Пояс шахида, или Эти безумные круги Сансары

Добрынинская

Ну, вот уж – и Добрынинская… Стоило лишь убедиться, что в вагоне нет
пока ярких представителей ислама, так и отвлёкся: сюжеты
конспирологического толка в голову поналезли, – позволил себе
расслабиться, что говорится, промедитировать ситуацию. И
теперь я готов даже сделать одно нелицеприятное признание –
одно, за всех пассажиров нашего вагона (а, может, и за всех
пассажиров вообще), я отдаю себе в этом отчет. Но все же скажу.
Когда едем мы, пассажиры, в вагоне метро, троллейбуса,
автобуса или трамвая, и рядом с нами оказывается вдруг ингуш,
осетин, кабардинец или какой-то другой выходец с Кавказа, – то
все мысли наши перенаправляются только на него, вернее,
инстинкты все – обращаются в его сторону. Ведь мыслей, как
таковых, конструктивных, в этот момент нет, а есть только
ожидание, мерзопакостное, губительное, тупое ожидание неизвестно
чего, выворачивающее все внутренности наизнанку – стопор,
остановка внутреннего монолога, сублимация в извечный
траги-сюжет «быть или не быть» (непоправимому), наплыв пятен угольной
черноты на белый ватман жизни.

Я скажу за всех и более страшную вещь. – Стоит лишь распознать в
случайном соседе чеченца, то и вовсе самая беспросветная паника
завладевает нами.

И к этому нас приучило наше родное телевидение!

Все мы продукт эпохи: что внушили, то и питаем, никаких дерзновенных
поползновений, все из родной плоскости представлений, а
точнее, из телевизионного ящика, который и надиктовывает нам
«нашу» же трепетную реальность. Вот, к примеру, как типаж, из
зоны боевых действий выхвачен крупным планом плененный
чеченский командир, весь в безупречной амуниции, усач-бородач и в
глазах героиновый приход; он что, заставляет нас, сидящих
после трудового дня за баночкой «Хуча» у телеприемника
вымороченных русских молодцов, эдаких Добрынь Никитичей,
сплотиться в единые ряды, чтобы противостоять врагу? – нет, он
призывает нас бояться, тотально бояться, – запереться за железным
засовом у себя в бетонных хоромах – и бояться! до
отвращения, до гадливости к самим себе и миру в целом – бояться!!!

Или другой эпизод, из области тех же инстинктов и СМИ. Но в данном
случае не будем упираться рогом в телевидение. Есть и покруче
примеры. Доводилось ли вам, читатель, увидеть в метре от
себя крысу, обыкновенную такую матерую крысу с коротким черным
упругим хвостом и перебирающей что-то розовыми своими
когтистыми пальчиками у самого мокрого мохнатого рыла. И знаешь
ведь, что крыса не бросится на тебя первой, но все равно
ощущение гадливости от тайной стороны ее планов, от ее какой-то
приземистой подземельной сущности, закрытой солнечному
свету, от ее даже примитивного интеллекта (а может и не
примитивного), заставляет невольно содрогнуться. Так и с этими
представителями, неведомых горных народов, с кем соприкасаясь по
жизни, чувствуешь себя уже не в своей тарелке. Именно такой
чувственный опыт презентует нам и некая карикатура, имевшая
место в агитационной листовке одной из сомнительных партий,
широко растиражированная затем печатными СМИ во время
разгоревшегося по ее поводу скандала, – но лишь еще и еще раз
акцентировавшего внимание широкой аудитории на закрепление
нужного образа. А центральным образом сей безымянной карикатуры
как раз и выступала крыса, искусно прорисованная под профиль
лица кавказской национальности, из-под чьего ощеренного
оскала в страхе со всех ног разбегались братья-славяне в
национальных костюмах (и русский, и украинец, и белорус),
побросавшие в спешке нехитрые пожитки, увлекающие вслед за собой жен с
детьми на руках.

Сокрытый смысл создателей этого креатива (если не рассматривать,
конечно, изначально провальную партийную харизму): сплотить
славян против кавказцев, но и активизировать кавказцев,
снедаемых обидой за сие жестокосердное уподобление, на сплочение
против славян.

