Я не вернусь

(при участии Олега Газе)

«Новодрамовские» авторы уже давно стройными рядами двинулись в кино и произвели там изрядный переполох, перепугав киносообщество с одной стороны свой живостью и непосредственностью, а с другой – своим непрофессионализмом. Не все «новые» драматурги отдают себе отчет в том, что язык театра не всегда работает в кино. Ярослава из тех, кто очень хорошо понимает, что язык театра – слово, а язык кино – движение.

Александр Молчанов. Кино без плёнки 1.


Лето. Школьный парк. Из динамиков звучит песня «Учат в школе». На деревянной сцене стоит полная женщина – зачитывает по бумажке текст: «Диплом об окончании полного среднего образования вручается Морозову Дмитрию Анатольевичу». Перед сценой стоят подростки в красивых, но очень похожих меж собой костюмах. Толстов Дмитрий – больше похожий на откинувшегося с зоны зэка, чем на ученика, спешно тушит сигарету, которую только что курил, идет получать диплом.

ЖЕНЩИНА. Что надо сказать, Дима?

ДИМА. Типа спасибо?

ЖЕНЩИНА. Типа! Иди. А сейчас диплом вручается, пожалуй, единственной
ученице за всю историю нашей школы, которой мы все гордимся
– весь наш преподавательский состав. Диплом об успешном
окончании среднего образования, а также похвальные грамоты за
изучение английского и русского языка, истории,
обществознания и литературы вручаются Морозовой Анне Сергеевне, более
того, за отличную учебу Анечка награждается у нас золотой
медалью. Ребята, это наша первая золотая медаль за десять лет!
Похлопаем Ане!


В толпе подростков стоит Аня – маленькая хрупкая светловолосая девушка с детским лицом. Одна из выпускниц толкает ее в спину.

ВЫПУСКНИЦА. Иди, че стоишь?


Аня выходит на сцену. Платье, которое ей явно велико, еще больше подчеркивает худобу девушки. Женщина на сцене вручает Ане аттестат, золотую медаль и стопку похвальных грамот, обнимает Аню.

ЖЕНЩИНА. Анечка! Поздравляю! Гордость наша!


В толпе.

ОДНА ИЗ ВЫПУСКНИЦ. Типа похлопать надо?

ВТОРАЯ. Наверное, не знаю….


Первая неуверенно начинает аплодировать, остальные вяло подхватывают эти аплодисменты.

ЖЕНЩИНА НА СЦЕНЕ. Тихо, тихо, тихо! Это еще не все! Аня! У меня для
тебя очень хорошая новость. Власти нашего города, это
Архипов Николай Юрьевич, Боженов Игорь Геннадьевич и Синицын
Валерий Петрович, вот… Они наградили тебя учебой в университете
города Екатеринбурга. То есть, ты уже автоматически зачислена
на первый курс филологического факультета Педагогического
Государственного Университета! Ты рада?

АНЯ. Рада. Спасибо.

ЖЕНЩИНА НА СЦЕНЕ. Похлопаем Ане!


Все аплодируют. Аня спускается со сцены, возвращается в ряды одноклассников. Женщина продолжает зачитывать по списку фамилии выпускников и выдавать аттестаты.

ОДНА ИЗ ВЫПУСКНИЦ (Ане). Че, доучилась, отличница?
Еще пять лет учебы втюхали!

ВТОРАЯ. Дай хоть медаль посмотреть?


Аня как будто не слышит вопроса – смотрит перед собой

Аня в комнате – собирает вещи – серое платье, книги, застиранные колготки, белье. Комната казенная четыре койки, стол у окна. На соседней кровати сидят две девочки, рассматривают Анину медаль.


ПЕРВАЯ. Клевая вообще, да?

ВТОРАЯ. Это ж реально золото?

ПЕРВАЯ. Нет, краска! Блин, не видно что ли?

АНЯ(собрала вещи, застегнула небольшую сумку). Все,
девочки, давайте. (протягивает руку)

ПЕРВАЯ. Че ты уже все, поехала?

АНЯ. Сейчас Наталья Ивановна придет, и поедем.

ПЕРВАЯ. Ну на тогда. (отдает Ане медаль)


В комнату заходит грузная женщина – Наталья Ивановна в нарядном костюме.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Ну че, ты готова? Пописять, покакать, все сходила?


Аня кивает.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Поехали тогда, автобус ждать не будет….

АНЯ. Ладно…. Лиз, Кать…. Пока что ли?

ПЕРВАЯ. Ну пока, че, не увидимся что ли больше?

АНЯ. Не знаю.

ПЕРВАЯ. Да ладно, по любому приедешь еще.

ВТОРАЯ. Ты б приехала?

ПЕРВАЯ. Я бы нет. Да Анька, она ж дурочка у нас, так что всяко вернется.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Все, девочки, обнимите Аню, нам пора ехать….


Аня и Наталья Ивановна вместе с другими пассажирами выходят из маленького пыльного автобуса.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА (оглядывается по сторонам). Ну че тут, куда?


Аня и Наталья Ивановна идут по улице.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. За общагу держись, буду требовать, чтоб как со
всех платила, кричи, что у тебя льготы, ты детдомовская….


Вдруг Наталья Ивановна видит магазин «Одежда для полных дам», заворожено смотрит на вывеску.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Ань, может, зайдем ненадолго?

АНЯ. А если опоздаем?

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Не опоздаем поди. Я на пару минуток заскочу, ладно?


Наталья Ивановна ходит по магазину, рассматривает одежду, рядом с ней идет, девушка-продавец. За ними идет Аня c сумкой.

ПРОДАВЕЦ. Вот такая моделька есть, тут вот рукава реглан, видите?
Вот такой есть вариант, с золотым отливом….

АНЯ. Наталья Ивановна, ну, пошлите, а? ну мы же опоздаем так.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Сейчас пойдем.

АНЯ. Уже полчаса сейчас. Пойдемте быстрее, вдруг все закроется, а
университет еще найти надо!

