Социально-экономические сюжеты

Недавно по каналу «НТВ» показали фильм о палачах московской
Бутырской тюрьмы. Не понятно только, кому захотелось пощекотать
публике нервы, а, главное, зачем. Хорошо известно, что палачи
есть в любой стране. Эдвард Радзинский написал даже о
французских династиях палачей. Ясно, что приговоры приводят в
исполнение. Но, зачем популяризировать тех, кто это делает.
Неужели нет более интересных сюжетов, работающих на благо
Отечества, а не на усугубление и без того тяжелой криминальной
обстановки в стране?

Никто, например, не рассказывает о наших забытых изобретателях,
патенты которых и сегодня широко используются во всем мире.
Среди них есть, кстати, и уроженцы нашего края. Александр
Аполлонович Полумордвинов, изобретатель современного способа
передачи цветового сигнала, применяемого в телевидении. Многие о
нём знают?

Самое интересное в упомянутом фильме, что показали мать невиновного
человека, казненного по ошибке. Такие ошибки и привели к
запрету смертных казней во многих странах. Судебная практика
показывает, что таких случаев было немало. И не только у нас,
а и во всех странах, где не отменена смертная казнь. Но это
одна сторона дела.

Недавно, работая над перепиской Е.Д. Петряева, нашел письмо
выдающегося библиографа нашей Герценки Виктора Георгиевича Шумихина.
Он писал Евгению Дмитриевичу в Ленинград, где тот работал с
вятскими документами Пушкинского Дома, что обнаружил в
сборнике «Памяти декабристов. Том I » (Л., 1926, с.238-248)
опубликованные письма редактора журнала «Благонамеренный»
Александра Ефимовича Измайлова – Павлу Лукьяновичу Яковлеву,
находящемуся в Вятке по делам службы. О пребывании П.Л. Яковлева
в Вятке достаточно подробно в работах Евгения Дмитриевича,
поэтому на этом останавливаться не будем. Виктор Георгиевич
писал, что, вероятно, именно из этих писем жители Вятки
узнали про восстание декабристов. Газет ведь тогда в Вятке не
было. Этот факт сам по себе очень интересен для краеведов и
историков, но не об этом сейчас речь. Я решил посмотреть этот
сборник. Нашел опубликованные письма. Публикацию готовил Марк
Константинович Азадовский. Читатель может найти материалы
об этом замечательном ученом в энциклопедиях и Интернете.
Азадовский дал примечания к публикации.

Известно, что в 20-е годы прошлого века цензура мало обращала
внимания на примечания. И в них многое проскакивало. Вот и в этой
публикации, в примечании на с.247, отмечено, что Император
Николай I установил для вдовы казненного декабриста, поэта
Кондратия Рылеева пенсию, размером 3000 руб. в год, то есть
250 руб. в месяц. Это были в то время огромные деньги. Для
сравнения скажу, что вятский губернский архитектор имел в то
время оклад 120 руб. в месяц. А ведь Рылеев был казнен как
государственный преступник! Более того, когда вдова Кондратия
Рылеева вышла замуж, то пенсию стала получать дочь поэта до
совершеннолетия. Каково! Думаете, мать того безвинно
казненного, показанного в фильме по НТВ, получила за него пенсию?
Как бы не так! А что нам писали о Николае I в школьных
учебниках! Вспомнить страшно.

В США выходит киносериал «Закон и порядок». Судя по тому, что серии
не повторяются, – их уже сотни, – сценарист сериала Дик Вулф
исключительно продуктивен. Смотрятся серии с неослабевающим
интересом, а сценарии составлены и с юридической точки
зрения мастерски. В одной из серий был показан сюжет об убийстве
пожилого сотрудника крупной американской страховой
кампании, много лет работающей на рынке страхования жизни. В ходе
фильма выяснилось, что эта кампания в 1939 году страховала
евреев в Польше, хорошо зная, что выплат по страховым случаям
никому не будет. А суммы по страховкам были собраны огромные.
Дело в том, что немцы не выдавали свидетельств о смерти на
уничтоженных евреев, поэтому их наследникам нечего было
предъявить после войны страховой кампании. И, конечно, печально
то, что руководила этой страховой кампанией (так сказано в
фильме) еврейская семья. Так вот, пожилой страховщик был убит
из-за того, что вёл специальную тетрадь, куда заносил все
данные на застрахованных в Польше евреев. Эта тетрадь, по
решению американского суда, могла бы стать основанием выплаты
страховых сумм наследникам. Но не так важно, чем закончился
этот фильм, – главное, что он заставил задуматься о многом.

После смерти Сталина, многие семьи нашей страны получили документы о
гибели родственников в тюрьмах и лагерях в годы репрессий.
Но, получили их в виде справок о реабилитации, где очень
редко указывалась точная дата смерти и, почти никогда, не
указывалось место захоронения. Эта справка не могла считаться
свидетельством о смерти. А среди безвинно погибших было немало
застрахованных. Удивительно, что на это, до сих пор, не
обратили внимания наши юристы.

И еще один интересный момент. Польские историки и правозащитники
много лет пишут о расстреле в Катыни пленных офицеров польской
армии. Безусловно, что это жуткая кровавая акция сталинского
руководства, которая ничем не может быть оправдана. Но, при
этом, польские правозащитники, будто не замечают, что в
1936-1939 годах, в СССР, был проведен самый настоящий ПОЛЬСКИЙ
ХОЛОКОСТ. У нас в Кирове, например, не были арестованы
только два врача польской национальности, причем я сам видел в
архиве бумагу с циничной резолюцией начальника Кировского НКВД
«Не трогать, так как других детских врачей нет». Мало кто
из арестованных вятских поляков не был расстрелян. То же
самое происходило и в других областях СССР. И ни на кого из них
тоже не выдали свидетельств о смерти. После просмотра
американского фильма сразу задумался. Ведь, наверняка, польские
офицеры были застрахованы, а страховые кампании на Западе уже
тогда перестраховывались крупными перестраховочными
кампаниями. Не Ллойдом ли перестраховывались польские офицеры? Не
потому ли так настойчиво добиваются от наших властей полного
комплекта всех документов на пленных офицеров польские
власти?

X
Загрузка