Стихотворения

***

Кириллу Галкину и Алексею Дьячкову

Я есть пошел, как Русская Земля, Неведомо куда, зачем, откуда, И раздавал себя забавы для. Мои деревья, водопады, руды – Берите все. Оставьте смерть мою. Я вышел из себя и грыз в изгнанье Дичок мучительного полузнанья. Теперь я человек: вот две руки, И ноги, на которых то стою, То шляюсь, тридцатидвухлетний слепень, И попираю, из чего был слеплен, И волочу развязные шнурки. Я был землей. Я снова ею стану. Та часть меня, которая чревата Бессмертием – мала, но и крылата, Как семечко нательного креста.

***

Бунтарь-одиночка отправился в офис и катится по кольцевой (Нет, это не я), но вы видите пропасть Над самой его головой? Герой-одиночка спустился под землю Где люстры как тусклые нимбы Но эта, бездонней, чем сонное зелье, Повсюду находится с ним Он утром проходит сквозь дверь туалета И сквозь оцепление дня (ну да, это я) но бездонная эта, Чего она ждет от меня? Не то умоляет, не то обвиняет И пеплом башку серебрит Как в детской загадке: без ног догоняет И без языка говорит Как будто на темечко капают воду, Как будто читают букварь: Ты больше себя, ты выше свободы, Такой же, как всякая тварь.

***

Отдали Пасху вместе с маем Остались в летней духоте И чувствуем, не понимая, Что времена пошли не те Рожденные в маршрутках ползать (работа, вечером домой) По-моему, мы пишем повесть Последних лет перед зимой

***

Как попарно когда-то ходили поэты

(Г.Иванов)

Наполовину лето протекло. Айда гулять – классически, попарно, Как полагается – вдоль берега реки (какой реки – неважно, есть одна Река, все прочие – литература). Ты скажешь – детский сад? Ну детский сад Ну скажем – первоклашки на продленке Ты скажешь – дождь? А что, конечно, дождь, Я говорю же, лето протекает Вот по теченью Леты и пойдём. Пока жара, Но что не навсегда – Уже понятно. Это с нею мирит. Свои вокруг пока что, но уже, Уже понятно, что и это ненадолго. Вот с этим примириться потрудней.

***

И ворон, только что с разведки, сидит на ветке, как на мачте. Он возвратился, но не плачьте. Земля покажется, поверьте. Я был вам никудышным Ноем, но все-таки не беспокойтесь. Сюжет был выдуман не мною, и это – правильная повесть, С концом и смыслом, где поставленный вопрос найдет себе ответ. Ну, как у Диккенса с Рязановым. Верней, у Диккенса – как в этом Сюжете, где веревки вьются к непредсказуемой развязке (ведь это – правда, а не сказки). По ходу фабулы даются кому-то сан, кому-то саван – кому что более полезно (а что кому, мне неизвестно, я – голос автора, не Сам Он). я просто по привычке детской люблю заглядывать в конец. Кто сам решил, тот молодец. А я пока что отвертелся.

***

Житейское море воздвигаемое зря напастей бурею

Откуда это чувство счастья острое Все триста с лишним чисел мартобря? как будто мы с тобой живем на острове Напастей бурю воздвигаемую зря, Поля чудес и прочие пейзажности – Холмы усталости, леса проблем. И воды времени под окна, так что кажется, Что нас несет на корабле. Спасибо всем им, а дрейфующим со мною Тем паче, и – простите, дорогие. Я часто был вам никудышным Ноем, Но я исправлюсь… может, курсы есть какие?

***

Слава Тебе, Господи, мне тошно Без жены с детьми, а без меня – им. День хорош, но ценно в нем не то, что Он хорош, а то, что он сменяем Темнотой. Из темноты виднее Донце лета, как бы дно бутылки на просвет. И августа на дне я Вижу – спите. И целую вас в затылки.

***

Ели-за-ве-та… Какого завета? Ветхого, видимо. Сумрачный лес. Нарвано листьев, наломано веток. Кто б оглядеться на дерево влез И рассказал нам про стороны света. Все, что до этого ведали мы – Стороны сумерек, стороны тьмы. Еле заметные – то ли прогалы, То ли провалы на мутном пути. Не потому ли мы так и усталы, Что никуда не хотели дойти. Все же стоим – это тоже немало. На сквозняке заплетается речь, Муторно, зябко и хочется лечь. Может быть в этом, наверное, в этом Тайна единства и корень родства. Ели твои не помогут советом, Как и эдемского сада листва Некогда – в «кожаны ризы» одетым. Мокрое утро сияет косой. Милая, бедная, ран моих соль.

***

Как «ре» смычка запечного сверчка, Как след ремня заплечного мешка, За как за ушко от милого дружка Кривая уводящая дорожка, – Как это все, тонка моя кишка. До самой смерти, и еще немножко Побудь со мной. Не уходи пока.
Последние публикации: 

X
Загрузка