Кум королю.



bgcolor="#000000">

Питерская писательница с сексапильными инициалами, захватывающими дух, настоящая волшебница. Что она делает словами, каким сладким и ароматным веществом их обмазывает, когда склеивает, я не знаю. Но выходит всегда так здорово, что дух захватывает. Если, конечно, на её, ММ, волну настроишься - закипающего мёда с запахом арбуза. Впрочем, «Кум королю» не совсем обычный для ММ текст, в котором она сдерживает свои стилевые игры, отдавая предпочтение внятно изложенному сюжету. Который, как это всегда у ММ бывает, стремится разомкнуться в бесконечность, забывает закрыть вторую скобку. Необходимое пояснение. Имя Айвар ММ не придумала сама, но нашла в интернете. И, в самом деле, какое же это смешное имя!



Фото: Влада Порного взято с сайта, находящегося по этому адресу

Сидя в офисе, Айвар вглядывался в муть дня сквозь стекло - седьмой этаж, внизу, как чаинки в стакане, взбалтывались человечки, перекидывающие друг другу невидимый мяч. Порой на стадионе под окном его офиса устраивали, с помощью врытых в землю автопокрышек (отходов размещавшейся на первом этаже мастерской по ремонту машин), бега с препятствиями для собак, и тогда Айвару казалось, что в воздухе висит плотный слой лая. Сегодня ожидалися гонки, и Айвар, выйдя в Сеть, успел взглянуть на заветное фото... "Будто кобель, пометил свою компьютерру, оставил след на снегу", он усмехнулся - "снег" был ее персональной страницей, на которой стоял счетчик, распознающий "ай-пи" .

"Гонщики мнительны, - думал Айвар. У каждого есть памятная зарубка на дереве жизни, примета, дупло необъяснимых чудес... Инна в письмах смеется: вкусное у тебя имя - айва! А я перед каждым соревнованием содрогался: айвария."

После того, как его "Лада" - не на трассе, а в оттепель, на обычной подмосковной дороге врезалась в столб, Айвар отошел от автомобильного спорта, занимаясь теперь починкой машин и "раскруткой" своей бывшей команды. Тогда же ему удалось отбежать в сторону и издали наблюдать черный дым - подобный тому, который рисуют дети, изображая войнушку и издыхание жирного "Мессера".

"Мессершмит", оживился Айвар (от кофе и сочащегося из-под облаков света - конферансье солнца - настроение у него повышалось). Под окном у меня новенький "Мерс", вчера я заключил сделку на триста тысяч "зеленых", пообщался с одним, выпил с другим, прослушал по радио несколько песенок и побеседовал с N, чей отец, почти нищий, став знаменитым, наконец зажил кум королю и ферзю. Суеверные гонщики обычно не дают предстартовых интервью, а для N теперь каждое интервью - стариковское, после старта.

На своей Alfa-Romeo TZ, смахивающей на собирающий выручку из таверн броневик, он выиграл в юности гонку в городе Монце. Там же, в Монце, в далекой каверне истории, в тысяча девятисотом году, был сражен наповал Гумберт Первый, итальянский король. Все это, однако, совсем не относится к делу. Дело-то у меня сейчас совершенно другое: залучить лого "Лукойла" на борт нашей тачки и положить деньги в карман".

Для пытливого читателя мы поместим сюда легенду под названием Гумберт Гумберт: однажды король повстречал простолюдина, своего двойника... В день, когда Гумберт Первый был коронован, Гумберт второй открыл ресторан, в котором подавалось пиво "Корона". Вскоре после их встречи двойник погиб от неосторожного обращенья с ружьем. Король, узнав об этом, воскликнул: "Брешешь! Какой же это двойник? Я-то ведь жив!" - и в этот момент был застрелен анархистом по фамилии Бреши.

Попробуйте-ка проследить связь между гонщиком N, сыном известного писателя-эмигранта, и королем! Однако, пусть вас не смущают прыжки Айвара от гоночной Монцы к гонимым монархам - ведь Айвар принадлежит к той драгоценной породе людей, которые пытаются связать все происходящее в одну цепь. Когда в деловом предложенье "Кастрола" ему почудился гордиев узел, а вслед за сомненьем пришло письмо от армейского приятеля со станции Узловая, Айвар сказал как отрубил: "отменяется сделка". Если Вы, притулившись на скамейке у дома (в подпитии и потому благодушны), пожелаете ему доброй ночи - он увидит в Вас ангела в сухопутном обличье, подающего ему какой-то особенный "знак".

