Ухо консультанта

кинорассказ

1. Филя

Представьте себе: Москва, 199* год. Месяц – июль. День – ну, допустим,
понедельник. Время – восемь утра. Нет, девять утра. Ладно, половина
десятого. Хорошо, хорошо, десять! Место – центр, недалеко от метро,
старый дом без капремонта. Худощавый, коротко стриженый паренек
с мрачным, заспанным лицом медленно надевает потрепанный кожаный
пиджак. Имя и фамилия – Филипп Давыдов, друзья зовут его Филя.
Он выходит из полуподвальной квартиры (две комнаты, кухня, коридор,
совмещенный санузел, телефон). Запирает замок, поднимается по
лестнице, придерживает дверь, пропуская двух возбужденных мальчишек,
обвешанных игрушечным оружием, и выходит на летнюю улицу. Осторожно
вдыхает вязкий, дрожащий воздух. Мимо, как искусственная рыба
в масляном аквариуме, проплывает многослойная дама в белой панаме,
похожая на тесто, вылезающее из квашни. На мягком асфальте остаются
следы каблуков. «Ну и жара!» – говорит Филя, достает сигарету,
закуривает, поворачивается и уходит. Переулок такой узкий, что
ему приходится почти протискиваться между домов, обдирая плечи.
Метров через сто он, как пробка из бутылки, выстреливает на широкую
улицу, сворачивает налево и почти теряется среди прохожих. Но
не успевает окончательно исчезнуть: кто-то идет за ним, и если
посмотреть глазами этого «кого-то», то филина стриженая голова
походит на поплавок, то тонущий, то снова всплывающий на поверхность.

2. Заложник

Жирный джип с затемненными стеклами подплывает к перекрестку,
милиционер с автоматом на груди угрожающе поднимает жезл, и джип
останавливается чуть впереди приземистого милицейского БМВ. Патрульный
приближается, недоверчиво глядя на автоматически опускающееся
стекло кабины джипа, откуда доносится музыка – песенка «Мы бандито,
гангстерито» из мультфильма «Приключения капитана Врунгеля». Милиционер
заглядывает внутрь – там сидят четверо. Он проверяет документы
у водителя. Все в порядке, машина трогается. «Молодец, тихим был,
скоро совсем тихим станешь», – обращается один из сидящих на заднем
сиденье куда-то вниз. Там лежит пятый мужчина, накрытый разноцветным
ковриком. «Может, и не станет, зачем так говоришь? Он будет хорошо
себя вести!» – второй из сидящих на заднем сиденье затягивается
сигаретой, ставя при этом ногу прямо на голову пленника.

3. Перед домом

Джип останавливается у подъезда восьмиэтажного кирпичного дома.
Трое мужчин выскакивают из машины, выволакивают пленника со скованными
спереди руками, набрасывают на наручники какую-то тряпку. Все
происходит быстро. Сидящие неподалеку бабушки не обращают на произошедшее
ни малейшего внимания. Группа мужчин быстро уводит пленника в
дом. Со стороны все выглядит похожим на то, как если бы друзья
возвращали подвыпившего приятеля к месту прописки.

