Умный федерализм

Предуведомление

Ну почему бы не предположить такое? Хотя бы для интереса. Хотя
бы в качестве некой вынесенной во временном пространстве за пределы
нынешней обыденности некой экстраполяционной точки обозрения,
для оборачивания из как бы некоего будущего в некое как бы уже
и прошлое, то есть наше настоящее. Естественно, наряду с другими
же возможными пафосными или прохладными экстраполяциями. Только
ради Бога, без эмоций! Без упреков и поношений! Все будет спокойно,
прохладно и по-научному. Как бы по-научному.

Так о чем же речь? А вот о чем. О возможности образовании на территории
нынешней России двух или нескольких Россий. То есть нескольких
самоотдельных государственных образований со всеми вытекающими
отсюда последствиями.

Почему бы не предположить, глядя из состояния нынешних дел и порою
возникающей непрозрачности всех каналов центрального сообщения
по большой России (учитывая и недавнее отпадение бывших национальных
республик), что окончился большой культурно-исторический эон Российской
империи? Понятно, что последние усилия центральной власти в направлении
продувании этих каналов вроде бы ныне возвращает ситуацию ко временам
недавнего прошлого и не особенно дает поводов к развитию ситуации
по обсуждаемому нами сценарию. Но перенапряжение сил в направлении
поддержании этих традиционных коммуникационных структур, ненаполняемых
уже живой кровью, костенеющих и непластичных, только увеличивает
напряжение и давление на изъеденные коррозией конструкции. Конечно,
данная оценка ситуации несколько волюнтаристская. Можно возражать,
противопоставляя ей противоположные тенденции, как явные, так
желаемые и воображаемые. Не менее воображаемые, чем представленные
здесь. Но ведь и направления мировых усилий ныне направлены на
сохранение наличного единства страны – спокойнее, что, несомненно,
на руку местным создателям некой (выражаясь шпенглеровским языком)
псевдоморфозы империи.

Конечно, не дело поэзии заниматься разрешением подобных проблем.
Но рассматривать социо-культурные и историософские аспекты общественной
жизни – вполне в традиции и не только русской литературы, с ее
глубоко страдающими, сострадающими и обуреваемыми идеями всевозможного
спасения всевозможных обитателей нашей территории, деятелей. Так
и воспримем данное писание, как сочинительскую утопию.

Понятно, что нетрудно обнаружить черты несостоятельности наших
предположений. Они и так-то, эти домыслы, хрупки и эфемерны, в
то же самое время требуют долгих нудных усилий для их конкретизации
и артикулияции в смиренных попытках приблизить ничем не гарантируемое
светлое будущее. Да и светлое ли? Просто проект будущего, выглядящий,
правда, почти фантастическим и даже, для многих, провоцирующим
и вызывающим.

Не знаю, стоит ли здесь поминать еще (поможет ли, высветлит ли,
прояснит ли что-либо?) про весьма неоднозначную и напряженную
социально-психологическую ситуацию в стране, когда мощная государственная
идентификация почти выжгла все остальные стороны – семейную, профессиональную,
религиозную и в их числе местно-территориальную.

Так вот, можно просмотреть, проиграть среди многих прочих многочисленных
вариантов будущего и наш в столь неоскорбляющей и ни к чему не
обязывающей форме, как стихи – просто свободная игра воображения.
А что, нельзя? – можно.

Конечно, приходится принимать во внимание всю сложность выстроенной
веками систему центрально-подчиненно-функционирующего государственного
механизма. Собственно, обслуживающая его информационо-коммуникационная
сеть, когда все связи идут исключительно через центр, начинает
постепенно наполняться невообразимыми шумами в процессе современного
типа и способов коммуникации. При этом вполне явны и все финансовые
и организационные трудности в образовании какого-либо иного государственного
центра, когда все транспортные, информационные и финансовые потоки
жестко организованы через центр. Ну, полно и других проблем. К
примеру, те же вопросы обороноспособности в новом и по-новому
организующемся и перестраивающемся российском мире, которые нет
никаких наших возможностей и способностей, да и смысла сейчас
конкретно обсуждать. Мы же про идею. Хотя и несколько увлеклись
– игра ведь все-таки.

Так вот.