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Да не закроется, дурочка! Магазин они что ли,
закрываться? Они поди и круглосуточно работают, раз к ним со
всей страны поступать едут. Девушка, вы до скольки здесь
работаете?

ПРОДАВЕЦ. До шести.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Пошли, изнылась вся!


Аня и Наталья Ивановна идут по институту. В институте пусто – каникулы.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Хоть бы таблички где какие повесили, люди отовсюду
к ним едут, это где такое видано, что ничего найти нельзя….


Дергает ручку какого-то кабинета – кабинет закрыт.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Вымерли они здесь, что ли?


В глубине коридора появляется высокий мужчина в светлой майке и джинсах – Люциус.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Молодой человек, молодой человек…. Вы нам не
подскажете, где нам преподавателя какого-нибудь хоть найти? А то
мы замучились совсем с дороги, час тут ходим….

ЛЮЦИУС. Ну, я преподаватель. Вы поступать приехали?

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА (роется в сумке, достает какие-то
бумажки
). Мы не поступать, мы по направлению, вот,
Алапаевский детский дом, Аня Морозова, все десять лет училась на
отлично, администрация города позаботилась, место у вас дали….
Вот, направление, характеристика….. За общежитие ей платить
не положено, у нее льготы, паспорт, прививочная карта,
медицинская справка вот. Вас как зовут?

ЛЮЦИУС. Андрей Данилович.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА. Вы уж помогите нам, пожалуйста, Андрей Данилович.
Мне-то ехать уже надо, у нас автобус – сами знаете, как
ходит, а друзей в городе нет. Ее-то в общежитие, а мне куда? На
улице ночевать не хочется. Вы ей самое основное покажите,
дальше она сама разберется, девочка-то умная… А, денежку еще я
тебе дать должна. (достает из сумки конверт с
деньгами и ведомость
) Вот здесь распишись, что получила.
(Аня расписывается, забирает конверт) Ну,
все, Анечка, давай, целую тебя крепко-крепко, мы все тебя
любим. Надеюсь, отучишься, вернешься к нам учителем работать.

АНЯ. Нет, Наталья Ивановна, к вам я никогда не вернусь.


Титры. Я не вернусь.

**

Раннее утро. Общежитие. Анина комната. Где-то заиграло радио. Стук в дверь. Аня просыпается, накидывает халат, идет открывать. На пороге – Морозов Дима, сильно изменившийся, накачанный, лысый, с четками и барсеткой в руках.

АНЯ. Вы кто?

ДИМА. Анька! Морозова! Узнаешь однофамильца?


Крепко сжимает в объятьях хрупкую Аню.

АНЯ. Морозов…. Дима, ты?

ДИМА. Ну, а кто?! Еле нашел твою общагу! Три квартала объездил!

АНЯ. А… привет. Рада тебя видеть. Ну, как там наши?

ДИМА. Девки родили почти все, дуры, я это…. в армию сходил! А ты че,
все учишься еще что ли?

АНЯ. Ну почти….

ДИМА. Отличница!

АНЯ. Может чай? Слушай, Дим, только мне сейчас бежать уже надо, у
меня очень важная защита сегодня, ну там, в универе.

ДИМА. И че, не отменить никак?

АНЯ. Нет, я бы рада, честно. Но никак.

ДИМА. Да я так-то ненадолго…. Ань, слышь? Можешь братану помочь, мы
ж все братья, из одной семьи….

АНЯ. А чем помочь надо?

ДИМА. Тут вещичка у меня ценная. Потерять боюсь. Вечером приеду,
заберу… А то весь день по городу мотаться, тут у вас по любому
на каждой улице по вору ходит…. Это там у меня все свои, они
меня бояться все, понимаешь? Ну там, мутим дела с пацанами,
они близко не подойдут…. А здесь – че, почем?

АНЯ. А что за вещь?

ДИМА. А, девке своей, девушке, браслет там, серьги купил, все дела….
Оставишь у себя до вечера, я вечером заеду, заберу?

АНЯ. Ну, давай….

ДИМА. Однофамилица моя!


Достает из барсетки сверток. Аня берет его, прячет под подушку.

АНЯ. Тяжелый какой браслет…

ДИМА. Так ты че, там коробка только на кило тянет, вся в в золоте,
брюллики там, туда-сюда, ….

АНЯ. А-а-а.

ДИМА. Ну ладно, я поеду тогда, не мешать тебе как бы.

АНЯ. Ладно…. ты когда вечером заедешь?

ДИМА. Часов в семь-восемь, нормально?

АНЯ. Да. Хорошо.

ДИМА. А ты к нам че не вернулась-то?

АНЯ. Так получилось.

ДИМА. А-а-а…. Ну, бывай, однофамилица!


Дима выходит из комнаты. Аня выходит на общую кухню, на кухне стоит Ирина – Анина соседка по блоку в общежитие, что-то готовит.

ИРИНА. Кто это к тебе приходил?

АНЯ. Тень отца Гамлета.

ИРИНА. Гамлет, ты овсянку будешь?

АНЯ. Буду, Ириш…

ИРИНА. А то Герман под окнами уже ждет! (смеется)

АНЯ. Пусть ждет.

ИРИНА. Прогони ты его уже.

АНЯ. Да ладно….


Аня выходит из здания общежития. К Ане тут же подходит Герман – сутулый парень в очках.

АНЯ. Здравствуй, друг Горацио! Что нам опять не спится?

ГЕРМАН. Я подумал, у тебя такой день. Тебе нужна поддержка….

АНЯ. Пошли, поддержка!


Аня и Герман идут по улице. Утро.

ГЕРМАН. Ты готова к лекции?

АНЯ. Нет, буду импровизировать. Герман, ну, о чем ты?

ГЕРМАН. Я бы тебе посоветовал еще перед выступлением размять свой
речевой аппарат, есть определенные методики. Видишь ли, раньше
я немного страдал косноязычием, и это очень важно, для
человека, собирающегося преподавать, уметь правильно
формулировать свои мысли….