4. В квартире

Седьмой этаж восьмиэтажного кирпичного дома. Кухня, раскрыто окно.
На плите кипит чайник. Входит девочка лет двенадцати, выключает
газ, бросает в чашку пакетик, наливает кипяток. Идет в комнату,
там сидит женщина, смотрит телевизор. На экране показывают машину,
печатающую бумажные деньги, потом ящики, полные монет, потом склад
золотых слитков. Слышен звук открывающейся двери. Женщина и девочка
спокойны, как если бы пришел кто-то, кого они ждут. В комнату
врываются мужчины в масках, волоча давешнего пленника. Его приковывают
к батарее. Женщин заставляют сесть рядом на кровати. Прикованный
объясняет, где что спрятано. Мужчины в масках ловко вытаскивают
из разных мест коробки и альбомы, в которых множество разнообразных
монет и орденов. Один из бандитов заметно толще других. Он долго
вертит в руках какую-то монету, довольно крупную, с чуть выщербленным
краем. Тем временем из укромного тайника извлекается пакет с толстой
пачкой долларов. «Молодец, хорошо себя вел, все показал... Ты
все показал?!» – «Все, все, больше у меня ничего нет...» – «Точно?!!»
Двое грабителей подходят к трясущимся от страха, плачущим женщине
с девочкой, достают пистолеты с глушителями. «Я все отдал! Вы
же обещали никого не трогать!» – кричит прикованный. «А мы и не
трогаем!» – с этими словами они убивают женщину и девочку. Прикованный
начинает дергаться и пытается встать, но не может, из-под наручника
течет кровь. «Не дергайся, не дергайся, что ты! Сейчас я помогу!»
– к нему подбегает толстяк, на ходу раскрывая длинный нож...

5. Бандиты уходят

Трое мужчин, весело переговариваясь, спокойным шагом удаляются
от подъезда. В руках толстяка небольшой чемодан. «Ну и жара! –
доносятся его слова. – Мясо быстро стухнет!» Остальные смеются.
Все еще смеясь, мужчины залезают в джип и уезжают.

6. Подземный переход

Коридор подземного перехода заполнен толкающимися людьми. Вдоль
стены тянутся ларьки с видеокассетами, книжками, цветами, сувенирами,
посудой, одеждой. Неулыбчивые женщины торгуют черепашками и ужами,
рядом кучкуются бабушки с сигаретами. Несколько расколбашенных
подростков раздают прохожим яркие флаера. Невозмутимо оглядываясь,
проходит группа японских туристов, обвешанных фото– и видеокамерами.
Двое скинхедов, вскинув правые руки, вполголоса приветствуют друг
друга: «White power!» Мужчина в очках, с крупным амулетом на груди,
сидит на маленьком складном стульчике, перед ним на таком же –
зачарованная женщина, он гадает ей по руке. Рядом переминается
с ноги на ногу бородатый и волосатый дядька лет пятидесяти в спортивном
костюме, в круглых очках, похожий на слегка обрюзгшего Джона Леннона,
на груди картонка с надписью: «Гуру». Чуть поодаль прислонилась
к стене женщина, немного растрепанная, с экзальтированным взором,
у ее ног штук пять дворняг разного размера и картонная коробка
с надписью: «Помогите приюту для животных». Последний в ряду –
худощавый, коротко стриженый паренек с мрачным лицом, с табличкой:
«Куплю золото, знаки отличия». К нему подходит девушка в джинсовых
шортах и безрукавке, достает тряпочку, разворачивает. Филя берет
в руки и внимательно рассматривает предлагаемый орден. «Я, наверное,
могу его взять, хотя он не совсем целый, видите, тут царапина,
к тому же это не редкость, хотя и неплохой экземпляр. У меня есть
пара-тройка таких... Короче, могу дать вам двадцать долларов...»
– «Я думала, он стоит дороже...» – «Вряд ли вам дадут больше двадцати
пяти». – «Я даже не знаю... Может быть, я спрошу еще кого-нибудь...»
– «Вы можете спрашивать, а можете получить сейчас двадцать, хорошо,
двадцать пять, ладно, уговорили!» Девушка нехотя соглашается.
Филя заворачивает тряпочку и прячет купленный орден

.