А за примером ходить уже далеко не надо. Ведь на этой самой станции,
Добрынинской, вот сейчас, в это «кошмарное сейчас»,
забилось их в вагон человек десять, с огромными клетчатыми баулами
(что там в этих гигантских тюках сам Аллах не разберет), все
речь их неугомонная и порывистая – залепила отработанным
мазутом меня, бледнолицего скифа, сидящего нога на ногу и
сверкающего исподлобья ясными зелеными миндалями глаз в их
черные навыкате оливки. Наверняка, карикатура с избирательной
листовки, так тщательно муссировавшаяся в СМИ, уже неизгладимо
на многие-многие лета вперед припечатала штамп восприятия
мира и этих выходцев с гордых верховьев Кавказа.

Два кряжистых джигита, держась за поручень вагона, и нависая уже
прямо надо мной, специально, быть может, обрушили громозвучно
на ломанном своем русском тотчас вдруг наведенную за собой
натужную паузу:

– Рэзать будэм всех как один овэц!!! Кхэ-хэ-хэ!!! Ибрагим Карим наш
из сосэднего аула мясокомбэнат тут один в Масквэ рэально
дэржит! Кхэ-хэ-хэ!!! – может статься, не рассчитав тембра
своего голоса, по южному раскатисто загромыхал один другому.

Женщины в черном, что были с ними, заозирались пугливо по сторонам,
в надежде, что речь шальная их непутевых спутников не
просочится в трепетные уши москвичей. Запричитали на неведомом
шумерском, возводя глаза вверх, призывая в свидетели Аллаха, а
может, к порядку своих мужчин, или же тех, кто все слышал
(тех, кто все видел на той самой избирательной картинке).

Но не тут то было. Респектабельных москвичей как ветром посдувало с
ближайших сидений; все сбились в кучу по проходу к дверям с
перекошенными физиями, заерзано ожидая ближайшей станции.
Один только я остаюсь сидеть с невозмутимым видом, поправляя
на шее галстук, полагая, что настоящие головорезы громко и
много балагурить накануне свершения не станут, и не пойдут на
дело, отхлебнув прежде из фляжки грамм двести для храбрости.
Так, погонщики овец какие-то, гаеры жалкие, а не
душегубы-убивцы, закомплексованные, в великом кошмаре снов своих
пребывающие: завернули, должно быть, в столицу набрать в баулы
безделушек для своих многочисленных семейств, которые
непонятно зачем пребывают и длят себя в этом мире. По всей
видимости, для того, чтобы рано или поздно оказаться под прицелом
этой самой пропаганды Разрыва, безжалостно членящей некогда
единые тела и пространство-время – былому пульсирующему
радужному многообразию неизменно предпочитая черно-белый негатив.

Мне невольно увиделась и «рэальная» история семей этих
экзальтированных горцев. Выводок для кого-то любимых чернооких чумазых
лиц, смуглых юных телес (у южных народов даже дети, девочки и
мальчики, все без разбора уже покрыты нагловатой
растительностью: ланиты, верхняя припухлая губа, а в особенности руки и
ноги, все источает из себя признаки дикарского желания
быть, погружаться в плотную смуглость и чумазость жития), на
припеве говорливых и громких, экзотичных, что индюшачья стая на
раскидистых ветвях оливы, возопиющих к столичным подаркам
глоток… И вот уже взращивается очередное смуглое поколение в
горах, в копоти и чаду представлений о мире, в обнимку с
Кораном, но и не без внутреннего осознания своей
неполноценности (так как цивилизованных обольщений алчется всем); и
обязательно взыграет рано или поздно в оных представителях огнь
противоречий – неумолимая телесная жажда жизни оборачивается
вдруг вспять, возопиет к Танатосу, и вместо привычного уже в
южном семействе громадья планов – постройки сакли, рождения
наследника, умноженья поголовья «овэц», – берется смуглым
юношей в руки автомат (в растерянные руки, выпуклые вены
которых уже испещрены укусами героиновых инъекций), а стройная
смуглянка примеряет на неокрепшие чресла манящий, набитый
пластидом корсет. – Протест отключенной от глобальной
цивилизационной матрицы части человечества!