АНЯ. Герман, зануда – это не характер, это образ жизни.

ГЕРМАН. Просто я переживаю за тебя.

АНЯ. Горацио, спокойно. Я ко всему готова.


**
Аня стоит перед полной студентов аудиторией. На задних партах сидят несколько преподавателей, среди них Люциус.

АНЯ. В довершении всего вышесказанного можно добавить, что Михаил
Юрьевич Лермонтов завершает волну байроновского романизма, и
дальше мы уже можем говорить об эпохе романтизма новой волны,
о которой мы поговорим на следующей лекции. Все, я думаю,
все свободны.


Студенты выходят из аудитории.

АНЯ (преподавателям). Ну как?


Кабинет. В кабинете сидит Аня и ректор института – Владимир Гаврилович.

ВЛАДИМИР ГАВРИЛОВИЧ. Анна Сергеевна, ну что ж…. мы очень довольны
вами. Мы, посоветовавшись с кафедрой, решили, что вы достойны
продолжать наше дело и преподавать студентам курс русской
литературы 19 века. По-моему убеждению, в аспирантуру вы
поступили не зря, вы действительно умный и талантливый человек. И
еще – очень радостная новость для вас. Неделю назад мне
пришло письмо из американского принстонского университета,
кафедра славистики. Они приглашают от нашего университета одного
молодого преподавателя, который мог бы сделать доклад на
научной конференции, посвященной изучению фольклора народов
мира, а также влиянию фольклора на творчество авторов, которые
признаны безусловными гигантами в мировой литературе. И мы
решили, что этим молодым специалистом будете вы. Поздравляю.
Не переживайте. На подготовку доклада у вас будет время,
поездка значится в ноябре…. Вы рады?

АНЯ. Очень. Спасибо. (улыбается)


**

Аня с Люциусом одни в кабинете.

ЛЮЦИУС. Ну что, поздравляю, найденыш мой. Это очень хорошо, что ты в
штаты едешь, правда. Это нужно будет отметить.
Английский-то хоть знаешь?

АНЯ. Так…. Люциус! Мы с тобой такие крутые!

ЛЮЦИУС. Я-то здесь при чем?


Аня обнимает Люциуса, Люциус берет Аню на руки, кружит ее, Аня смеется

**

Аня выходит из здания университета. Звонок телефона.

АНЯ. Да, Ириш! Поздравь меня, я в Америку лечу…!

ГОЛОС ИРИНЫ. Аня! Аня! Я ничего не понимаю! У нас полное общежитие
ментов, они нашли у тебя в комнате героин, нас всех сейчас
везут в отделение…. Они говорят, что ты чья-то подельница….
Аня, что происходит? Аня, приходи домой срочно! Тебя ищут!

АНЯ. Что? Какой героин?

ГОЛОС ИРИНЫ. Я не знаю! Нам ничего не говорят! У тебя в комнате
что-то обнаружили, героин, я не знаю…. Аня, все, меня зовут уже!
Приходи!


**

Университет. Аня заглядывает в кабинет деканата.

АНЯ. Люциус! Андрей Данилович, вас можно?

ЛЮЦИУС. Да, сейчас….


Люциус выходит из кабинета.

ЛЮЦИУС. Что случилось? Мы же договаривались, что в университете на
людях ты меня, кроме как своего преподавателя, не знаешь.

АНЯ. Люциус! У меня в комнате героин нашли!

ЛЮЦИУС. Как так получилось?

АНЯ. Я не знаю!!!


Аня с Люциусом сидят в кафе, пьют кофе.

АНЯ. Я не знаю, как так получилось! Не знаю! И что теперь делать, тоже не знаю!

ЛЮЦИУС. Ань…. Я, конечно, знал, что ты дура, но не думал, что
настолько. Зачем ты этому своему знакомому разрешила пакет
оставить?

АНЯ. Мы с ним в одном детдоме росли, однофамильцы, как объяснить…
Это не обсуждается, он мне как брат, надо было помочь, я
помогла.

ЛЮЦИУС. Ань, извини меня, но ты этого брата эти пять лет знать не
знала и видеть не хотела.

АНЯ. Не хотела, потому что он не такой брат. Не такой, которого
видеть хочется. Но отказать нельзя.

ЛЮЦИУС. Замечательные навязанные детским домом родственные связи.

АНЯ. Что мне теперь делать? Андрей Данилович, я боюсь! Помоги мне, пожалуйста.

ЛЮЦИУС. Ань…. Я не очень понимаю, чем я могу тебе помочь. Я с такими
делами никогда раньше не связывался. Единственное, что я
могу сказать, идти тебе туда сейчас ни в коем случае нельзя.

АНЯ. Но это же не мои наркотики! Мне подбросили!

ЛЮЦИУС. Ань, милая моя, ни один наркоторговец не признается, что это
его наркотики. Всем подбросили. Возможно, впоследствии,
месяца через три-четыре ты и сможешь доказать, что ты к этому
не имеешь никакого отношения. Но все эти три месяца тебе
придется провести в камере, и дай-то бог, три, а не больше. А в
худшем случае, и самом, увы, в нашем стране распространенном
– тебя просто закроют лет на восемь, и разбираться никто не
будет.

АНЯ. Что мне делать?

ЛЮЦИУС. Ань… Не знаю. Честно не знаю. Самую большую глупость ты
совершила, когда пустила этого своего удивительного брата на
порог.

АНЯ. А что мне надо было делать?

ЛЮЦИУС. Милицию в таких случаях вызывают, или дверь не открывают! Я
понимаю, что ты росла в определенной среде, но, извини меня,
когда-нибудь со своим темным прошлым приходиться
расставаться, если хочешь как-то хорошо жить дальше. Что я тебе могу
сказать? пакет этот ты, говоришь, в руки брала, значит, там
уже есть отпечатки твоих пальцев. Я других вариантов, кроме
как скрыться на время, для тебя пока не вижу. Потом нужно
найти хорошего адвоката, потому что менты от тебя так просто
уже не отстанут.

АНЯ. А где найти хорошего адвоката?

