Стихотворения

         

***

Подойти, отпрянуть и отринуть – Вот прощанье. Утром у окна, Усмехнувшись, черный вечер вынуть, Как испуг младенческого сна, Из души. Свернуться осторожно Змейкой на некрашеном полу. Сон, как гриб, наколотый тревожно Солнцем на ежиную иглу. Что же дальше? Благостна пустыня Вымысла и замысла тропа. Сон иссох и выдохся. Отныне Я улитка, значит, я слепа. Этот мир – моя трава смиренья. Сон иссякнет. Но после всего Будет утро. Радужные звенья – Новых превращений вещество.

***

Мне будущего не хватит. Я вижу его пределы. Я знаю, какие стрелы Вмещает его колчан. Мгновенье себя растратит, Со смертью играя в прятки, И кинется без оглядки В небесный бездонный чан. И станет звездою больше В безвременье том вариться. Я знаю, какая птица Меня известит о том, Что время не длится дольше, Чем жизнь, суета и слава, Что мы не имели права Надеяться на потом.

***

Бездонные думы не грели, а рвали, Но вдруг воплотились и стали ветвями Деревьев, которые нас укрывали от нас, Открывали – для нас. Это юность-отрава в листве. Как вышить вину по канве? Как выжить, чтоб пестовать солнца и луны? Как выжечь деревья с корнями, как струны? Как спрятать фиалку во рву Для веры, которой живу?

***

Все чужие. Никто никому незнаком. Я стою до звонка за гремучим станком, Чтобы после – до дому дремучим леском С подгулявшим дружком под лукавым снежком. Мы пойдем в разнобой. Осторожны шаги. Нам осветят дорогу орбиты-круги, Как огромные пяльцы богини-швеи. И тогда несуразные песни мои, Застывая под небом, уснут на весу. Осторожное дерево в темном лесу, Покачнувшись, прошепчет свои имена. Где ютились сугробы, вода солона.

***

О время! Нескошенным лугом, Раскрошенным хлебом, Большим заколдованным кругом Расстрелянным небом Ты видишься. Бьются мгновенья О клетки тетради. Что жизнь? Пустоты освоенье Тщеславия ради, Серебряных вымыслов пики В невидимой плоти земли, почерневшие лики, Озноб на излете.

***

Дух ли наружу просится, Не завершив пути? Бодрствую. Дождик кончился, Значит, можно идти. В снах поезда сигналили, Звали меня назад. Крылышки на сандалии Сделали наугад. Пусть поезда торопятся – Им не любить, не петь. Свет не погас над пропастью, Значит, можно лететь В даль, где темнеет, теплится Ямка с живой водой, В высь, где на хрупком месяце Друг мой, любимый мой.

***

Тайну отняв у гадалки, Всё поняла и прозрела. Страсть осторожной русалки Только манила – не грела. Минуло, коли опало – Хлынул раствор благодати, Словно костер разжигала И опалило не кстати. Мы не расстались. Я слышу Гул дождевых междометий. Небо прольется на крышу И воцарится на свете. День. Утомленные птицы Спят в милосердном полете. Я не журавль, а синица – Вы никуда не уйдете.

***

Всё леса да леса. Непрерывною черною нитью Намечается тропка. Здесь время идет, как руда. Друг, не прячься, не плачь – Всё равно отыщу по наитью Без труда. Откровенно смеркается лето, но сполохи света Освещают, как солнце, – нетрудно сидеть без огня. Друг, не слушай других. Ты не сможешь нарушить запрета Без меня. Лес как аттракцион. Детки в клетке, а пташки на ветке У ворот зоопарка – такая вот жизнь без конца. Шли окольным путем отрешенные марионетки Без лица.

***

Всё дым, целительный и кроткий. Сквозь дымку дня так ясно мне, Что облака – обломки лодки – Лежат на небе, как на дне. Потерянное канет в воду, И жизнь уменьшится на треть. За выстраданную свободу В посмертном пламени гореть Не дай нам Бог. И глухо, редко, Невнятно, клятвенно давно Любовь – заснеженная ветка – Стучит в окно.

***

Успокоились давние зимы В глубине замороженных рек, И ненужные дни-побратимы, Отшумев, схоронились под снег. Всё пройдет. Мы увидимся снова – Наяву, над людской пустотой, Посреди равнодушья лесного, За версту до утра, за чертой, Где растают сугробы запретов – И под темной бессонной водой Отголоски неловких ответов Будут мериться силой с бедой. Отшатнемся в угоду испугу – Красный шар полетит в пустоту. Детский шар мы дарили друг другу И ловили его налету.

***

В бессмертье что час – то поезд!

Марина Цветаева

Мы едем со скоростью жизни. Глядите – жива! Еще не упали последние камни на дно. Минувшее греет, сгорая, как в печке дрова. Кончается год. Зреет смерть. Умирает зерно. Я день принимаю как дар и ломаю броню. Посмела стихами – по капельке сути в строке. Душа остается, бумага стремится к огню. Огромный костер, словно красный цветок, вдалеке. Восторг позади. Никому не сносить головы. Но если живешь, не разменивай боль на рубли. Любви не хватает. И все-таки те, кто мертвы, Воскреснут и станут невидимой солью земли.

***

Нужно домолчаться, дотерпеть. В двух шагах от слова своего Вырваться, упасть и не успеть, Не сказать об этом ничего. Мимо кассы, мимо словаря. Слово смотрит в лес, как ни корми, - Не дается. Честно говоря, Время есть, да только вышли дни. Нас торопят. Взорваль языка И в сухом остатке чистый звук. Песня как молочная река, Берег отбивается от рук. Домолчаться. Может, будет прок От моих стихов – слепых котят. Так когда-то в свой недолгий срок Пела Янка: может, нас простят.
Последние публикации: 

X
Загрузка