Для таких людей все имеет значение: стартовый номер машины, механик, любитель "практических шуток", нанятый из-за того, что фамилия его - Смидас - напоминает по звучанию имя царя (а вдруг он поможет нам "золото" взять? ), майка, в которой был выигран международный заезд... все участвует в общем зачете; в симфонии божественных замыслов слышна дипломатическая нота судьбы.

"Я столько слышал о людях, которые, разбогатев и мучаясь чувством вины, - удивлялся Айвар, - начинают спонсировать богадельни! Я не испытываю никаких мук. Ведь получает зарплату импресарио, которому я поручил организовать гастроли Инны по маршруту "Золотого кольца", возмещены голосовые усилия диктора, пускающего имя Инны по волнам..."

Инна, на чью страницу в Интернете Айвар заходил, была набирающей известность артисткой и жила в Петербурге. Она только что развелась - Айвар же, наоборот, недавно познакомился с девушкой, которую он, обладатель денежных и телесных богатств - двадцатипятилетний двухметровый красавец - водил в кафе "У лукоморья" в Москве.

"Ты знаешь, Инна, когда мы с ней сидим в "Лукоморье", мне кажется - вдруг русалкой явишься ты!"

"Я не русалка, я - Говорящая Щука", Инна смеялась. Она работала в кукольном театре, среди других ролей играя исполняющую желания щуку в "Емеле", а когда наступала зима, принималась "снегурить" - ездить с Дедом Морозом по частным домам. Платой за это были мизерные деньги и большое детское счастье. Она мечтала организовать свое собственное детское шоу, и Айвар, увидевший ее в телепрограмме, а затем ей написавший, был подручным этой мечты. Она выходила на сцену, везя за собой на веревочке видик в коляске ("дитя") и ведя с ним (то есть с записанным в видеофильме ребенком) беседу. Были у нее и другие идеи...

"Инна, послушай, я еще не закончил рассказ... Когда мы подъехали к бару, какая-то девчонка восхитилась машиной и N - пленительный Дон-Жуан и плейбой (много лет назад в "Ла Скале" он исполнял арию Дона Джованни) - тут же нашелся: "эх, прокачу!"

Слышала ли ты об учрежденной им премии "Opera prima", на которую любой российский артист может поехать учиться на Запад? Кстати, прямо там, в "Спорт-баре" на Новом Арбате, он спел мне. Гонщик-кольцевик, влюбленный в "Кольцо Нибелунгов" - вот каламбур!

Говорят, его отношенья с отцом были настолько близки, что на гонках его мертвый отец ехал на машине совершенно невидимый (недаром при жизни он так много писал о загробных мирах!), а сын-гонщик пристраивался сзади, в полутора метрах от несуществующей машины отца, используя технику, при которой идущий впереди автомобиль преодолевает сопротивление воздуха - слип-стрим. Это и помогало ему выигрывать гонки.

Кстати, позволь мне попросить тебя кое о чем... Хоть я и знаю, что ты восстаешь против культа машин и мачизма, не примиряясь с тем, что сочетание "машина, красотка" мужчин приводит в полный восторг... Пожалуйста, сними с нами клип. Ты посодействуешь нашей команде в раскрутке - а я наконец воочию увижу тебя! Посылаю тебе десять тысяч долларов на твое детское шоу - оказав помощь нашей команде, ты не будешь чувствовать себя обязанной мне".

Уклонясь от ответа, Инна рассказала Айвару свой сон:

"Механик с бородой, хиловатый, небольшого росточка, хитрюга... передвигается, будто сановник из МИДа, важно и совсем не спеша. Автомобиль под номером 999, рванувшись со старта, перелетел через поребрик, перекатился на крышу, пожар... Пожарная машина выехала на тушение - но, по халатной случайности, без пожарной команды."

"Инна, в России трехзначных стартовых номеров нет. Здесь Москва, а не Монца! Выкинь в мусорник свой ошибочный сон" - ответил Айвар. "Ну так как, ты согласна?"

Была еще одна причина, по которой Айвар, видящий в слове "богатство" "божественный промысел", попросил Инну приехать в Москву. Ему казалось, что Инна сможет стать его талисманом, она приносила удачу, но для подтверждения этого нужен был какой-либо "знак".

Не успела Инна приехать, как что-то не заладилось с машиной команды Айвара, понадобилась помощь механика, на квалификации полностью отказали тормоза, автомобиль вылетел с трассы и уткнулся носом в бетон... Попытавшись определить неполадку, обнаружили, что тормозные колодки были из металла золотистого цвета - проделки остроумного "механика Мидаса" - Айвар, кажется, догадывался, в чем было дело, но, ошеломленный, молчал.

Москва - Санкт-Петербург

X
Загрузка