7. Следователь

Следователь отдела расследования убийств уголовного розыска Скрипкин
сидит за столом, положив голову на руки, перед ним пластмассовый
стаканчик, из которого свисает нитка от чайного пакетика. Звонит
телефон – старинный, черный. Скрипкин поднимает голову, морщится,
как от боли, и берет трубку. Слушая и односложно отвечая – «Да!
Понял! Да! Нет, конечно, нет!» – он прижимает трубку к плечу,
освободившейся рукой лезет куда-то за спину, во внутренний карман
висящего на спинке стула пиджака. Трубка вырывается, падает на
пол. «А, ч-черт!» – ругается Скрипкин, одновременно выхватывая
из-за спины упаковку таблеток. Поднимает трубку и снова прижимает
к плечу, выламывает таблетку, кладет в рот, запивает. Открывается
дверь, входит мужчина лет тридцати, толстый, в рубашке с короткими
рукавами, слева подмышкой кобура, справа крупное пятно пота. Это
оперативник Жуков. «И вам всего наилучшего!» – говорит Скрипкин
и кладет трубку. «Жарища! Уфф!» – пыхтит вошедший. «Привет, Жук,
– кивает Скрипкин. – Узнал чего?» – «Убитый Белорусов известен
среди фалеристов и нумизматов как крупный коллекционер, вся его
коллекция, естественно, пропала...». Вошедший подходит к окну,
глядит вниз, там варится в собственном соку заполненная машинами
и прохожими улица. «Представляешь, они отрезали ему руку... Как
твой живот?» – спрашивает он. Сидящий за столом морщится и отмахивается
руками, ничего не отвечая.

8. Встреча в метро

Филя кого-то ждет, сидя на лавке на станции метро и поглядывая
на часы. К нему подходит и садится рядом мужчина лет сорока, в
старомодной шляпе-сеточке, на шее золотая цепочка, блестят золотые
передние зубы. Он разворачивает бумажный сверток и показывает
Филе. Они довольно долго спорят, наконец, договариваются. Филя
отдает деньги, забирает товар.

9. Кафе нумизматов

Вечером возле входа в подвальное кафе, где тусуются коллекционеры,
торговцы монетами и всякие темные личности, появляется Филя. Он
спускается по лесенке, распахивает дверь, входит, оглядывается,
машет знакомым, потом занимает место за одним из столиков. Там
его ожидает парень с серьгами в ушах, с татуировками на запястьях.
«Привет, Филимон, как жэ?» – спрашивает татуированный. «Вот, Юрик,
смотри!» – Филя показывает купленный у девушки в метро орден.
«Ух ты! – Юрик вертит его в руках. – Это ж баксов триста!» – «Ты
сам сказал...» – «Я и не спорю». Юрик отсчитывает три стодолларовые
купюры, забирает орден. Потом мрачнеет: «Слышал, Белоруса вальнули,
руку отрезали...» – «Что?!» – «Да я толком не знаю. Грабанули,
всех замочили – и его, и жену, и дочку». Некоторое время они обсуждают
ситуацию: оказывается, в Москве появилась жестокая банда, вычисляющая
богатых коллекционеров и грабящая их, не оставляя свидетелей...

10. Филя дома

Филя отпирает дверь своего подвала, заходит. Включает свет, затем
музыкальный центр (звучит песня Money in my pocket в исполнении
Денниса Брауна), затем телевизор (по подземному тоннелю бежит,
запыхавшись, Брюс Уиллис, за ним гонится Мэл Гибсон, а за ним
– Ричард Гир), затем видеомагнитофон (на экране мультфильм «Приключения
капитана Врунгеля», тот момент, когда разбойники исполняют песенку
«Маны, маны, маны, маны, мы не люди, а карманы»). Филя достает
и рассматривает в лупу монету, купленную у златозубого клиента
в метро. Звонит телефон. «Алё! Ага, узнал. Да я только вошел...
Вот как раз рассматриваю... А что, еще интересненькое что-то?
А-а... Интересует, интересует. Ну, давайте завтра, после трех,
там же. В три? М-м... Ну, ладно, в три. Всего доброго.» Положив
трубку, Филя продолжает рассматривать монету.

11. Кто-то

Кто-то вешает трубку телефона-автомата. Кто-то подходит к полуподвальному
окну и осторожно заглядывает в освещенную изнутри щель...

12. Черный пистолет

В темном кабинете следователя Скрипкина играет радио: Money for
nothing Марка Нопфлера. Скрипкин стоит у окна, смотрит вниз, там
темная, опустевшая улица, ни прохожих, ни машин. Правой рукой,
засунутой под рубашку, следователь массирует себе живот. На подоконнике
лежит большой черный пистолет.

