Обезьяна и Паук

(миниатюры)

«О том, как Паук учил Обезьяну ворон считать»

Паук отдыхал в гамаке, мерно покачиваясь, поглядывая в бинокль на
кроны высоких елей, и что-то жевал губами. Это несколько
беспокоило Обезьяну, который был нервен с самого утра.

– Ой да что ты такой нервный с самого утра, Обезьяна? – вздохнул
Паук, отводя бинокль от глаз и что-то записывая в блокнотик.

– Вовсе я не нервный, – ворчливо ответствовал Обезьяна, складывая
бруюки в чемоданчик. – У меня просто нет настроения.

– Отчего же нет настроения, Обезьяна? – спросил Паук, одной лапой
помахивая в воздухе, раскачивая гамак, другими совершая
различные, ускользающие от глаза манипуляции.

– Да разве знаешь отчего? Просто нет и все тут. Небо серое, ветер с
севера, вороны каркают, кошки скребут на душе, ты тут тоже
болтаешься над душой... И что ты там вечно висишь под
потолком? Делать тебе что ли нечего?

– Ой не говори, Обезьяна, совсем нечего! – воскликнул Паук,
взмахивая пушистыми лапками и даже роняя блокнот. Обезьяна поднял
блокнот, и, не заглядывая, вернул его Пауку (потому что все
равно ничего бы не понял из того ковыряния).

– Ну и придумал бы себе занятие, какое-нибудь, что ли, – сказал
Обезьяна. – Я вот делом занимаюсь.

– Каким? – насмешливо исторгнул вопль Паук. – Скажи, мне Обезьяна,
каким таким делом ты занимаешься? Всю неделю пиво пьешь,
другую неделю отходишь, третью неделю тебя слабит, четвертую –
ты постишься и молишься, от этого у тебя случается запор на
месяц, и ты придумываешь себе оправдательную философию,
придумываешь дела, надобности и смысла в которых нет и быть не
может! Посмотри правде в глаза, Обезьяна! Ты убиваешь время!
Ты занимаешься – че-пу-хой!

– Я выгладил все рубахи и брюки, а теперь их пакую в чемоданы!

– Ты куда-то едешь?

– Нет.

– Зачем же пакуешь рубахи и брюки в чемоданы?

– Ну а вдруг поеду?..

– Эх, Обезьяна, скажи, ты вообще ездил куда-нибудь? Хоть раз в жизни
ты куда-нибудь ездил?

– Нет.

– Отчего же ты полагаешь, что вот именно в этот раз поедешь?

– Я и не думаю, что поеду. Я просто упаковываю вещи на тот случай,
ежели поеду...

– Отчего ж именно в этот раз случай этот предвидится?

– Он и не предвидится, я просто на тот случай, если предвидится оказия?

– И с чего это вдруг такая оказия может предвидиться?

– Никакой уверенности, Паук, в том, что оказия может предвидиться,
я, Паук, ни капельки не испытываю, но на всякий случай, на
тот самый непредвиденный случай, коли вдруг представится
возможность или некая забрезжит вероятность того, что я вдруг
куда-то должен или смогу поехать, то чемоданчики у меня уже
будут собраны!

– Эх, Обезьяна, Обезьяна, – нараспев промурлыкал Паук, – а понимаешь
ли ты, что вот на следующей неделе ты запил...

– И вовсе еще и не запил...

– Ну, предположим не на следующей, а на другой неделе ты запил, и
все твои чемоданы так и остались лежьмя лежать, а одежка твоя
в них преть, и что рубахи твои отпидорашенные отпаренные
сыры еще и плесенью грибком пойдут в чемоданах, как и вся
прочая одежонка твоя!

– Ты, Паук, не заговаривайся, у меня все правильно упаковано –
каждый артикль в своей целлофановой обертке, никакой плесени быть
не может.

– И все равно, нет чтоб с меня брать пример... Отдыхать, медитировать...

– Медитировать, – ухмыльнулся Обезьяна, – ну и как ты медитируешь,
Паук? Ну-ка, скажи!

– Берешь бинокль да ворон считаешь, вчера три тысячи шестнадцать, а
сегодня сто шестьдесят три... до обеда, а вот после обеда...

– Ну-ну, и как же ты их считаешь?

– А вот смотри, – показал Паук, подставляя бинокль с шестью
отверстиями к шести глазам, – видишь, на той ветке, сидят
голубушки...

Обезьяна пригляделся.

– Одна вроде бы сидит...

– Эх, Обезьяна, ты и ворон, как я погляжу, считать не умеешь...
Одна... Это у тебя одна, а у меня все шесть разом!

– Где же шесть, если одна?!

– Вот видишь, даже в этом деле толку от тебя никакого! Потому ты и
расслабиться не можешь, не говоря уж о медитации... Пока ты
десять с горем пополам насчитаешь, у меня уж все шестьдесят
будут, как минимум! Настоящая медитация, это охота, это счет,
это удаль, это умножение и сопоставление чисел, статистика!
Понимаешь?

Обезьяна присел, забыв о рубашках, призадумался...

– Хм, Паук, я кажется начинаю что-то понимать... Дай-ка сюда бинокль!

Последние публикации: 
Сивцев Вражек (15/09/2010)
Наваждение (07/09/2010)
Обезьяна и Паук (01/08/2010)
Обезьяна и Паук (12/07/2010)
Обезьяна и Паук (30/06/2010)
Обезьяна и Паук (08/06/2010)
Обезьяна и Паук (12/05/2010)
Обезьяна и Паук (28/04/2010)
Связка (14/01/2010)

X
Загрузка