Интересная программа, лет на пятьдесят в будущее, увлекающая
сотворителей истории «мясокомбэнатов» – террористов-боевиков,
членов банд-формирований и их же верных молчаливых помощниц,
элегантных в черных одеждах сестер, в мир экзальтированного
свершения. Страсть к жизни переходит в не менее стойкую и
бесшабашную страсть ее категоричного отрицания; заумь и радость, и
писаное просветление в лицах молодых шахидов, уводящих с
собой в неведомое косяк человеческих душ.

Вот такая избирательная кампания – ничего не попишешь. Всего лишь
контрастная прорисовка реальности. «Белое» и «Черное».
Шашечная партия ни на жизнь, а на смерть. Ни о каком едином
человечестве и речи здесь не идет. О вражде – да!

Октябрьская

А и в самом деле, зачем нам всем сопротивляться – зачем так упорно
продолжать хотеть быть? Вот поистине философия уже конца
времен, старческого подведения черты. Во имя каких таких
свершений – жить? И не глупо ли вообще – продолжать еще до
последнего кочевряжиться, длить себя во времени и пространстве? И
что есть в категоричной форме – Жизнь? – а может это
стремление надобно в себе преодолеть? Не циклиться на бесшабашной
привязанности к личному видеоряду воспоминаний, когда греет
громко, не по-зимнему, солнце (впрямь, как на этой, напротив,
справа от вагонной двери рекламной расклейке подсолнечного
масла «Стожар» с незабвенной Софией Ротару в сольной партии),
озаряя знойный и аппетитный ландшафт повседневности, и
кажется, что вся жизнь еще впереди. Но что впереди? Ведь впереди
только смерть (шаг влево, шаг вправо не рассматривается) –
неминуемая расплата за детские мечты, за надежду на мир, что
изменится он к лучшему, будет сытно и тепло, всеобщее
братство и равенство, телячьи восторги по этому поводу…

Реальность – это скорбное осознание своей конечности и заброшенности
в Этрант Жизни, или сказать еще точнее – в Пространство
Жизненных Смыслов, гремучее осознание себя в громыхающем чаду
ближайших раздражителей (вот здесь, сейчас – в вагоне метро).
Даже если и зреть где-то за горизонтом понятных уму
представлений Бога, то все равно, твоя физическая предоставленность
самому себе, необходимость ежедневно, ежечасно прилагать
усилия к достижению каких-либо близких целей, твоя
проявленность в круге первом – ближайшем мирке, обозначенность в череде
теснящихся объектов и так называемой «объективности» (вот
здесь и сейчас), делает из тебя механическую куклу,
функционирующую в отлаженном прагматическом режиме. Ведь Человек,
действительно с большой буквы – действительно разумный, – это
существо, впавшее в ступор (вот прямо здесь и сейчас),
отрицающее вообще любой вид человеческой активности, существо, с
усмешкой косящееся на себя со стороны, словно в отражении
зеркального глянца, в момент свершения какого-либо действия или
акта, существо, прозревающее, что основная то, главная
мысль разумного тростника, – кроется в ней самой, мысли (вот
здесь и сейчас), и выходить за пределы своего «я», бежать
оголтело в механической плоскости за какими-либо близкими
доказательствами – не имеет никакого смысла: сиди и разбирайся в
себе до скончания веков, в своей берлоге, забей на все это
примитивное плоское черно-белое человечество, выуживай
«причинно-следственную связь» из себя же самого, – вот здесь и
сейчас!!!

Да, будь моя воля, послал бы все и всех к черту, сосредоточился бы
на верхней чакре и просидел бы так вечность. Хрена с два!
Кишка тонка! Слишком много во мне человеческого: быть таким как
все, одеваться, как все (ишь, по последней моде силку себе
к сезону справил), смотреть одни и те же телепрограммы,
питаться из одного супермаркета, предпочитая всем подсолнечным
маслам назло один единственный «Стожар», подстраиваться,
словом, под рейтинги сегодняшнего дня… В том, что я колумнист
одного популярного издания, и вынужден раз в неделю (как
сейчас, пусть и выбрал я умышленно воскресенье, чтоб народу
поменьше было, не выношу я толпы) трястись в вагоне метро, ехать
на встречу с каким-то чудаком, пусть и уважаемым мною сто
раз, брать у него интервью, дабы попотчевать своего
ненасытного читателя свежей историйкой на ночь или досуг его скоротать
в метро, – в этом я, конечно, нахожу аспект бытийственный
(не путать с аспектами бытия), страсти по хлебу насущному.

