Обаяние усталого письма

Начало

Продолжение

Вот компанья НТВ
Вот компанья ОРТ
Вот компанья РТР
Вот компанья ТВЦ 

Кто их, к черту, разберет
Трехбуквенных!

_______________________________

Столяр вот наподобье конника
С какой-то удалью отчаянной
Сидит верхом на подоконнике
И в доме рамы починяет
Ну, починил, пошел домой
А тем уже он не герой
Как и всякий спешившийся конник
_______________________________

Стоит горбатая корова
И смотрит мрачно, как змея
Куда-то прямо сквозь меня
А я уже дышу неровно
Почти в истерике биясь:
Скажи, корова, не таясь
Ты – корова
Или змея? –
Не дает ответа
_______________________________

Вот кошка притворилась мертвой
А и, и вправду – умерла!
Так сильно притворилась мертвой
Что вот и вправду умерла
А как же дальше-то ей жить? –
А вновь живою притворить-
Ся
Если, конечно, в глубине живого абсолютного притворяния осталась 
возможность обратного претворения мертвого в живое
_______________________________

Кибиров – поэт волосатый
Но нежно и тонко поет
Когда открывает усатый
С железными зубъами рот
Но я ведь ему не в укор
И он ведь не наперекор
Мне
Поет как поется
И это – прекрасно
_______________________________

Куча маленьких собак
Местных
Бросилась вослед скитальцу
Он к ним обернулся, пальцем
Сделал непонятный знак
И они вдруг в щебетающих
Стаю птиц, мгновенно тающих
В небесах
Превратились
И через некоторое время выпали из туч в виде детских обугленных трупиков,
но совсем-совсем в другом месте
_______________________________

Воллен зи тотален криг? –
Как-то Геббельс их спросил
И в ответ единый крик:
Воллен! – и что было сил
Каждый в забытье кричал
Некоторых я встречал
Позже
Плоско и неподвижно лежащих на промерзшей и недружественной
российской земле

Поигрались 
С Граалем
И лагеря
Счастливо
Обозначились
_______________________________

Ира, хочешь мандарина? –
Нет! – мне отвечает Ира
Я хочу! – тогда Марина
Отрываясь от клавира
Говорит –
Ира только мясо ведь
Кушает – она медведь
Ведь!
Ирина-Медведь – это такое всем известное дикое существо
_______________________________

Играют в карты, в дурака
Две пожилых усталых женщины
В электричке
Так яростно, словно обещаны
За это им два-три мешка
Небесных благ или нирвана
Вот красные, словно из ванной
Раскрасневшиеся, в смысле
Руками машут
И сопят молча
А обещано им всего-то..., да вы сами знаете, что им обещано
_______________________________

В деревьях плачет Васудева
В воде играет крупный сом
Ты говоришь: Разве не диво
Как все здесь ходит колесом
Превращений? –
Я оглядевшись отвечаю:
Конечно, но уж и не чаю
Когда все это кончится
Не на нас ли?

Грозный Лазарь Каганович
Сам себя спросил, верней
Удивился:
А чем, скажем, я –  не овощ?
А чем, скажем, я – еврей?
Сталин щуря левый глаз
Повторил его вопрос:
Действительно, Лaзaрь, чем ты еврей, а не овощ? –
Вот я и говорю, Иосиф Виссарионович! –
А тем, Лазарь, что ты пока еще еврей, а не овощ!
_______________________________

Проезжаем городишко
Называется Дзержинск
Выглянешь – в одном бельишке
Кто-то там бежит – Держи! –
За ним гонятся с обрезом –
Сам ли Феликс? Сам железный
Ли?
Гонится ли?
Убегает ли?
_______________________________

Приехал я на Родину
А там живет правительство
И местную народину
Как милую уродину
Эдакую
Опять в виде учительства
Про рынок просвещает
И как бы посвящает
Чрез то

Во взаимную тайну
_______________________________

Я видел замок за прудом
С надвратным львом, пространством сжатым
Там рота целая с сержантом
Жила, я им махал рукой
По берегу противлежащему
Прогуливаясь, лев изящною
Головою
Кивал в ответ
_______________________________

Когда бы мне быть рожденным женщиной
Или чуть позднее юным гомосексуалистом
Я бы жил на содержании
Вырабатывая высокий профессионализм
Сожительства, соблазнительности и нарциссизма
Правда, в отличие от холодных профессионализмов
Столь тесно повязанный с естественностью телесных проявлений
Что, понятно, слабеет вместе с естественным же угасанием организма
Переходя в простую эксплуатацию нажитых связей
Что, впрочем, не позорнее ничего другого
Подобного 
Правда, и резко отличающегося –
Того же героизма, к примеру

(Окончание следует)

X
Загрузка