13. Слежка продолжается

Филя работает в переходе, но ему явно хочется побыстрее уйти.
То и дело он смотрит на часы, наконец, снимает табличку, прячет
в рюкзак и спешит к стеклянным дверям метро, почти теряясь среди
прохожих. Но кто-то идет за ним, и если посмотреть глазами этого
«кого-то», то филина голова похожа на поплавок, то тонущий, то
снова всплывающий на поверхность.

14. Вторая встреча в метро

Филя спрыгивает с эскалатора, быстрым шагом идет к лавке, присаживается.
Вскоре подходит давешний мужчина, только теперь на нем белая летняя
кепочка, в руке книга с портретами Наполеона, Гитлера и почему-то
Майкла Джексона на обложке. Он садится рядом, здоровается, улыбается,
блеснув золотыми зубами, на шее, носу и висках капли пота. «Ох,
жарко, да? Говорят, сто лет такого не было!» – говорит мужчина,
раскрывая книгу и доставая конверт, заложенный между страниц,
а из него монету. Она довольно крупная, с чуть выщербленным краем.
Филя берет ее, но вдруг вздрагивает и чуть не роняет. Потом смотрит
на мужчину. Кепка набок и зуб золотой... Филя смотрит на его руки.
Синие татуированные кольца вокруг пальцев... «Эй, ты что?» – спрашивает
мужчина. «Тошнит что-то, перегрелся, наверное...» – «Смотри, ласты
не склей. Ну, чего, берешь? Дешево отдам. Полтинник, и твоя».
– «У меня с собой нет денег». – «Ты что же это, а? Идешь на встречу,
а денег нет, а?» – «Да день сегодня неудачный, – Филя очень тщательно
подбирает слова. – Но я же не говорю, что не буду брать». Ему
удается уговорить мужчину встретиться еще раз, и они прощаются,
но мужчина все-таки слегка недоволен. «Я тебе завтра вечером позвоню,
так что будь дома», – говорит он.

15. «Меня хотят убить!»

Сидя дома, Филя яростно накручивает диск телефона. «Алё, Юрик?
Меня хотят убить! Я ничего не принимал. Врубись: мне хотели впарить
монету Белоруса. Конечно, узнал, когда Белорус покупал ее, я посредником
был. Это те же, что его грохнули, я уверен. Теперь вышли на меня...
Это случайность: откуда им было знать, что именно я помогал Белорусу
ее купить? Юрик, врубись: я известный консультант-посредник, ко
мне за услугами полгорода обращается, у меня, естественно, есть
своя хорошая коллекция, и бабло я в банке храню... В стеклянной
банке, под кроватью! Хорошо, хорошо, не по телефону... Я с ним
уже три раза встречался. Да как познакомился – он сам ко мне в
переходе подошел... Не знаю я, как его зовут... Тогда приезжай
прямо сейчас!» И Юрик приезжает. Несколько часов они с Филей обсуждают
ситуацию и приходят к выводу, что бандиты действуют так: сначала
изучают все подходы к жертве, затем совершают ее похищение, вскоре
после этого налет на квартиру или то место, где хранятся ценности,
потом все забирают и всех убивают. Так или почти так было во всех
известных им случаях. Единственный способ спастись, понимают они,
это действовать неожиданно и на опережение. И Юрик начинает звонить
по телефону, вызывая на срочную встречу лихих приятелей.