Впрочем, во избежание встречи в метро с террористом, можно было и
впрямь замутить статейку самостоятельно, без помощи
интервьюера, как это и делает большинство журналюг: от фонаря взять
факты из той же рейтинговой кладовой Этранта Смысла, и никуда
из норы своей сегодня носа не казать. Я уже провижу
фотографию этого «чудака» (моего интервьюера) – ведь для вас не
существует никаких авторитетов в познании – выуженную из
Интернета, на первой полосе нашей желтой перезрелой газетенки, и
пылкое название вмиг испеченного в стожаре блюда: «ВСЕЛЕНСКИЕ
МЕТАМОРФОЗЫ». И далее мастерски сфабрикованный с мнимым
интервьюером, натруженной поварской рукой кулинарный изыск в
четыре коржа – четыре машинописные страницы, семь тысяч двести
знаков – и сто тридцать баксов гонорара в последующий
четверг. Маленький, правда, гонорар, хотелось бы и больше, но
редактор порядочная скотина, ни за что не прибавит и ломаного
гроша. И вот из-за этих гребанных ста тридцати американских
рублей я вынужден дрожать как кролик перед удавом ожидаемого
кошмара, нестись оголтело, нарезать бессмысленные круги по
Москве, накручивая в безумной свистопляске до исступления
свои, да и твои, мой дорогой слушатель, распухшие мозги, – и при
всем этом непрестанно вглядываться в каждое встречное
поперечное лицо, сознавать себя дегенератом, спустившимся в самое
адово чрево метро и не знающим зачем.

Парк культуры (имени Горького)

…вот-вот, и я про то же: вся жизнь наша теперешняя сплошь и рядом –
ориентировка в плоскости под названием Парк культуры,
цивилизационная закабаленность в Этрант Смысла, парадигматическая
установка на верховенство Знака и Символа, слепое
раболепство перед Словом и Языком. Информационная эпоха, иначе говоря.
Приручи буковки, поставь циферь на службу себе, и ты – и
царь, и бог. Ну-ка, дружище, тряхнем стариной: зря, что ли,
пять лет в единственном в мире Литературном институте (имени
Горького) парились? Итак, начнем-с!


ВСЕЛЕНСКИЕ МЕТАМОРФОЗЫ

В доверительной беседе с руководителем Санкт-Петербургского
уфологического общества, Анатолием Степановичем П., нам удалось
выяснить, что в ученой среде наиболее перспективной сейчас
считается теория «временного рассмотрения НЛО»…

Что это значит? По крайней мере, не сбрасывая со счетов возможности
техногенного проявления «тарелок», их материально-физическое
существования, некоторые ученые из центра вполне логично
обосновывают их происхождение (то есть, опять-таки, явленность
в особых высокопрочных материалах) – но только в будущем. И
даже указывается приблизительная дата постановки на
конвейер «летающих блюдец» – 2400 год. Итак, «гости» попросту
прилетают к нам из нашего же будущего, и, как видим, не из такого
уж далекого – всего какие-то 400-500 лет.

Хотя, по большому счету, у них «там» все ушло значительно вперед, и
нас посещают сейчас не только представители нашего
ближайшего доблестного будущего, но также и более поздние «летающие
ублюдцы». Именно «ублюдцы» (пилотируемые такими же
ублюдками-выродками), так как все то, что повыведено у них, в будущем,
посредством генной и различных других видов инженерии,
обычным человеком назвать-то нельзя. Тем более – носителем
разумного, доброго, вечного. Словом, метаморфоз в будущем
хватает.

Как явствует, и «там» тоже не все гладко: люди отчаянно борются со
злыми мутантами, получившими доступ к новейшим технологиям, и
захватывающими пространство-время Вселенной по всем
направлениям.