ЛЮЦИУС. Ты задаешь мне вопросы, которые меня ставят в тупик просто.
Я попробую, конечно, поспрашивать…. Но у меня нет связей в
этих кругах, как-то, знаешь, не было такой надобности.


К столику подходит официант.

ОФИЦИАНТ. Что-то еще заказывать будете?

АНЯ. А можно пива, холодного?

ОФИЦИАНТ (Люциусу). А папа как на это смотрит?

ЛЮЦИУС. Папа на это нормально смотрит, девочка совершеннолетняя.

ОФИЦИАНТ . Точно?

ЛЮЦИУС (раздражаясь). Аня, покажи ему паспорт.

ОФИЦИАНТ. Понял. Бывает…. Молодо выглядите, девушка. Пива какого?

АНЯ. Любого.


Официант удаляется.

АНЯ. Люциус, и что? Делать-то что?

ЛЮЦИУС. Значит, так…. Ты можешь на какое-то время уехать из города?

АНЯ. Куда?

ЛЮЦИУС. Не знаю…. К подруге.

АНЯ. У меня все подруги живут в общаге.

ЛЮЦИУС. Ну, придумай что-нибудь, ты же взрослая девушка.

АНЯ. Ты мне поможешь?

ЛЮЦИУС. Я могу только посочувствовать тебе, но как решить эту твою
проблему – я не знаю, и не понимаю, почему я должен за тебя
ее решать. Так, подожди…. (достает из кармана
кошелек, открывает, протягивает Ане несколько тысячных
купюр
) Возьми, пожалуйста….


Аня молча берет деньги.

ЛЮЦИУС. Больше нет пока.

АНЯ. Больше и не надо.

ЛЮЦИУС. Будем на связи, значит. Куда ты сейчас?

АНЯ. Какая разница?

ЛЮЦИУС. Раз спрашиваю, значит, есть.

АНЯ. Я сама не знаю. Спасибо за помощь, Люциус, ты само милосердие.
Круче тебя только Красный крест, серьезно….


Аня залпом допивает пиво, выходит из кафе, набирает какой-то номер в телефоне.

Небольшая улица. Дорога. Остановка. Люди, ожидающие автобус. Ларек. Идет дождь. Аня и Герман стоят на остановке и разговаривают.
Пауза.


ГЕРМАН. Аня…. Я готов с тобой уехать на поселение, если тебя
посадят. Учителя везде нужны!

АНЯ. Герман, я тебя спрашиваю…

ГЕРМАН. Но пожить у меня, к сожалению, не получится, у меня соседи,
как они на это посмотрят, и потом хозяйка каждую неделю
приезжает…

АНЯ. Да, мой друг Горацио, я слишком верила в людей….

ГЕРМАН. Многие великие люди сидели в тюрьме.

АНЯ. Я счастлива повторить их судьбу!

ГЕРМАН. Я поеду с тобой.

АНЯ. Обязательно. Просто как Соня Мармеладова за Раскольниковым! Но
жить к себе не пустишь. (пауза) А я в
Америку уезжаю.

ГЕРМАН. Куда?

АНЯ. В Америку. В Принстон. Доклад делать.

ГЕРМАН. Какой доклад?

АНЯ. По русским сказкам.

ГЕРМАН. Зачем американцем знать про русские сказки?

АНЯ (пожимает плечами). Не знаю. Любят.

ГЕРМАН. Аня, почему ты говоришь про Америку, когда тебя уже вовсю,
наверное, ищут?

АНЯ. Потому что говорить о том, что меня ищут, мне совсем не
хочется. Извини, Герман….


Аня быстро запрыгивает в только что подошедший автобус. Герман пытается втиснуться за Аней, но отступает перед напором толпы, рвущейся вовнутрь. Двери закрываются. Герман остается стоять на остановке – растерянный и одинокий.

**

Аня стоит у общежития – издалека смотрит, как в милицейский уазик милиционеры сажают Ирину и еще нескольких девушек – Аниных соседок по общежитию. Тяжело вздыхает, идет к уазику.

АНЯ. Ира!


Ирина оборачивается – испуганно смотрит на Аню.

**

Комната в общежитии. Аня сидит на кровати в пальто, напротив нее на стуле сидит Следователь – грузный мужчина среднего возраста.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да мне вообще по барабану, твои это или не твои
наркотики! Я вас столько мразей пересажал, я никогда в жизни не
поверю, что тебе просто так с улицы пришли и килограмм героина
в руки дали! Вы все кричите, что вам подкинули! Вот тебе
сколько лет?

АНЯ. Двадцать три….

СЛЕДОВАТЕЛЬ. У меня сыну было шестнадцать, когда он от этого дерьма
умер! Шестнадцать лет! Ты хоть понимаешь, что ты ради шмоток
своих, ради клубов, детей в могилу загоняешь! Детей! У тебя
родится ребенок, давай мы его утопим! Ненавижу, бля…! А еще
в университете работаешь! Дожили! Учитель вместо того,
чтобы доброму, вечном учить, на героин ребенка сажает! Сука!

АНЯ. Но это не мое…. Мне Дима Морозов принес, попросил до вечера….

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Че ты там вякаешь?! Может, ты и не продавала…. А за то,
что хранила у себя, хочешь сказать, он тебе денег не
отстегивал?

АНЯ. Он первый раз за пять лет ко мне зашел….

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ой, давай без сказок про первый раз!

АНЯ. Мы вообще с ним не общаемся, мы просто в детском доме одном росли….

СЛЕДОВАТЕЛЬ. И на жалость давить не надо – тебя в детском доме
государство худо бедно вырастило, а мой сын в могиле лежит! Из-за
таких блядей, как ты! Че ты смотришь? Красивая же девка, а
душа гнилая…. И девочку из себя не корчи – типа ты не знала,
чем твой Морозов занимается…. Все. (кричит за
дверь
) Миш, поехали! В отделение ее….


В комнату заходит милиционер.

АНЯ. Это не мое!!!