16. Друзья спешат на помощь

Рандеву со златозубым назначается на пятницу, на том же месте,
в три часа. Но Филя выходит из дома на рассвете, долго катается
по городу на машине вместе с Юриком, проверяя, нет ли слежки,
а потом отправляется на свой «рабочий пост» в переходе. Вместо
него на встречу заявляется Юрик, опоздав минут на пятнадцать.
Мужчина уже ждет. Рядом с ним на лавке сидит какой-то парень в
белой рубашке, белых брюках и красных кроссовках. Он делает вид,
что увлеченно читает спортивную газету. Напротив, прислонившись
к колонне, маячит унылый чел кавказского вида, с дурацкой тряпочной
сумкой и цветами в руках. Юрик подбегает, бухается на лавку рядом
с мужчиной, радостно скалясь, и спрашивает: «Это вы должны встретиться
с Филиппом?». Мужчина вздрагивает от неожиданности: «Да... А где
же сам Филипп? А ты-то кто такой?». Юрик хмурится: «Нет, Филипп
не сможет придти, никак не может. Облажался он, шеф его, короче,
штрафанул, назначил в переходе лишний наряд, такие дела. Можете
проверить пойти... Он тут, наверху стоит. Теперь я вместо него
по всем его делам. Товар при вас?».

17. В переходе

Филя в переходе переминается с ноги на ногу. Неподалеку от него
пляшет команда разнополых и разновозрастных сектантов в лимонно-желтых
балахонах, они звенят в колокольчики, бьют в бубны, один выкрикивает
в мегафон: «Приближается Апокалипсис, детки! Лишь избранные среди
избранных попадут в Царство Божие! Только святой благочестивый
Иван Журавлев поможет деткам очиститься!».

18. По заданию шефа

Мужчина удивляется: «Какой еще шеф?». Юрик тоже удивляется: «То
есть как какой?! Наш! Наш шеф! Покажите товар!». Мужчина разворачивает
черную ткань. Там та самая монета из коллекции убитого Белоруса.
Юрик берет монету, секунду рассматривает и отдает обратно, поджав
губы: «Как вам не стыдно, дяденька! Это же дешевка, фальшивка!».
Мужчина сердится. И тут к ним пододвигается парень с газетой,
аккуратно складывает ее вчетверо, резко выхватывает монету: «Бесспорно,
фальшивка! Новодел классический!». Мужчина теряет ориентацию,
раскрыв рот, глядит то на одного, то на другого, но тут подходит
поезд, и из дверей прямо напротив лавки важно выступает заросший
волосами и бородой, неопределенного возраста сутулый мужичок.
Он втискивается между Юриком и златозубым, ему тут же передают
монету, он с видом знатока кашляет и заявляет: «Подделка! Шеф
так и предупреждал!». Мужчина вырывает монету у него из рук, ни
слова не говоря, встает и уходит. Чел напротив прячет цветы в
тряпочную сумочку и следует за ним. Наверху к мужчине с монетой
подходят трое других, все едят мороженое. Мужчина недоуменно разводит
руками и пожимает плечами, что-то объясняет, все они садятся в
джип с затемненными стеклами и уезжают.

19. Томительное ожидание

Филя в переходе переминается с ноги на ногу. Сектанты уже ушли,
разбросав повсюду листовки с портретом губастого дядьки в квадратных
очках и подписью: «Детка! Святой благочестивый Иван Журавлев любит
тебя!».

20. Арест

Жирный джип с затемненными стеклами подплывает к перекрестку.
Милиционер в бронежилете, с автоматом на груди угрожающе поднимает
жезл, и джип останавливается чуть впереди приземистого милицейского
БМВ. Автоматически опускается стекло кабины, милиционер проверяет
документы у водителя... Неожиданно он делает шаг назад, оглядывает
машину сверху донизу, сует документы в карман, вскидывает автомат.
Распахиваются двери БМВ, выскакивают и бегут трое в бронежилетах,
один с пистолетом, другой с автоматом наперевес, третий на ходу
надевает каску. Первый патрульный, наведя дуло на водителя, приказывает:
«Все наружу! Медленно, аккуратненько! Выходим, разворачиваемся,
ножки расставляем, ручками в машинку упираемся!». Пока он это
произносит, милиционеры окружают джип. Бандитам ничего не остается,
как выбираться. Четверо мужчин, напряженно набычившись под бесстрастным
взором огнестрельных стволов, с двух сторон упираются ладонями
в крышу джипа.

