Арто о театре

За неимением новых переводов на русский текстов Антонена Арто
(из 25 томного собрания сочинений на сегодняшний день переведено
не более 3х-4х томов), тому, кто не имеет возможности прочесть
их в оригинале, не остается ничего, кроме как осваивать эти произведения
на английском. Изданный в Чикаго сборник “Artaud on theatre”,
как несложно понять из заглавия, включает в себя большинство текстов
Арто, посвященных теме театра.

Разумеется, значительную часть этого сборника занимают знакомые
русскоязычным читателям манифесты «Театра Альфреда Жарри» и тексты
из сборника «Театр и его двойник». Однако знаменитый трактат Арто
опубликован здесь со значительными сокращениями, обоснование которых
отсутствует в предисловии. Зато в книгу оказались включены тексты,
не известные русскоязычным читателям и открывающие «нового» Арто.
Это, прежде всего, его письма, комментарии к собственным постановкам,
фрагменты лекций и сценарии – от самых ранних текстов до написанного
им в последние годы жизни. Хронологическая структура глав дает
возможность проследить эволюцию театральной теории Антонена Арто.


Антонен Арто

Хвалебные рецензии на спектакли Шарля Дюллена, Жоржа Питоева и
Жана-Луи Барро позволяют реконструировать пристрастия Арто в области
театра, но одновременно открывают его неудовлетворение, проявляющееся
даже в отношении к авангарду. А негативный, полный едких замечаний
отзыв на постановку Маргариты Ксиргу «Медея без огня» и письмо
директору Комеди Франсез (в одном из первых строчек этот театр
назван «борделем», «отравой» и даже «пиздой»), дают исчерпывающее
представление об отношении Арто к буржуазному театру «переваривания
пищи». В отличие от теоретических статей, в этих коротких рецензиях
Арто приводит множество мелких деталей сценографии и актерской
игры, формирующих его отношение к театру как таковому.

Один из разделов книги включает в себя работы Арто о кинематографе.
Сегодня кажется удивительным, что еще в 1927 году Арто размышлял
о том, что, выиграв у театра в первом раунде, этот жанр проиграл
во всех последующих. По мнению Арто, кино самоистребилось в тот
момент, когда направилось в сторону говорящих картинок и технических
эффектов (и это в период, когда еще речь не шла ни о каких телесериалах
и блокбастерах!).

Увы, при наличии целых разделов, посвященных фильму «Раковина
и священник» и постановке «Семья Ченчи», отсутствуют сами тексты
сценариев. Впрочем, комментарии Арто к собственным постановкам
не менее интересны. С середины 20-х гг. большинство текстов Арто
оказываются пронизаны неистовым стремлением создать собственный
театр, он пишет множество писем, в которых формулирует принципы
этого театра и неустанно борется за его выживание. Например, стремится
к сотрудничеству с Андре Жидом только ради привлечения внимания
к собственным постановкам (переписка с А. Жидом и Ж. Поланом).

Двадцатилетние метания приводят Арто в психиатрическую лечебницу
Родеза, находясь в которой он продолжил свои литературные опыты,
все больше разрушавшие грань между нормальностью и сумасшествием.
Читая переполненные оккультными символами письма из Родеза, подписанные
«Антонен Нальпа» (девичьей фамилией матери Арто), действительно
ощущаешь сквозящее между строк безумие. Но стоит согласиться с
Андре Бретоном в том, что «болезнь Антонена Арто была не из тех,
которые, с точки зрения психиатрии, влекут за собой снижение интеллектуальных
способностей» _ 1. Уже через полгода
Арто вновь начинает писать предельно ясные, нарочито деловые письма.