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ой, все…. Экспертизу сделаем – если на коробке нет
твоих отпечатков, значит, не твое….

АНЯ. Но там есть мои отпечатки, я ж эту коробку в руки брала….

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну и вот. Че дурочкой-то прикидываешься? Думаешь,
меньше срок дадут? Да я лично все сделаю, чтоб по самое не хочу
впаяли, чтоб с зоны старухой вышла, поняла меня? И если я
хоть одного ребенка этим от смерти спасу, я это самым большим
достижением в жизни буду считать!


Пауза.

АНЯ. Можно я вещи соберу?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Собирай. Пять минут. Миш, проследи…..


Аня остается в комнате с милиционером Михаилом, открывает шкаф, вынимает оттуда плавки, полотенце…. В комнату заглядывает Вахтерша.

ВАХТЕРША. Там для отчета данные ваши переписать требуют, что из милиции вы…

МИХАИЛ. Ага, сейчас….

ВАХТЕРША. Там прям по телефону требуют…. Вот здесь, у меня в книге
данные написать….


Михаил оглядывается на Аню, выходит к Вахтерше в коридор. Аня загнанно смотрит ему вслед. Не думая практически ни минуты, она распахивает окно, и как есть, в пальто и с сумкой, прыгает вниз – со второго этажа. Падает на коленку, поднимается, совсем немного прихрамывая, бежит. Общежитие окружает плотное кольцо гаражей. Оббегать их – значит, терять время. Аня протискивается в узкую щель между гаражами, бежит во дворы, там проскальзывает сквозь еще один ряд гаражей, бежит дальше, в кусты, затем в какую-то арку, в переулок, и снова за гаражи….

**

Аня идет по городу. Достает из кармана телефон, медленно пролистывает справочник, всматривается в каждое имя, раздумывает. Кладет телефон обратно в карман. Заходит в какой-то школьный двор. Мальчишки-пятиклассники играют в футбол, кричат, смеются. Аня садится на скамейку, неподалеку, закуривает. Наблюдает за футболистами. К Ане подходят четыре девочки-старшеклассницы.

ПЕРВАЯ. Герла, ты новенькая у нас или как?

АНЯ. Нет. Я просто тут.

ВТОРАЯ. Из девятого что ли?

АНЯ. Девочки, отвяжитесь, а? Я сейчас ухожу уже.

ВТОРАЯ. Смотри-ка, молодая, а борзая. Ты как с одиннадцатым разговариваешь, а?

АНЯ. Чувихи, мне двадцать три года, я в университете преподаю. Ясно вам?

ТРЕТЬЯ. Че, гонишь? Учителка нашлась.

ПЕРВАЯ. Герла, я так, если что, у нас курят за столовкой, пОняла? А
то ты тут смолишь, а кипиш на нас погонят. Тут дети, видишь?
Им никотин вредно нюхать.


Старшеклассницы смеются. Аня встает со скамейки, уходит.

Идет, проходит мимо зеркальной витрины магазина. Вдруг резко останавливается, долго смотрит на свое отражение.

Аня в секонд-хенде. Ходит между рядами вешалок, выбирает одежду.

Аня выходит из примерочной в каких-то старых подростковых джинсах и оранжевой куртке, на голове у нее рэперская шапочка.

На кассе.


АНЯ. Посчитайте.

ПРОДАВЕЦ. На вас прям?

АНЯ. На мне. (Протягивает ценники, оторванные от одежды)

ПРОДАВЕЦ (считает на калькуляторе). Тысяча двенадцать рублей.


Аня отсчитывает деньги, расплачивается.

ПРОДАВЕЦ. А вещи ваши где? Давайте, в пакетик сложу?


Аня на вокзале, в камере хранения. Складывает в пакет с вещами паспорт, документы, кладет туда сумочку, деньги перекладывает из сумочки в задний карман джинсов. Закрывает ячейку.

**

Вокзал. Все люди спешат куда-то, тащат сумки и рюкзаки, разговаривают на русском, татарском, узбекском, просят милостыню, становятся жертвами катал, пьют пиво, знакомятся, опаздывают на поезда – да мало ли чем можно заниматься на вокзале. Аня встает невдалеке от двух милиционеров. Постояв немного, она подходит к одному крупному и почтенному мужчине.

АНЯ. Дяденька, подайте на хлебушек, кушать хочется….


Мужчина не смотрит на нее, выгребает из кармана какую-то мелочь, отдает ей. Аня точно так же подходит к пожилой женщине, та с тем же равнодушием дает ей деньги. Аня замечает стоящую невдалеке молодую девушку довольно вульгарного вида, идет к ней.

АНЯ. Тетенька, дайте на хлебушек, кушать хочется….

ДЕВУШКА. Эпф, ты че? Попутала? Иди работай!

АНЯ. Меня не берут – у меня документов нет.

ДЕВУШКА. Че, не знаешь, как без документов работать?
(оценивающе смотрит на Аню) Хотя – да, тебя не возьмут.

АНЯ. Денег давай.

ДЕВУШКА. Эпф, слышь, ты че со мной так разговариваешь? Подружку нашла?

АНЯ. Денег давай. (Подумав) Сука.

ДЕВУШКА. Эпф, ты че? Крыша совсем ку-ку?

АНЯ. Проститутка. Курва. Стерва.

ДЕВУШКА. Эпф, ты…!!!


С этими словами девушка кидается на Аню, Аня даже и не пытается защищаться, она лишь громко кричит. К дерущимся девушкам бегут милиционеры. Девушка «Эпф», заметив стражей порядка, предпочитает ретироваться. Аня стоит на месте.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Так, документы есть?

АНЯ. Нет.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Ты вообще местная?

АНЯ. Нет.

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР. Лет сколько?

АНЯ. Четырнадцать.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Родители где?

АНЯ. Папа не знаю, мама меня выгнала.

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР. Это как?

АНЯ. А так, на улицу, я проституткой работать не хотела, вот она и погнала меня.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. И сколько ты на улице уже?

АНЯ. Почти год.