Кто же они такие – злые захватчики? В общепринятой терминологии
будущего их называют «анкурами» и «анкуроидами», просторечье
окрестило их также «Пузырями Ничто». Неорганические сущности,
они способны принимать человеческое обличье, всецело
имитировать процессы жизнедеятельности человека, эмоции и даже
чувства (выказывая при этом завидную плотоядность), более того,
скрещиваться с человеком (на духовном и материальном уровне)
в беспрецедентном стремлении к глобализации собственной
популяции и безраздельному господству на Земле… Как же все они
«там» сосуществуют: и настоящие человеки – наши доблестные
потомки, и эти, скажем так, «иноприродцы» – извечные заклятые
враги рода человеческого? Какая форма пространства-времени
приютила их? И как вообще развивается «там» ход истории?

Ученые-уфологи из Санкт-Петербурга, входящие в контакт с НЛО, и в
частности наш собеседник, Анатолий Степанович П., чья
фотография помещена на первой полосе нашего издания, ответственно
заявляют, что Земли, как таковой, с ее океанами и материками,
долами и горами, городами и селами, с их исторической
памятью и надеждой на будущее, там, в этом самом «будущем»,
попросту нет! (Ни о каком великом противостоянии между
Антлантизмом и Евразийством, как между Морем и Сушей, Западом и
Востоком, как, впрочем, между Югом и Севером, – и речи быть не
может: геополитика исчерпала себя напрочь!) Земля погибла в 2671
году после запуска анкурами программы «Зеркальный Пояс»
(стержневой технотронной системы, вместившей в себя все лучшие
достижения человечества, надежно оборонявшей планету от
негативного воздействия извне). Действуя привычными методами,
анкуры выкрали у людей секретный ключ доступа в систему, дабы
осуществить давно задуманное – перенаправить фазы системы на
саму планету Земля, что далее, по принципу домино,
неизменно повлекло бы к уничтожению всей Солнечной Системы, и даже
Галактики, неся вселенское разрушительное начало, реализуя,
таким образом, всегдашнюю анкурскую устремленность к
абсолютному небытию. (Здесь нелишне будет особо отметить читателю о
прозренческом подвиге нашего собеседника, отечественного
ученого, уфолога и философа в одном лице, Анатолия Степановича
П., в деле своевременного уличения и всемерного упреждения
схожих планов ныне действующего ордена «Мертвой головы».
Дополнение самого интервьюера.)

Однако, вражеским проискам не суждено было сбыться в полном объеме.
Благодаря слаженным действиям сторонников движения
антианкуристов в критический час «Х» была таки запущена программа
спасения Земли и эвакуации населения. Большинство
представителей гомо сапиенс оседлали свои «тарелочки» и разбрелись по
разным направлениям во Вселенной, пребывая теперь на сотни,
тысячи и миллионы лет друг от друга, оставляя за собой право
лишь в исключительных случаях контактировать между собой
посредством инновационных технологий, основанных на энергиях
высокой частоты. Таким образом, лишившись жизненных Пространств
в 2671 году, люди из Будущего, ну и, само собой разумеется,
катапультировавшиеся анкуры и анкуроиды, вынуждены обитать
теперь в различных коридорах Времени, не исключено, что и в
нашей с вами, читатель, эпохе. Здесь их траектории зачастую
пересекаются, мы становимся невольными свидетелями
беспрецедентных схваток.

После гибели Земли, образовались, конечно, и временные штольни
Будущего, продолжает ученый из Питера Анатолий Степанович П., но
туда вход «строго по пропускам», туда анкурам путь заказан,
там обитают исключительно представители Посвященных
Человечества, берущих свою идеологическую и мистическую основу еще
из славного Зенона. Вот в этих самых отдаленных во времени
точках будущего Высшие Чины Посвященных Человечества ведут
свои научные изыскания, разрабатывая способы восстановления
единого Пространства и Времени, и, в частности, планеты Земля.
Одним из способов предполагается спланировать магнитные
поля, создающие режим благоприятного наращивания защитного
твердого слоя Земли (на еще не остывшее ядро планеты). В качестве
донорских материалов послужит тело Луны, частично Венеры,
Марса и Плутона. Однако это дело уже совсем далекого
будущего.