Наиболее интересным разделом книги является последний – озаглавленный
«Возвращение в Париж» и включающий тексты, написанные Арто в конце
жизни. Среди них письмо английскому издателю Питеру Ватсону, –
своеобразная исповедь на тему невозможности мыслить (фрагменты
этого письма цитировал Жак Деррида в работе «Письмо и различие»).
«Моим литературным дебютом стали книги, в которых я провозгласил
невозможность письма; мои мысли, когда я пытался их записать,
отрицали собственное существование. У меня никогда не было никаких
идей, и две тонких брошюры, по семьдесят страниц каждая, таят
в себе это глубокое, неразрешимое, болезненное отсутствие какой
бы то ни было идеи» _ 2. Арто пишет
издателю о том, что хотел бы опубликовать переводы своих произведений
на английский, но, начиная с философских размышлений о невозможности
письма посредством письма, сбивается на резкие и изощренные оскорбления,
возмущается манерой издателей приклеивать ценник к каждой идее.
Было бы слишком легко списать подобные выпады на психическую неуравновешенность
полусумасшедшего сюрреалиста, не замечая последовательного противостояния
товаризации искусства. Жан-Луи Барро вспоминал о том, как во время
ужина устроенного знакомым меценатом с целью сбора средств на
постановку Арто «Завоевание Мексики», автор постановки заявил:
«Я согласился жрать со всеми вами, только чтобы выкачать из вас
немного денег для театра и бедных людей» _ 3.
«Выставлять объект означает кастрировать его» – напишет он Андре
Бретону о выставке сюрреалистических произведений _ 4.

В книге приведены потрясающие фрагменты последнего публичного
выступления Арто и письма Андре Бретону, повествующие об этой
трехчасовой лекции, во время которой Арто сумел рассказать о принципах
Театра Жестокости, поездке в Мексику, опыте лечения электрошоком,
перебивая повествование дикими выкриками, ругательствами и длинными
паузами. «Когда представление окончилось, нам было стыдно снова
занять свое место в мире, где комфорт покупается ценой компромиссов»
– записал об этом выступлении Андре Жид _ 5.

«Театр Жестокости не был реализован на практике по причине того,
что его существование предполагает необходимость исчезновения
той формы человеческих взаимоотношений, которую называют Обществом»
_ 6, – заявил в тот вечер Арто. Действительно,
цели Театра Жестокости были далеки от принципов «искусства для
искусства», они предполагали фронтальную атаку на существующую
цивилизацию. Бунт Арто не ограничивался социально-политическим
контекстом, он выходил в область метафизики. Но его одинаково
занимали физическое и нравственное перерождение, само человеческое
тело до конца жизни оставалось для Арто узлом противоречий: желание
избавиться от него постоянно сменялось желанием обретения нового
– «тела без органов» (этот термин впоследствии стал знаменит благодаря
«Анти-Эдипу» Жиля Делеза и Феликса Гваттари _ 7).

Тема тела, чья боль всегда остается в остатке от метафизических
странствий, пронизывает большинство текстов Арто. «Я точно знаю,
что пространство, время, протяжения и величины, предстоящее, будущее,
грядущее, бытие, небытие, личность, безличность – ничего не значат
для меня, но есть кое-что, что действительно является чем-то,
одна единственная вещь, которая является чем-то, что я чувствую,
потому что оно рвется наружу: присутствие боли в моем теле, угрожающее
присутствие, никогда не покидающее мое тело», – этот прочитанный
Поль Тевнен фрагмент, пожалуй, стал самым пронзительным пассажем
аудиозаписи «Покончить с Божьим судом» – своеобразного художественного
завещания Арто _ 8.

Радиопередача была запрещена за день до выхода в эфир и стала
очередным и последним фиаско Арто. Но весьма характерна его реакция:
деловое письмо директору радиоканала, запретившего передачу, не
содержит никаких оскорблений, только сухое (с легким оттенком
презрения) выражение протеста. А за две недели до смерти Арто
напишет Поль Тевнен, что больше не будет участвовать ни в каких
радиопередачах, потому что наконец готов посвятить всего себя
театру. Поиск невозможного продолжается.

__________________________________________________________________

Примечания

1. Бретон А. Говоря об Арто. // Иностранная литература,
№4, 1997, http://magazines.russ.ru/inostran/1997/4/arto.html.

2. Artaud A. Letter to Peter Watson, 27.07.1946. //
Artaud on theatre. Chicago, 2004, p. 194.

3. Барро Ж.-Л. Воспоминания для будущего. М., 1979,
с. 145.

4. Artaud A. Letter to André Breton, 28.02.1947.
// Artaud on theatre. Chicago, 2004, p. 206.

5. Цит. по: Проскурникова Т.Б. Театр Франции. Судьбы
и образы. СПб., 2002, с. 72.

6. Artaud A. “Tête-à-tête” with Antonin
Artaud. // Artaud on theatre. Chicago, 2004, p. 201.

7. Делез Ж., Гваттари Ф. Анти-Эдип. Капитализм и шизофрения.
Екатеринбург, 2007.

8. Artaud A. Pour En Finir Avec Le Jugement De Dieu,
Sub Rosa, CD, 1996.

X
Загрузка