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР. А сама откуда?

АНЯ. Да…. Из поселка одного.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Ну, как поселок-то называется?

АНЯ. А… Андреево. Только мамы там уже нет, она с одним дядей в
Москву уехала. А… Я туда приходила, мне соседи так сказали.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. А с этой чего? (кивает в сторону, куда
убежала девушка
)

АНЯ. Она меня первая…. Говорит, катись отсюда, не твоя территория.

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР. Понятно. Стой здесь.


Милиционеры отходят в сторону, Аня послушно стоит на месте.

ПЕРВЫЙ (Второму). Ну что?

ВТОРОЙ. Давай в детприемник, там разберутся.

ПЕРВЫЙ. Давай. (Ане) Девочка!

АНЯ (подходит к милиционерам). Что?

ВТОРОЙ. Садись в машину, поехали.

АНЯ. А куда?

ВТОРОЙ. Давай, садись, не бойся.

АНЯ. Вы меня в тюрьму, да?

ВТОРОЙ. Говорю тебе, не бойся, ни в какую тюрьму тебя никто не
повезет. Садись, садись…. (подталкивает ее к дверям
машины
)


Аня сидит в казенном медицинском кабинете на стуле, перед ней сидит женщина огромных размеров. Одной рукой она подперла подбородок, другой быстро пишет что-то в личном деле, иногда жалостливо посматривая на Аню.

ЖЕНЩИНА. Девочка, как тебя зовут?

АНЯ. Аня.

ЖЕНЩИНА. А фамилию знаешь свою?

АНЯ. Да. Аня… Аня… Аня….

ЖЕНЩИНА. Анечка, я говорю сейчас про фамилию, как у родителей фамилия была?

АНЯ. Аня. Аня Турбина.

ЖЕНЩИНА. Та -ак, умница. А лет тебе знаешь сколько?

АНЯ. Четырнадцать. Недавно исполнилось.

ЖЕНЩИНА. Хорошо. А когда?

АНЯ. Второго октября.

ЖЕНЩИНА. Анечка, второе октября – это сегодня.

АНЯ. Сегодня и исполнилось.

ЖЕНЩИНА. Так у тебя день рожденье. Да бедная ты моя…. С праздником, ласточка!


Через стол тянется к Ане, обнимает ее, целует. Аня украдкой вытирает рукавом щеку.

ЖЕНЩИНА. Ой, поубивала бы родителей таких… Ладно, про день рождение
потом. Значит, год рождения – девяносто пятый?

АНЯ. Да.

ЖЕНЩИНА. Очень хорошо, Анечка. А теперь расскажи мне, где твоя мама?

АНЯ. Мама уехала с дядей в Москву.

ЖЕНЩИНА. А тебя не взяла?

АНЯ. Нет. Она меня из дома выгнала. (Пауза) Еще
проституткой заставляла работать. Я не стала.

ЖЕНЩИНА. Очень хорошо. Анечка, а теперь подумай и вспомни – у тебя
есть еще родственники, кроме мамы? Не торопись, подумай
хорошенечко.

АНЯ. Нет. Родственников нет.

ЖЕНЩИНА. Хорошо. Анечка, давай с тобой сейчас поиграем в такую игру
– я буду говорить слово, а ты другое слово, которое у тебя
ассоциируется с моим словом. Знаешь, что такое ассоциация?
Ассоциация – это смотри, например, собака – она какая?

АНЯ. Динго.

ЖЕНЩИНА. Нет, Анечка, смотри – собака, она какая? Подумай хорошенечко.

АНЯ. Злая.

ЖЕНЩИНА. Вот умничка! Очень хорошо. Давай, начинаем. Дерево.

АНЯ. Одинокое.

ЖЕНШИНА. Молодец! Девочка.

АНЯ. Маленькая.

ЖЕНЩИНА. Умница! Ручка.

АНЯ. Перо.

ЖЕНЩИНА. Ну, хорошо…. Какое перо, как у птичек?

АНЯ. Письменное.

ЖЕНЩИНА. Ага…. Теперь, Анечка, я буду говорить быстрее, и ты тоже
отвечай быстрее, не думая. Хорошо?


Дальнейший их диалог происходит в очень быстром темпе, с каждым словом все ускоряясь и ускоряясь.

ЖЕНЩИНА. Город.

АНЯ. Большой.

ЖЕНЩИНА. Сад.

АНЯ. Вишневый.

ЖЕНЩИНА. Небо

АНЯ. В алмазах.

ЖЕНЩИНА. Счастье

АНЯ. Не бывает.

ЖЕНЩИНА. Горе

АНЯ. От ума.

ЖЕНЩИНА. Так, Анечка. Очень хорошо. Ты сколько классов полных закончила?

АНЯ (Подумав). Восемь.

ЖЕНЩИНА. Замечательно. Сейчас, девочка, тебя посмотрят врачи и
отведут в твою комнату. На сегодня наше занятие закончено, мы
встретимся с тобой…. (смотрит на настольный
календарь
) когда, когда, когда…. В четверг. И давай с тобой
дружить? Да? Если вдруг у тебя будут какие-то проблемы,
обращайся ко мне, договорились? Да?

АНЯ. Да.

ЖЕНЩИНА. Ну все, Анечка, до четверга.


Женщина встает со стула, грузно идет к двери. Выходит в коридор, заглядывает в соседний кабинет.

ЖЕНЩИНА. Людмила Алексеевна, вот карта Ани Турбиной, заберите,
пожалуйста. Нет, олигофрении нет, ЗПР тоже, очень умненькая
девочка…. Я там написала все. Ага, до завтра.


Аня сидит в кабинете перед женщиной – врачом.

ВРАЧ. Рот открой.


Аня открывает рот, врач осматривает Аню.

ВРАЧ. Хорошо. Пошли.


Аня и женщина-врач заходят в соседний кабинет. Там, за столом сидит мужчина лет сорока.

ВРАЧ. Николай Геннадьевич, кожу посмотрите….


Кладет на стол Анину медицинскую карту, уходит.

