Из «Книгоедства» – 7

«Женщина в естествознании и народоведении» доктора Г. Плосса

Почти 2000 страниц текста работы немецкого исследователя дают нам
полный физиологический, исторический, антропологический,
этнографический, медицинский и прочая и прочая портрет
представительниц лучшей половины человечества.

Я думаю, что многие из экзотических примеров бытия женщины
практически неизвестны большинству современных людей. Что может,
например, сказать современный читатель о женском обрезании? Да
ничего толком. А вот доктор Плосс на нескольких страницах
дает подробный исторический очерк этого экзотического процесса,
по научному называемого эксцизией.

А знает ли кто-нибудь сегодня, что такое готтентотский передник?
Оказывается, это странное естественное удлинение малых срамных
губ у женщин-бушменок и готтентоток, достигающее порою 18-ти
сантиметров. В книге Плосса это отклонение поэтически
сравнивается с цветком герани: «Странное удлинение наружных
половых частей у африканок можно сравнить с удлинением известных
цветков, растущих под тем же небом, напр. герани, верхние
лепестки которой длиннее нижних, быть может, для того чтобы
закрывать органы размножения и защищать их от палящих лучей
африканского солнца».

Из книги Плосса можно узнать о некоторых юридических вопросах
брачных отношений у народов мира. Так, «у тунгусов длинные волосы
в области половых частей женщины считаются уродством,
ниспосланным злыми духами, поэтому муж имеет право развестись с
женой, отличающейся таким волосяным покровом».

Книгу Плосса можно рассматривать, с одной стороны, как научную, с
другой – как некую кунсткамеру всевозможных удивительных
фактов, о которых в обычной жизни не то что не думаешь, просто не
придет в голову, что такое может существовать.

Животноводство

Хочу рассказать интересный случай, имевший место несколько лет назад
в петербургском Центре современной литературы и книги,
именуемом также Центром Каралиса. Был какой-то литературный
вечер, какой не помню, и вот в один из моментов вечера
подсаживается ко мне за стол питерский поэт-хулиган Геннадий
Григорьев и улыбается своей дурацкой улыбкой. Я, говорит Григорьев,
придумал на тебя рифму. И тут же мне выдает двустишие:

Вот сидит и не знает Етоев,
как достичь повышенья удоев.

Честно говоря, меня это немножечко зацепило. Дело в том, что поэт
Григорьев, прославившийся сидением в противогазе на
поэтическом семинаре Кушнера (потому-то и поэт-хулиган), давно на меня
в обиде за придуманный мной когда-то вопрос: в чем разница
между поэтом Шумахером и поэтом Херасковым? Ответ на этот
вопрос простой: разница между ними такая же, как между
херувимом и парикмахером. Обиделся Григорьев на то, что загадку эту
должен был придумать не я, а он, и всякий раз при встречах
мне об этом напоминает.

Прошел день, а у меня все не выходило из головы брошенное мне
Григорьевым обвинение. Ведь действительно я понятия не имею, как
этих чертовых удоев достичь. И тогда в порыве поэтической
злости я ответил Григорьеву продолжением его двустишия. Вот что
у меня получилось:

Вот сидит и не знает Етоев,
как достичь повышенья удоев,
а Григорьев, подлец, хоть и знает,
но скрывает, паскуда, скрывает.
Вот и жди от подобного скотства
возрождения животноводства.

Теперь, надеюсь, вы понимаете, почему за точку отсчета я выбрал тему
животноводства.

«Загадки русского народа» Д. Садовникова

Кто-то собирает этикетки от вин и водок, кто-то ношеные вещи от
светил шоу-бизнеса, кто-то тщательно списывает в тетрадки
надписи со стен общественных туалетов. И первое, и второе, и даже
третье если и сделает вас богаче в плане духовном, то
отечеству от этой вашей собирательской деятельности прибыли
никакой. Ибо только тот настоящий коллекционер, кто, складывая в
копилку частную, прибавляет, вольно или невольно, к общему
национальному достоянию. Из великих собирателей настоящего
это, в первую очередь, Илья Зильберштейн. Из великих
коллекционеров прошлого – это Даль, Афанасьев, Рыбников, Гильфердинг,
Третьяков, Щукин.

Человек, о котором сегодня речь, тоже из их породы.

Вряд ли кто мне поверит, если я скажу, что русскую народную песню
«Из-за острова на стрежень» про Стеньку Разина сочинил не
безымянный человек из народа, а очень даже конкретная личность с
именем и фамилией. Так вот, автор песни – Дмитрий
Николаевич Садовников, русский ученый, писатель, фольклорист, человек
разносторонних занятий и широчайшей литературной
деятельности. В 9 лет у него уже лежит готовая рукопись «Жаркие
страны» – конспект прочитанного за четыре года по естественным
наукам, в 13 Садовников пишет сочинение «Космос для детей», в
20 лет переводит «Песнь о Гайавате» Лонгфелло, а в 21
публикует свои стихи в московской «Иллюстрированной газете». В 1874
году (Садовникову – 27 лет) в Москве выходит его книга
«Наши землепроходцы (рассказы о заселении Сибири)», в 1875, в
Санкт-Петербурге, – переводные «Норвежские сказки», а через
год, снова в невской столице, напечатана главная работа
писателя, книга «Загадки русского народа».

При переиздании «Загадок» в 1959 году (изд. МГУ) книгу предваряет
предисловие В. Аникина, в котором читаем: «Многое в сборнике
устарело. Не все в нем носит подлинно народный характер.
Таковы некоторые загадки на религиозные темы. Все они опущены.
Сохранены лишь те из них, в которых выразилось свободомыслие
народа, его критическое отношение к религии. Ряд текстов
отличается тем «озорством мысли», которая не боится
двусмысленностей. Из-за этого многие тексты, крайне неудобные в печати,
пришлось из сборника изъять».

И все равно, даже после изъятия, двусмысленностей в текстах книги
сохранилось более чем достаточно. Вот, например, загадка из
раздела «Люди и строение их тела»:

Стоит хата
Кругом мохната,
Одно окно,
Да и то мокро.

Или – из того же раздела:

Два яичка в моху,
Да морковка наверху.

Ответ на первую, оказывается: «Рот в бороде», а на вторую: «Нос и
глаза». Правда, почему нос наверху – то есть над, а не под
глазами, – этого я не понял. Наверное, носы в старые времена
росли несколько иначе, чем в нынешние.

Все загадки сборника Рыбникова обладают поэтическим строем.
Собственно, это маленькие стихотворения в две-четыре строки.
Законченные, потому что подразумевают озвученный ответ на вопрос.

Еще одно достоинство книг, подобных сборнику загадок Садовникова, в
том, что они вольно или невольно подвигают человека на
творчество. Я вот тоже взял грех на душу и сочинил по образу
загадок из сборника несколько своих.

Предлагаю вам две из них:

1. Летит муха,
    Три головы, два уха.

2. Скачет всадница,
    Вместо головы задница.

Ответов намеренно не даю. Как говорилось в старинной радиопередаче
моего детства:

Кто загадки любит, 
Тот их и услышит.
Кто их угадает,
Тот нам и напишет.

X
Загрузка