А так-то, и в большом мире десятилетиями после Второй мировой
войны постепенно образовывалась такая телесность мира с тесно
прижатыми друг к другу массивными образованиями, что мало оставалось
места для пустых пазух (эдакое подобие гайморовых пазух), где
бы возникали воспалительные процессы, да и те были под строгим
контролем. Ныне же при резком отпадении одной из составляющих
притертость масс друг к другу стала не столь плотной, и беспрерывно
возникают всякие пертурбации в многочисленных образовавшихся пустотах.
Видимо, займет немало времени процесс нового притирания новых
по-новому конфигурируемых масс. И в нашем случае ведь почти то
же самое. Вернее, в нашем возможном случае

Ну, а конкретности дальше, в стихах.

1.

Один сижу за чашкой чая В окно гляжу и как сквозь воду Я будущее различаю России умной и свободной То есть, разумный федерализм Нескольких осмысленных Россий Приятных и дружных И дружественных

2.

Я вижу строгую беседу Из разных съехавшись Россий Расселись в зале, и соседу Русоволосый и красивый: Нет, – говорит, – не ерунда! В нашей России мы всегда Поступаем строго по закону. – А мы по правде. – Что ж, придется договариваться

3.

Я вижу бункер углубленный Усталые сидят без сна При слабом свете притененном Один встает: Значит, война! – И позвякивает медалями на новеньком генеральском мундире Но один спокойный и красивый И молодой следом встает: Хотя и все мы суть Россия Моя Россия не пойдет Однако На это! Мы не хотим быть соучастниками и заложниками вашего безумия Кто это? – удивленно оглядывается генерал Собравшиеся смотрят прямо, не отводя глаз Но молчат

4.

На третьей всеобщей конференции По контакту С четвертой волной инопланетного пришествия Все российские государства выступили вместе И настояли на приоритете Российского языка как основного В общении и преимущественного в расшифровке Формул пролагания трасс взаимопроникновения Одна лишь Северо-Восточно-Китайско- Дальневосточная Российская Республика Воздержалась

5.

На конференции какой-нибудь собраться Потолковать, а после вспомнить: Братцы! А помните, как жили мы одной Великою огромною семьей Совсем недавно! А что бы нам опять объединиться? – По-старомодному вдруг оживятся лица: Вот это здорово! И не разлей водой! – Но тут заметит скептик молодой Из Второй Средне-Российской Республики: И что ж, по питерским законам жить Где и бумажки на асфальт не уронить? – Иль по московским? – кто-то один из сибирских – Наркотики вот разрешим и эти Всякие?! – И долгое молчание повиснет – Так, значит, по инвестициям и таможным льготам Завтра С утра Секция – И разойдутся

6.

Обнаружено, что в Пермском регионе особым образом проявляется,
пробивается грань гигантского космо-геодезического тэтраедра,
что и делает это место специфическим, неповторимым и самоотдельным
во всех отношениях.

7.

Открыто, что в Центрально-Сибирском регионе распахнуты особые
космическо-атмосферные шахты вертикального восхождения, что и
делает это место специфическим, неповторимым и самоотдельным во
всех отношениях.

8.

Обнаружено, что на Дальнем Востоке особое семислойное строение
прилегающей поверхности космоса, откровенно обнаженной и явленной,
что и делает это место специфическим, неповторимым и самоотдельным
во всех отношениях.

9.

Открыто, что в Поволжье особая динамика взаимоотношения разномасштабных
и разнонаправленных стихий, что и делает это место специфическим,
неповторимым и самоотдельным во всех отношениях.

10.

Известно, что в Срединной России внедрения космического в антропологическое
имеет форму непосредственного контакта, что и делает это место
специфическим, неповторимым и самоотдельным во всех отношениях.

11.

Обнаружено, что в Москве особым образом явлена самопорождающаяся
и самовоспроизводящаяся система экранирования от любого рода,
направления и силы энтропических поползновений, что и делает это
место специфическим, неповторимым и самоотдельным во всех отношениях.

12.

Такими же чертами специфичности, неповторимости и самоодельности
во всех отношениях наделены, отмечены и остальные двенадцать,
ну, пятнадцать, ну, тринадцать центров возможного зарождения российской
самодостаточной государственности и государственной самодостаточности.

13.

Сижу в пивной за кружкой пива И вижу пред собой воочью Тринадцать умных и красивых Не грандиозных и не очень Навязчивых Россий Они плывут перед глазами Уходят, тают – На за нами Будущее! – Шепчут Исчезая

X
Загрузка