось покупать у таксистов.

5 р. 30 коп., то есть – 8 примерно раз пообедать в студенческой
столовой, или 106 (!) раз проехать на любое расстояние в автобусе
или троллейбусе, или купить 5 научных книжек, или 265 (!!) раз
позвонить по телефону автомату, или 2 раза проехать из конца в
конец города на такси.

– Откуда же они брали такие дикие деньжищи? – воскликнет
читатель. – Неужто нарушали социалистическую законность и
тырили деньги из карманов граждан в городском транспорте?

Спешу читателя успокоить: ничего такого не наличествовало. Основными
источниками доходов активистов Клуба являлись:

– стипендии, которые в то время советская власть выплачивала
успевающим студентам; а ни один из вышеперечисленных, нужно отметить,
не был двоечником; напротив – все они были пятерочниками,
и получали за это не просто стипендию в размере 40 рублей, а –
повышенную, в размере 50-ти;

– вспомоществования родителей: Тюменская область, как-никак,
Севера. Родители у всех люди по советским меркам не бедные. Поэтому
большинству эти вспомоществования оказывались, и обычной нормой
считалась ежемесячная присылка ими пятидесяти рублей телеграфным
переводом;

– те, кто не были студентами – ходили на службу! И получали
зарплату!

– и среди них имелись столь высокооплачиваемые личности,
как телемастер Чуйков, вертолетчик Попов, фотограф Мысков, которые
и были главными башляторами Клуба в пору его расцвета;

– наконец, в пору самого уж расцвета А.К. на самою-то водку
особо тратиться как раз и не приходилось. Разве только для затравки.
Приносили! Всевозможные вышеупомянутые "приходящие" – они
приходили, и они приносили,

И опять посылали гонцов в гастроном.

Так обстояли дела на финансовом фронте тех дней.

б: половой вопрос

Еще одно
из того, что требует разъяснения, как же оно это дело разрешалось
в указанном Клубе.

Тут ответить еще проще: никак не разрешалось! Ибо – не было
такого вопроса!

Ноу секс!

Полная невинность!

Вповалку спали еженощно пылкие юноши и нежные девушки – и
никто ничего? – изумится развратный читатель, на что отвечаю:
именно так! Именно никто никого ничего– ибо таковы были нравы
в Алкогольном клубе. А не каковы-нибудь друговы.

Таковы они были, что М.Немиров, уведший Максименкову А., и начавший
с нею сожительствовать, жестоко осуждался. И они были таковы,
что Артурка, вознамерившийся было осуществить то же самое в отношении
Лагутенковой Н., был подвергнут такому всеобщему презрению, что
немедленно вынужден был это безобразие прекратить. И до весны
1984-го года все подобные поползновение неуклонно и беспощадно
пресекались общественным мнением Клуба; а когда естество свое
все-таки взяло, и сексуальный взрыв грянул – он-то его и
погубил полностью и без остатка.

К этому и переходим.

V: март-апрель 1984: конец.

Конец наступает так: приходит в Алкоклуб все-таки упомянутый сексуальный
взрыв – разносит его в щепы и клочья.

Он приходит со стороны. Его приносят сюда вышеупомянутые Тимофеев
Г. и Мошнин В. Их приводит в Алкоклуб, как уже сообщалось, Федотов
Е.

Они приходят сюда, поселяются здесь.

Они приходят в полнейшее недоумение: столько девиц – и никто
ими не овладевает?!!

Тут они тогда давай ими овладевать. Тут тогда давай и все остальные
всеми остальными тоже яростно овладевать и обладать. На случай,
дабы развратный читатель, капая изо рта похотливой слюной, не
начал воображать себя картины свального греха и полного Содома
и Гоморры, поясняю: овладевание происходит исключительно в попарном
порядке моногамного принципа, и в течение совсем ничтожного периода
времени становится на твердые рельсы социалистической законности
через двери ЗАГСОВ.

И тут становится не до экспериментов с альтернативными моделями
жизни: начинается закупка пеленок, шитье чепчиков, и так далее.
Неприкаянными остаются лишь отцы-основатели Клуба: Артурка, Федотов,
Салаватова Гузель, да примкнувший к ним Д.Попов.

И то, кстати, является особо интересным, что многие из этих браков
остаются в силе и поныне!

Что на фоне жизни самоего автора этих строк и 9/10 всех прочих
его знакомых, за это время много раз бывших женатыми, разведенными,
снова женатыми, и снова – – –, а вот Таня Яковлева
и по сей день замужем за Грихой Тимофеевым, а Мошнин женат на
Жернаковой.

Что же касается исторического значения, что ж, оно таково: именно
с Алкоклуба можно считать наличествующим в Тюмени богемы как постоянно
существующей (хотя и столь же постоянно обновляющейся) особой
социальной группы со своими нравами, обычаями, способами добывания
средств на жизнь, интересами, местом, выражаясь марксистским языком
в общественном воспроизводстве (интеллектуально-эстетической продукции)
и т.д.

Которой прежде в Тюмени и в помине не было – см. сообщения
Богомякова В. или Михайлова А., в которых они горько сетуют именно
на отсутствие таковой в Тюмени во времена их юности, по причине
чего они и оставались оригиналами-одиночками, а вот с 1983-го
года – несмотря на скорый конец и, в общем, художественную
бесплодность участников Алкоклуба (за исключением Струкова А.)
– есть.

Ибо через год, весной 1985-го, возникает первый из рок-клубов,
который в сущности является продолжением и развитием А.К., и во
многом – с теми же участниками, затем – "Инструкция
по выживанию", ну а потом – совсем понеслось.

X
Загрузка