Слово и образ. Констатация жанра

 

В русской культуре самостоятельный печатный рисунок – от лубка и до комикса – не пользуется особенной популярностью у претендующей на серьёзность публики. Жанр лубка с его чуждой большевикам эстетикой исчез сразу же после Гражданской войны. Общественное пространство рисунка заполнил плакат, личное – отрывной календарик с его мелкими чёрно-белыми картинками, в лучшем случае – плохая копия Поленова или Крамского из магазина канцтоваров. Графика поощрялась лишь идеологически выверенного сатирического плана. В жанре карикатуры были знаменитые Кукрыниксы, и уникальный Бидструп получил госпремию по заслугам. Но к комиксам отношение было презрительным: считалось, что образ не должен заменять собой знак. О том, что один другому не противоречит, не могло быть и речи, и лишь в детских журналах – «Весёлых картинках» и «Мурзилках» художники могли изображать сюжеты рисунками, в которых образность была способна иметь значительное художественное преимущество над сюжетом или словесной составляющей. Выпускались диафильмы – разного назначения и качества. Всё. Но видеть – совсем не то, что слышать или читать, и дважды другой опыт, если видеть глазами талантливого художника.

Жанр печатного рисунка развивался в других странах, где его не контролировали идеологи культуры. Правда, французские издания подвергались строгой цензуре, не говоря уж о японских. Но и там и там пеклись о нравах, и политическая повестка дня или чуждая эстетика не насаждались насильственно.


 
Ёситоси Тсукиока. «Одинокий дом в Адачигахаре» (1885).
Старуха укрывает мальчика от врагов, и чтобы спасти его жизнь, должна убить беременную женщину и её плод. Между тем она узнаёт, что женщина, которую она собирается убить, является ей дочерью и сходит с ума.


В Японии сама особенность списков и рисунков в свитках , на складывающихся ширмах, панелях и экранах способствовала развитию повествований языком образов. Иллюстрации книг Кацусико Хокусаем – первая половина 19 века – гораздо интереснее самих текстов; живость, экспрессивность его графики столь же свойство его таланта, сколько и часть специфически японского видения мира, берущего начало в ненасильственности, естественности развития японского искусства, при всех особенностях курирования его аристократией.*

Графика художника Ёситоси Тсукиоки 月岡 芳年(1839-1892) ученика Куниёси Утагавы нередко запрещалась правительством эпохи Мейджи по причине её жестокости. Его гравюра «Одинокий дом в Адачигахаре» (1885), приведённая здесь, впервые была опубликована не так давно.

Ёситоси Тсукиоку можно считать первым комиксистом: помимо специфически японского колорита и содержания его гравюр, позволяющих ощутить вкус и цвет ушедшей эпохи, разработанная им техника изображения остановленного движения легла в основу современной манги. Он претерпел западное влияние, но скучал по старой Японии. Это внутреннее противоречие породило и уникального художника и его особую технику, сказавшуюся на искусстве манги и аниме.

Лубок и комикс, как и все искусства, подчиняются требованию той или иной аскезы. Минимализм или полное отсутствии одних раздражителей обусловливает катализ других. В искусстве чёрно-белой фотографии, или в чёрно-белой графике мы имеем дело с отсутствием цвета, и восприятие зрителем образа, лишенного суеты цветового воздействия, обретает максимальную силу. В искусстве комикса, чтобы оно возымело специфическую для данного искусства коммуникативную силу, необходима особая пропорция визуально-чувственного и вербального. Если в лубке важны декоративность, юмор и смысловая законченность, то комиксов не существует без изображения динамики движений и сюжетных положений. Созерцание одного рисунка становится предвкушением следующего, потребностью перехода к другому.

Комиксы живо развивались во Франции. Знакомым с историей жанра небезызвестен журнал Chat Noire, просуществовавший всего несколько лет во Франции 19 века, но имевший значение для развития этого искусства. Сюжеты в картинках печатались в нём с продолжением в нескольких номерах. Лишённые комментариев, они требовали особой техники рисования, которая препарирует движение так, что оно доминирует, влечёт зрителя сквозь повествование. Создание таких комиксов нелегко, но его язык, как язык музыки, пантомимы или архитектуры, становится всеобщим. В Германии мастер комиксов журнала «Fliegende Blaetter» Вильгельм Буш был столь же широко известен, сколь и нещадно копируем – как в Европе, так и в Америке.

В 30-х годах 20 века в США в уличных киосках появляются книжки комиксов, преимущественно романы без слов с привкусом немого кино. Развитие железных дорог сильно способствовало продажам книжек, с которыми дорога становилась короче и веселее. Порядком наличествовало сора, но без него не создаётся почвы для стоящего. Впрочем, хорошего много и не может возникать по определению: чем выше гора, тем остроконечнее её вершина. Конечно, для того, чтобы разобраться, что – настоящее, а что нет в жанре комикса, необходима компетенция. Если комиксы десятилетиями не развиваются, соответственно и компетенция в них мало востребована. Как может быть не интересной искусствоведам графика, трудно понять.

Но времена меняются, и заглохшие было жанры оживают – так Алексей Капнинский впервые восстановил традиционные приемы лубка в современном комиксе «Первые киевские князья». Собственно, его «Больничка» – поэтическая лубочная шутка, опубликованная в «Топосе» недавно, есть перекличка двух жанров.

Обнаруживаем лубок и в творчестве Андрея Кузнецова на hiero.ru, старинное у него сочетается с современным. Художник замечен и нашей публикой, и зарубежной – его лубочные картинки гуляют по англоязычному интернету, вызывая восторженные отклики.

 

Комиксы тоже не стоят на месте. В журнале «Комиксолёт» можно посмотреть на работы многих авторов. Имеется сетевой магазин комиксов http://www.allcomics.ru/. Московский «Панглосc» продаёт графический роман Александра Ерёмина «Хакер»... Жанр развивается и у нас. Он во многом под влиянием японской и западной техник и сюжетов, но рано или поздно своё всё равно возобладает и процветёт. Вот и в «Топосе» мы публикуем фантастическую повесть художника Андрея Господарёва «Беспечный стрелок». Она в процессе создания, но уже привлекательна минимализмом и экспрессивностью графики, динамическим сюжетом и мерой иронии.

_____________________________________________________________________________

* Во времена сёгуната в Японии (1192 – 1867) предусмотрительный военный клан Токугава, чтобы канализировать энергию аристократии, распределил между видными семействами кураторство над ремёслами и искусством.

X
Загрузка