21. Порция таблеток

Следователь Скрипкин и толстый опер Жуков пьют теплое пиво в уличном
кафе. У Жукова пятна пота подмышками, и рубашка прилипает к спине.
Звонит его мобильный. «Скрипкин тут, со мной», – произносит он
и передает трубку Скрипкину. «Да! Понял! Нет! – говорит тот. –
Уже летим!» – «Что случилось?» – «Все, Жук, засекли наших артистов,
на угнанной тачке они спалились, гастролеры херовы, и ценности
при них!». Скрипкин подзывает официантку, встает, потирая живот,
делает Жукову знак – подожди, мол! – и тяжело шагает в сторону
туалета. Там он умывается и, глядя на свое отражение в зеркале,
глотает целую порцию таблеткок, запивая водой из-под крана.

22. Другие таблетки

Пятеро друзей празднуют удачную операцию, куражась в ночном клубе,
расположенном в бывшем бомбоубежище. В космически-серебряном туалете
Филя и Юрик, давясь от смеха, глотают разноцветные пилюли «экстази»,
запивая их водой из-под крана.

23. Вызов к следователю

Филя просыпается среди дня у себя дома. Нащупывает рядом с кроватью
часы, смотрит на них, потом нащупывает пульт, включает телевизор.
В новостях передают: задержана банда, убивавшая коллекционеров.
Звонит телефон. «Алё... Филипп Давыдов – это я. Кто? А-а... Хорошо,
я приду. Сегодня? Хорошо, я приду сегодня. А по военному билету
нельзя? Хорошо, я возьму паспорт. До свидания».

24. Перед допросом

В кабинете у следователя Скрипкин и Жуков рассматривают какие-то
фотографии и записную книжку. В дверь стучат, входит Филя. «Так,
все, я пошел, не буду мешать!» – Жуков выходит в коридор, заходит
в соседний кабинет, подходит к висящей на стене картине, отодвигает,
под ней глазок и наушники. В глазок видно, как Скрипкин показывает
Филе раскрытую записную книжку и что-то отмечает в ней пальцем.
Жуков надевает наушники и приникает к глазку.

25. Допрос

Филя рассматривает разворот записной книжки со списком имен московских
коллекционеров. Семеро убитых отмечены плюсами, последний среди
них – «Белорусов». Восьмой плюс напротив фамилии «Давыдов». Филя
от всего отказывается, мол, ничего не знаю, ничего не понимаю.
Скрипкин показывает ему четыре фотографии: «Вы видели когда-нибудь
этих людей?». Филя смотрит на фотографии, но того, с которым он
встречался в метро, там совершенно точно нет. Скрипкин тихо говорит:
«Мы предполагаем, что арестованы все преступники, но точной уверенности
у нас нет. Зато есть некоторые данные, согласно которым бандитов
было пятеро. Вам по-прежнему нечего мне сказать?». Филя отрицательно
качает головой. Наконец, он уходит. Почти сразу в комнату влетает
Жуков. «Ну что?» – морщится Скрипкин. «Чего-то он крутит...» –
«Да, чего-то крутит. Последить за ним, что ли?» Скрипкин встает
из-за стола, подходит к окну, поглаживая живот под рубашкой. Внизу
спешат прохожие, едут машины...

26. А слежка продолжается…

Филя выходит из ворот управления, достает сигарету, закуривает,
поворачивается и уходит, почти теряясь среди прохожих. Но он не
успевает окончательно исчезнуть – кто-то идет за ним, и если посмотреть
глазами этого «кого-то», то филина голова похожа на поплавок,
то тонущий, то снова всплывающий на поверхность.

27. На дно

Филя звонит из автомата: «Алё, Юрик? Привет! Слушай, их арестовали,
понимаешь? Мне следователь показывал записную книжку, там моя
фамилия! Врубись, мы все правильно рассчитали, вот только менты
взяли не всех. Тот, из метро, ушел... Слушай, похоже, все, что
я у него брал, ворованное. Да нет, немного: три монеты... Деньги
не очень большие, но – криминал... Короче, я все скидываю и ухожу
на дно. Ага. Все, позвоню потом».

