Книга Ивана Зорина «Гений вчерашнего дня»

Чтобы ни говорилось, художественная литература – это литература для
подростков. Взрослые предпочитают газеты. Причиной тому
личный опыт и то смутное ощущение искусственности, которое с
неизбежностью вызывают литературные тексты. Рано или поздно
начинает казаться, что на страницах романов бушуют опереточные
страсти, которые сеют недоверие и скуку. Сопереживание
литературным героям – прерогатива юности, зрелость уже не видит
себя в кругу книжных персонажей, не повторяет их монологи, не
подражает поступкам.

Вакцина взросления приводит к подсознательному отторжению чужих фантазий.

Романы перестают читать вслед за сказками и по той же причине. При
этом разоблачение беллетристики не касается поклонников
глянцевых изданий, которых не смущает ни наивная
неправдоподобность их путеводителей, ни литературная беспомощность. Эта
внушительная армия диктует свои вкусы – отсюда подмена бытийных
вопросов житейской мудростью, отсюда – торжество детских
жанров.

Иван Зорин пишет для взрослых. Он определённо рискует, не делая
скидок на образование, род деятельности и философскую
подготовленность. Сужая аудиторию, он имеет дерзость пойти вразрез с
главным принципом современного мира – погоне за потребителем.
Но именно поэтому он и интересен. Зориным руководит принцип
не умножать сущее: его произведения беспощадно лаконичны,
они страшатся банальности и завернутых в прописи истин. Его
тексты – это разговор взрослого со взрослым, мыслящего с
мыслящим, страдающего со страдающим.

Последняя книга Зорина «Гений вчерашнего дня», как заявлено в
предисловии – очередное приглашение к диалогу. Чем старше
становится человек, тем сложнее ему отказаться от стереотипов. И
потому беседовать с Зориным нелегко. Это занятие не для тех,
кто видит в литературе лишь развлечение, кто из страха давно
не заглядывал в себя. Ведь книга выворачивает нутро,
заставляя узнавать себя в изнанке.

«Гений вчерашнего дня» повествует о судьбе. Судьбе настоящей, даже
если она только снится. Вот полустанок с едва различимым
названием «Бог». На нём предстоят «трудные уроки христианства».
Бог есть любовь, Бог есть Жизнь, Бог есть… Есть? Он незримо
присутствует на страницах книги, но Его будто и нет. С Его
молчаливого согласия происходит падение человека а, может, Он
просто не может произнести Слово, потому что существует в
бреду сумасшедшего? Размышления Зорина о Боге – это не
твёрдая позиция Достоевского, герои которого знают, что Бог
существует, даже не веря в него. Автор не перечисляет шесть
доказательств Божественного бытия – он убежден, что открывший
книгу, в состоянии отыскать седьмое. Он уверен в читателе,
потому не даёт подсказок, не разбрасывает в притчах ключи. Зорин
боится злоупотребить его вниманием, поэтому страницы требуют
абсолютной сосредоточенности. В читателе он видит alter
ego, обращаясь к нему, обращается к себе.

Проза Зорина приближается к поэзии, как по метафоричности, так и по
афористичности. Насыщенные и многослойные тексты, полные
образов, текстур, линий и аллюзий доставят удовольствие
чуткому, тонкому ценителю. Кажется, что у книги «Гений вчерашнего
дня» много авторов, каждый рассказ не похож на другой. Под
одной обложкой здесь собраны новеллы в классическом стиле и
литературные эксперименты, новации, которые, возможно, станут
классическими в XXI веке.

Зорин не стремится быть ни модным, ни современным, при этом его
стиль, ультрасовременный и ультраконсервативный, избегает лекал
массовой эрзац-культуры, он далёк от усредняющих рецептов,
по которым готовятся бестселлеры. Сегодня, когда
беллетристика превратилась в fast food книжного рынка, Зорин делает шаг
в развитии «вечной» литературы.

От владения грамматикой до чтения такая же бездна, как от азбуки до
книжной искушённости. В конце концов, надо признать, что
чтение такая же работа, как труд каменщика, а профессиональных
читателей в наши дни стало не больше, чем профессиональных
писателей.

И книга «Гений вчерашнего дня» именно для них.

Последние публикации: 
Пой, Революция! (01/11/2010)

X
Загрузка