Стихотворения

***

Черновик стихотворения Похож на птичку в кулаке. То исправил Это сжал Ой…

***

Вот я стою. И смотрю вниз. И говорю «Ты» Под взглядом со всех сторон из Бездонной – не темноты И не пустоты, но тьмы, и тьмы Полной по край и через Льющейся. Нужно слепым и немым, чтобы попасть не целясь, быть, чтобы рот открыть и не Соврать хоть на волос. Что ж, буду, значит, врать – по мне, важнее смысла сам голос. Звук. Воздуха колебанье. Бряканье овчего ботала, блуждающего в тумане: «Где ты, хозяин? Я вот она».

***

Яко земля еси и в землю отыдеши,
аможе вси человецы пойдем.

Ибо – вянешь, как цвет на траве, Как вода в решето Канешь, ибо, как туз в рукаве, То, что будет потом, – Скрыто. Но разве зерно Не пугается тошно и грубо, Видя землю, в которой черно, Как во рту, и голодные зубы? Смерть и время растят То во мне, что в себе я не знаю, Что взойдет на костях, Из земли развернется как знамя – И окажется мной. Из земли в землю – да, чтобы ветки, на корни опираясь, могли, вверх тянуться просторней.

***

Ты так блестящ и так асфальтов, путь мой, многоочит и глубоглаз, В апреле только и бываешь. Дальше – путаней Тропа, и все морочит нас: В июле – плыть в пыли, в жаре и в нервах, Чуть позже – в пали и в слезах, Зимой – и вовсе уж…Но есть из достоверных ориентир – не под ногой, не в небесах, на грани крыш, охваченных деревьями и – синевы ли, тучизны – там, где ломает шею зрение соскальзывая в сны. где воздух, всепогодный пленник Ворон и ротозеев, ярок так, как бы со свечкой некто на коленях Стоит, ища потерянный пятак. И эта закатившаяся драхма, Сощурясь, видит из родной грязи Не свет еще, а только резь в глазах, но Всей решкой чувствует – сквозит.

***

Ну вот… И не поздно разве Вослед автобусу каркать, Когда ты по уши в грязи Цвета «гниющий бархат». Дождь роскошен, однако Наружу просится слово, Неблизкое к Пастернаку, Фету и Вэ Соколову. Мне ли быть пейзажистом? пусть об этом гризайле То, что они не сказали, пишет кто хочет, но не я. Почисти-ка лучше джинсы, муза моя, ирония…

***

Не только мысли в строчку, но и Иное – темное, лесное – Гуляет между слов, Как бы между стволов. То полон лист лохматой твари, То вдруг пустеет бестиарий – Гляди, надев очки, В бумагу и крючки. То вдруг опять, как через строй, Сквозь буквы что-то – ближе, ближе... И я в каракули свои же Боюсь смотреть порой.

***

Над головой – синева сквозная, шире, чем можно вынести. А под ногами блестит – не знаю, как и назвать – радость, милость ли? Не красота ли? А может, жалость? Ходи вот и думай, что же там Освещает то, что осталось, И мерещится в прожитом Это – сквозь краску сквозит основа (мир, как картина, старится). Оттуда, где здешнее будет сном, А корни всего срастаются.

Подражания польским поэтам

1 Добро – неудобная штука. Очень неудобная вещь – добро. Оно все усложняет, Закрепощает психику Приводит к развитию комплексов И – страшно сказать – к появлению ранних морщин. Хорошо, что в наше время Этот вирус встречается редко. А скоро наши ученые Окончательно его победят. Вот зло – вещь удобная, Очень полезная и удобная штука. Как оно все упрощает И раскрепощает И – никаких комплексов. Разве только – чужой неполноценности. И – абсолютно нигде никаких морщин. Хорошо, что в наше время Каждый может позволить себе немного зла А скоро наши ученые Добудут его столько, что мало не покажется. 2. О, люди с ясными глазами, в которых живет смерть И тянет корни ко всем, на кого они смотрят Если один другому – волк, то другой одному – мясо, Так говорит желудок Когда умер Болеслав Лесьмян, он из леса смерти, из сени смертной, из-под деревьев, растущих из глаз Людей, которым все ясно, вышел в поле, залитое солнцем где птицы пели, как отроки в печи. Но те, кто убил его, затерянного среди прочего мяса – не увидят смерти, потому, что носят ее в глазах и не увидят жизни, потому, что в глазах у них смерть. Они своими ясными глазами будут видеть одно и то же – Мясо, Еще живое, Умирающее, Мертвое.
Последние публикации: 

X
Загрузка