28. Ужас мальчишек

К дому, в котором живет Филя, подъезжает темно-красная, с белой
правой дверью «Нива». За рулем Скрипкин. Вздохнув, он выключает
радио (в момент исполнения песенки «Я Ноль-Ноль-Икс, суперагент,
я сын своей эпохи, я супермен, я джентльмен, дела мои неплохи!»
из мультфильма «Приключения капитана Врунгеля»), потом вынимает
из бардачка большой черный пистолет. Проверяет обойму, вылезает
из машины, засовывает пистолет в карман брюк, вздыхает еще раз.
Когда оборачивается, видит двух мальчишек, обвешанных игрушечным
оружием. Мальчишка неотрывно смотрит на брюки Скрипкина. «А где
твой черный пистолет? На Большом Каретном!» – хрипло пропевает
Скрипкин. «Дядя, а твой пистолет в брюках настоящий?» – «Мой пистолет
в брюках? Хм... Настоящий, настоящий. Что, показать?» – следователь
делает вид, что расстегивает ширинку. Мальчишки в ужасе убегают.

29. Захват

Филя быстро проходит мимо пустой «Нивы», нервно оглядывается,
забегает в подъезд. Дверь не успевает захлопнуться, как на ручку
опускается чья-то рука. Филя отпирает замок своего подвала, и
в этот самый момент кто-то хватает его сзади, зажимает рот и вталкивает
внутрь.

30. Хитрый Жуков

Жуков сидит за столом в кабинете Скрипкина и нервничает, глядя
на часы. У него подмышками пятна пота, рубашка прилипла к спине.
Он вытаскивает свой мобильный, включает и недоуменно смотрит на
светящийся дисплей. Затем снимает трубку настольного телефона,
но снова кладет ее в нерешительности. Он нервничает, вытирает
пот со лба. Включает радио. «Средняя суточная температура в Москве
на пять градусов выше средней нормы для этого времени года. В
ближайшее время синоптики не ожидают ее понижения. Тревожные новости
из Подмосковья – на площади в десятки квадратных километров продолжают
гореть торфяники...» Жуков раздраженно выключает приемник. Выдвигает
ящик стола и вынимает фотографии четырех бандитов, а также записную
книжку. Вдруг его словно осеняет: «Ну, Скрипка, ну, погоди! Ужо
и на тебя найдется Паганини!». Он хватает трубку, находит в книжке
отмеченный крестиком телефон Фили и набирает номер.

31. Под дулом

Бледный Филя входит в комнату. Позади него златозубый из метро,
он упирает ствол своего пистолета Филе в спину. «Ну что, сука,
где бабки прячешь?» – «В банке...». Мужчина бьет Филю пистолетом,
Филя падает. Скорчившись на полу, говорит плаксивым голосом: «В
банке, говорю, в банке под кроватью!». – «Доставай!». Филя ползет
к кровати, вынимает банку, набитую долларами, по дороге цепляет
пульт. Включается телевизор с «Приключениями капитана Врунгеля»,
звучит песня в исполнении капитана Врунгеля и матроса Фукса: «Чтоб
исполнить эти песни, мы приехали сюда, отпустите нас отсюда, будем
очень бла-го-да!». «Где монеты прячешь?» – «Вон там, в коробках!»
– Филя показывает на шкаф, где лежит несколько коробок. «Полезай!»
– дуло направлено на Филю, тот встает и подходит к шкафу, оказываясь
между проемом коридора, где виднеется дверь в туалет, и пистолетом
бандита.

32. Сквозь щель

Следователь Скрипкин замер в туалете, через узкую щель наблюдая
за тем, как Филя подходит к шкафу, загораживая туалетную дверь
от бандитского дула. Скрипкин аккуратно застегивает штаны, вытаскивает
свой пистолет, рывком распахивает дверь и выпрыгивает в прихожую:
«Руки! Бросай оружие!». Филя задирает руки, оказываясь между двух
стволов.