Как уже отмечалось, анкурам неподвластно проникновение в структуры
Нового Времени. Вот они и мечутся, приближая кончину мира,
чтобы прийти к 2671 году с наибольшими результатами. Ведь
катастрофа Земли создаст огромную Бушующую Воронку, которая
распространится в веках, подобно кругам на воде от брошенного
камня. В ближайшем к нам ХХ, да и в ХХI веке, мы на своем
опыте испытываем губительные последствия разрушительного влияния
из Будущего. Небывалые по жестокости мировые и локальные
войны, революции, терроризм, обнародование Плана Золотого
Миллиарда – это пока еще только цветочки.

Уже сейчас, привлекая внимание общественности к проблеме
«Зеркального Взрыва», питерские уфологи ратуют за создание Всемирной
организации, в которую бы вошли передовые ученые всех стран, а
также граждане доброй воли (свою поддержку проекту уже
заявили сторонники движения «Антиглобализма»). Главная задача
новой организации – развенчать планы анкуров и анкуроидов в их
стремлении свободно влиять на ход событий в современном
мире по пути к абсолютному «ничто», бороться за наше право
свободно жить, мыслить, творить на своей Земле, и не дать ни
единого шанса катастрофе 2671 года сбыться.

Питерские ученые, однако, вполне отдают себе отчет в том, что,
возможно, и не удастся полностью локализовать проявление злобной
анкурской политики на Земле. Ведь здесь срабатывает один из
главных Космических законов «Свободы и Полного Проявления».
То есть, в нашей Вселенной изначально заложены две бинарные
позиции – основные структуры существования, как это особо
подчеркивает Анатолий Степанович П.. Условно их можно
определить как органическое сознание и неорганическое. Анкуры как
раз и относятся ко второй проявленной категории, которая
находится в постоянном антагонизме по отношению к первой; этот
дуализм объясняется ученым, как великая уравнивающая функция
во Вселенной: чтобы люди особо «не зарывались» в своем
видении, понимании собственного предназначения.

Итак, два противоборствующих лагеря, люди и анкуры, ведут
непрестанную схватку, и, как выясняется, не только в безбрежном
Будущем, в космосе, но и на нашей с вами Земле, в нашем с вами
настоящем. По-прежнему актуальны, как никогда, слова поэта: бой
идет не ради Славы, ради Жизни на Земле. И ты, внемлющий
мне, сидящий в этом вагоне пассажир, решаешь за всех и
каждого, Здесь и Сейчас – быть иль не быть жизни на нашей Планете,
принять или не принять в себя «иноприродное» ничтожащее душу
Зло – «Пузырь Ничто»! Трепещи, мой современник! Отсчет
пошел! До прогнозируемой катастрофы 2671 года осталось каких-то
666 лет!!!

…А пока, как следует из заявлений Санкт-Петербургского
уфологического общества, Высшие Чины Посвященных Человечества из
необозримого Далека, бьются над проблемой восстановления планеты
Земля. Как знать, каких-нибудь три-четыре триллиона лет и на
нашей любимой планете опять зацветут сады, защебечут птицы.
Метаморфозы, так сказать, Вселенские Метаморфозы!

Ну, как? По-моему, ничего. А сказать по правде – так и круче некуда.
Гениально! Мировой бестселлер. Синопсис для фантастического
триллера. Да, да, только подобная вдохновенная
символическая картинка Бедствия и Катастрофы способна зацепить твое
позитивное внимание, мой современник, пробить «объективистскую
оболочку», преподнести всемирный апокалипсис, как очередную
выходку Голливуда; ведь ты уже вполне успешно постиг азы
всемерного смертоубийства, через скрупулезное следование
сценариям научно-фантастических боевиков. Руководствуясь подобной
логикой, сам собой напрашивается и вывод: настоящих-то
террористов, господа хорошие, пестуют не в безымянных пещерах
неприступных ущелий, но все они дипломанты мастер-классов школы
под названием Голливуд!.. Метаморфозы, так сказать,
Глобальные метаморфозы!

X
Загрузка