НИКОЛАЙ . Как зовут?

АНЯ. Аня.

НИКОЛАЙ. На улице поймали?

АНЯ. Ну.

НИКОЛАЙ(читает карту). Полных лет сколько?

АНЯ. Четырнадцать.

НИКОЛАЙ. Вши есть?

АНЯ. Нет.

НИКОЛАЙ. Ты откуда знаешь?

АНЯ. Не видела.

Николай Геннадьевич подходит в Ане, осматривает ей голову, перебирая
пряди волос.

НИКОЛАЙ. Нет. Хорошо.


Садится за стол, включает яркую лампу, направляет ее на Аню.

НИКОЛАЙ. Не чешешься?

АНЯ. Нет.

НИКОЛАЙ. Ну-ка, руки покажи…..? Шею теперь. Воротник опусти. Ага….
Теперь лицо на свет…. (направляет лампу Ане в лицо, Аня
щурится
) Ой, а что это у нас такие морщинки вокруг глаз уже?

АНЯ. Морщусь часто! Уберите лампу, пожалуйста….

НИКОЛАЙ (выключает лампу). Убрал. Сколько тебе лет, говоришь?

АНЯ. Четырнадцать.

НИКОЛАЙ. Четырнадцать, значит….. (пишет что-то в
карточке
) Ладно, всё…. Иди.

АНЯ. Куда?

НИКОЛАЙ. В двенадцатый зайдешь, там скажут.

АНЯ. Все, что ли?

НИКОЛАЙ. Абсолютно.

АНЯ. Я здорова хоть?

НИКОЛАЙ. Тебе лучше знать. Иди.


Аня медленно выходит из кабинета.

**

Бабушка-санитарка заводит Аню в душевую комнату. Несколько душевых кабинок стоят в ряд.

САНИТАРКА. Раздевайся, вещи мне отдашь потом, жарить будем….

АНЯ. Зачем жарить?

САНИТАРКА. Как зачем? А если вши? Мыло вот, мочалка, шампуня тебя
тоже вот… Вот в этот халат переоденешься пока.
(Протягивает Ане банные принадлежности, выходит из
душевой
)


Аня достает из кармана джинсов деньги, прячет их за батарею.

**

Аня в казенном халате и тапочках идет по длинному коридору. Впереди нее идет бабушка – санитарка. Стены выкрашены больничной синей краской, и уже сами по себе нагоняют тоску. Санитарка останавливается у одной из дверей.

САНИТАРКА. Сюда, девочка….


Они заходят в небольшую комнату. Четыре кровати. У окна стоят три девочки лет тринадцати-четырнадцати, две из них курят в открытую форточку. Это Кошка и Верка. Кошка – высокая и худая, Верка, наоборот, плечистая и здоровая. Рядом с ними стоит Кристина – худая маленькая девочка, смотрит на то, как курят Верка и Кошка.

САНИТАРКА. Так! Кому не курить сказала! Ну-ка, ну-ка, соски свои побросали!

ВЕРКА. Баушка, отвянь!


Девочки неохотно тушат сигареты.

САНИТАРКА. О! Ты как со взрослыми разговариваешь? Нашла себе
баушку….(Ане) Сюда, девочка. (Кивает на незаправленную кровать у
окна. В изголовье лежит комплект чистого постельного белья
)
Постель заправляй, а халд этих не слушай. Ты вон какая
бледненькая, болеешь, наверное…. (девочкам) Услышу, что обижаете….!

ВЕРКА. Баушка, все! Никто ее не тронет! Пожрать бы принесла лучше.

САНИТАРКА. Пожрать ей…. Жопу вон каку отрастила….!


Хлопает Верку по заду, выходит. Девочки с интересом смотрят на Аню. Долгая пауза.

АНЯ (наконец). Аня.

ВЕРКА. Верка. (показывает на девочек) Это Кристя и Кошка.

КОШКА (манерно). Я и сама представиться могу.
Кошка. Можно Марго.

АНЯ. Привет.

ВЕРКА. Спать там вон будешь, рядом с Кристей.

АНЯ. Ладно. Кристя, ты не против?


Кристина молчит, не смотрит на Аню.

КОШКА. Она глухая у нас.

АНЯ. Глухая?

КОШКА. Ну. И немая. Да, Кристь?


Кристина молчит.

КОШКА. Ты с ней осторожнее, задушить ночью может. Меня два раза уже
подушкой пыталась, дура тупая.

ВЕРА. На ней блох, как на собаке было, когда привели. Из помоек
жрала. А у тебя пожрать есть че, кстати?

АНЯ. Не, нету….

ВЕРКА. Что ж ты так? Бродяжничала?

АНЯ. Да.

ВЕРКА. А не похоже. Морда вон какая чистая.

АНЯ. Я недолго.

ВЕРКА. Понятно. Вокзальных знаешь кого? Черепа, Простуду, Коня?

АНЯ. Не…. Я…

ВЕРКА. Понятно. Мелкая сошка… Где вещи твои?

АНЯ. Нет.

ВЕРКА. Че, даже вещей нет? Ну, ты даешь! У нас у Кошки вон, прикинь,
эти чувырлы джинсы спиздили. У нее джинсы со стразами были,
а потом она их на дочке воспитки видела.

КОШКА. Да по хер, выйду отсюда, новые куплю. Блин, меня мамка убьет,
что я здесь.

АНЯ. У тебя мама есть?

ВЕРКА. У нее другая мама! (смеется)


Вдруг Кристина кидается на Верку, душит ее, пытается повалить на пол.

ВЕРКА. Э, ты че! Совсем оборзела! Блин, девки, держите ее! Идиотка, блин!


Аня и Кошка оттаскивают Кристину от Верки. Кристина забилась в угол, смотрит на них. Верка надвигается на Кристину.

ВЕРКА. Ты че, люлей давно не получала? Сейчас вставлю. Раз бритва
есть, крутая что ли?


Кристина забилась в угол, закрыла лицо руками.