33. На перекрестке

Два ствола направлены точно в филину голову. Противники пытаются
маневрировать, используя тело Фили как прикрытие, чтобы занять
более удобную огневую позицию, но ничего не выходит – голова Фили
все время на линии огня. Филя начинает тихонько подвывать. «Заткнись,
сука!» – рычит бандит. «Все будет хорошо!» – шепчет Скрипкин.
Затылок Фили... Лицо... Затылок... Лицо... Затылок... Ствол Скрипкина.
Ствол златозубого. Звонок телефона. Филя инстинктивно вздрагивает
и дергается в сторону телефона, отклонившись с линии огня. Два
выстрела грохочут одновременно.

34. Никого нет дома

Жуков сидит за столом в кабинете Скрипкина с трубкой у уха. В
трубке длинные гудки.

35. Ухо консультанта

Оба стрелка лежат навзничь. У златозубого пуля во лбу. Скрипкин
ранен в грудь, он дергается и хрипит. Филя стоит на коленях, по-коровьи
глядя в потолок, по его щекам текут слезы вперемешку с кровью.
У него сильно гудит в голове. Левое ухо известного консультанта-посредника
Филиппа Давыдова отстрелено напрочь. Телефон все еще звонит. Филя
медленно снимает трубку телефона и прислоняет ее к здоровому правому
уху: «Алё... Да, он здесь. Нет, я не могу его позвать... Он, видимо,
убит... Да, конечно, вы записываете?». Он диктует адрес, затем
вешает трубку, снова снимает ее и набирает 03.

36. Тишина после выстрелов

Двое служивых сажают Филю в милицейский «Газик». Неподалеку Жуков
суетится возле «скорой помощи», в которую грузят Скрипкина – без
сознания, под капельницей. Из подъезда выносят черный, наглухо
застегнутый мешок на носилках. Вокруг собралась толпа, в первых
рядах – двое мальчишек, увешанных пластмассовым оружием.

37. Эпилог

Ну, вот, собственно, и все. Как вы поняли, златозубый преступник
с самого начала следил за Филей, отслеживал его перемещения, подготавливая
атаку банды. Конечно, когда в метро перед ним разыграли спектакль,
он растерялся: существование некоего могущественного «шефа», способного
«штрафовать» и «назначать наряды», крайне смутило его. Когда четверых
его подельников взяли (все, как и он, безжалостные душегубы-рецидивисты),
златозубый запаниковал, боясь возвращаться на съемную квартиру,
где его могли уже ждать и где он прятал все свои деньги. Он решил
отобрать у Фили те ценности, которые, как он был уверен, тот хранил
где-нибудь дома, а потом бежать из города. Филю он, конечно, убил
бы, если бы не следователь Скрипкин, решивший проследить за показавшимся
ему неискренним свидетелем. Скрипкин ведь знал его адрес и попросту
приехал к Филе домой, а так как там никого не было, рискнул и
забрался внутрь. Но не успел даже ничего осмотреть, потому что
очень захотел в туалет, а тут как раз вернулся хозяин, а вслед
за ним грабитель... Следователь Скрипкин спас Филю, но если бы
не хорошо его знавший проныра Жуков, вовремя набравший правильный
номер, то спасся бы сам Скрипкин? Это, конечно, вопрос. А вот
другой вопрос: какова дальнейшая судьба Фили? Его отпустили, хотя
и не сразу. Он бросил свой бизнес, стал заниматься совсем другими
делами. Остался, увы, без уха. А что Скрипкин? Выжил, хоть и провалялся
в больнице почти полгода. Заодно подлечил свой гастрит. Но ему
пришлось перейти на другую работу – ведь он влез к Филе без ордера
(это дело поначалу раздули не на шутку, потом как-то замяли).
Но каков этот Юрик, не правда ли? Примчался, все организовал,
сам сыграл одну из главных ролей... Вот уж кто настоящий мастер
действия!

Москва-Берлин

2000-2006

X
Загрузка