АНЯ. Хватит! Вы что, офигели совсем?

КОШКА. А у тебя че, голос прорезался?


Аня подходит к Кристине, трогает ее за плечо..

АНЯ. Нет. Просто…. Кристин, ну, все, все…. ты чего?


Кристина сильно кусает Аню за руку.

АНЯ. Больно же!

КОШКА. Ты не подходи к ней, она ебнутая.

ВЕРКА (Кристине). У тебя синяки-то давно зажили,
нет? Могу новых зафигачить!

КОШКА. Все, девчат, давайте спать, а то завтра круги под глазами….

ВЕРКА. Посмотрите на нее, звезда подиума!

КОШКА. Между прочим, меня во Францию на показы звали!

ВЕРКА. На Тверскую тебя звали ноги раздвигать!
(смеется) Дуры вы все!


Аня нерешительно начинает заправлять свою постель.

**

Утро. За окном – ярко-желтая осень, косые лучи солнца бьют Ане в глаза. Аня заслоняет лицо рукой, просыпается. В эту же минуту в комнату входит бабушка-санитарка со стопкой вещей в руках.

САНИТАРКА. Все, девочки, подъем, полчаса на пописять и до школы бегом.

ВЕРКА (сонно). Баушка, пять минут еще….

САНИТАРКА. Давай, вставай. Пять минут ей… Раз баушка добрая, так и
на шею можно сесть….


Скидывает с Верки одеяло.

САНИТАРКА. Вставай, вставай, кобылушко!

ВЕРКА. Баушка, отвали!

САНИТАРКА. Вставай, печенья дам…. Вчера полночи пекла.

ВЕРКА. С маком?

САНИТАРКА. С гаком! Вставай! И вы, девочки, тоже подымайтесь…
(Верке) Была б ты моей внучкой, давно бы пятый
угол искала….


Верка показывает санитарке «фак», санитарка шлепает ее по руке.

САНИТАРКА. Новенькая, вещи твои постирали, прожарили, сохнут. Пока
эти надевай, какие есть (кладет Ане на кровать стопку
чистых вещей
) Тебя в девятый определили. С Веркой
и с Кристиной вон будешь.

КОШКА. А че не со мной?

ВЕРКА. Не все ж такие умные, как ты – в четвертом классе учатся!


**

Школьный класс. За партами сидят шесть или восемь подростков, некоторые из них больше похожи на зеков, чем на детей. Подростки тихо о чем-то переговариваются. В класс заходит учительница – Зоя Ивановна, пожилая сухощавая женщина с добрым лицом.

ЗОЯ ИВАНОВНА. Дети, здравствуйте.


Подростки встают, так что парты под некоторыми угрожающе пошатываются – они им явно малы. Ученики отвечают нестройным хором: «Здравствуйте, Зоя Ивановна».

ЗОЯ ИВАНОВНА. Хорошо, садитесь. Мне сказали, у нас новенькая?
(смотрит на Аню) Как тебя зовут?

АНЯ. Аня.

ЗОЯ ИВАНОВНА. Хорошо, Аня… Слушай нас внимательно, если что-то будет
непонятно, подойди после уроков…. Итак, откройте тетради,
запишите – Александр Сергеевич Пушкин, русский поэт. Дети,
кто-нибудь из вас слышал что-нибудь о Пушкине?

ПЕРВЫЙ УЧЕНИК. Он стихи матерные писал….


Смех в классе.

ВТОРОЙ УЧЕНИК. Он все знает…

ЗОЯ ИВАНОВНА. Очень смешно. Дети, а стихи кто-нибудь его слышал?

ВТОРОЙ УЧЕНИК. Я – поэт, зовут Незнайка, от меня вам балалайка!


Все, кроме учителя, смеются.

ЗОЯ ИВАНОВНА. Прекратить балаган! Запишите, Пушкин Александр
Сергеевич родился в 1799 году. Он был великим поэтом и написал
множество стихов. В возрасте одиннадцати лет отец отдал его
учиться в Царкосельский лицей.

ПЕРВЫЙ УЧЕНИК. В ПТУ что ли?

ЗОЯ ИВАНОВНА. Нет, в то время этот царкосельский лицей считался
очень престижной школой для мальчиков дворянского, то есть
богатого происхождения. В школе Пушкин учился очень хорошо. И еще
там начал писать стихи. До этого в России стихов никто не
писал….

ПЕРВЫЙ УЧЕНИК. Совсем никто, что ли?

ЗОЯ ИВАНОВНА. Никто. Он первый начал.

ВТОРОЙ УЧЕНИК. Вот конь!


Смех.

АНЯ. А Жуковский? А Державин, который Пушкина благословил?
Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков тоже не в счет? И никогда Пушкин
хорошо не учился…. У него по арифметике кол стоял.

ЗОЯ ИВАНОВНА. Аня…. Анечка…. А ты откуда такие имена знаешь? Вам в
школе про них рассказывали?

АНЯ. Я книжек много читала.


Зоя Ивановна подходит к Ане, с умилением и восхищением смотрит на нее.

ЗОЯ ИВАНОВНА. Ты что – и стихи Пушкина знаешь?

АНЯ. Вам что, прочитать?

ЗОЯ ИВАНОВНА. Вот, дети! Все посмотрите на Аню – несмотря на тяжелые
жизненные обстоятельства она не балду, как вы, пинала, она
книжки читала, великих русских поэтов! Она знает кто такой
Державин и Сумароков, она знает стихи Пушкина! Вам всем у
Анечки поучиться нужно. Аня, ставлю тебе две пятерки сразу, ты
меня очень порадовала….


Первый ученик зло смотрит на Аню, Аня замечает у него на руке «зоновскую» татуировку. Аня отводит взгляд, смотрит на Верку – губы девочки плотно сжаты, в глазах неодобрение.

(Продолжение следует)

Последние публикации: 
Я не вернусь (18/12/2009)
Я не вернусь (16/12/2009)
Наташина мечта (31/05/2009)
Наташина мечта (28/05/2009)

X
Загрузка