Новые аппараты

Раньше все было хорошо и похмелье не мучило, а теперь все плохо
и баба алиментов требует. Да еще и автоматы в метро поставили.
Те, которые билеты на метро за деньги выдают. Для удобства граждан,
конечно же. Чтоб в очереди не стоять. Ага. Я тоже чуть было не
попробовал.

Но меня предупредили. Голос свыше. Точнее, конечно, снизу. Захожу
в метро я, вижу очередь у кассы. Подхожу к автомату, под ним пьяный
мужчина спит. Интеллигентный такой, в пиджаке. Спит и спит, думаю,
дело нормальное, а он мне снизу: «Не смей! Не подходи к автомату!».

– Почему? – спрашиваю.

– Я тоже пытался. Еще вчера. Шел вечером на день рождения приятеля,
водки взял, цветов. Ну, и – чтобы побыстрее – к автомату... А
он же – скотина! Он часть денег у меня взял, а остальные не берет,
сволочь! И обратно не возвращает, и билет не выдает, гадина...

Тут он заплакал. Потом, сквозь слезы, рассказал дальше. Мол, ну
хлебнул глоточек – чтоб успокоится. А автомат еще пуще издевается.
Начал лампочками мигать и хамские песни петь. Мужчина – еще глоточек.
В конце концов вокруг него все станционные работники столпились.
Включая милиционеров. Что ж, машина оказалась сильнее. Человека
сморил сон, его даже трогать не стали. Пусть, сказали милиционеры,
здесь спит...

А раньше...

А раньше-то, раньше тоже автоматы стояли. Только они разменные
были. Сунешь туда 10, 15 или 20 копеек, а тебе – два, три или
целых четыре пятака. Помню (точнее, не помню, конечно, а добрые
люди рассказывали), шел я из общежития Московского института стали
и сплавов. Шел, песни пел, с каждым кустом за руку здоровался.
Вел меня к метро из общаги Синий – чудесный человек, нас только
двоих с ним со всего потока потом в армию и забрали. Ну, входим
в метро. Я пятачок достаю и – кидаю в турникет. И ведь попал.
По эскалатору ехал, как Волк из мультфильма «Ну, погоди!». Хорошо
ехал, весело.

Но вообще-то разменные аппараты нам редко были нужны. Мы в метро
по единому катались, а в кассе меняли рубли на двугривенные. В
те времена, надо сказать, в Москве много автопоилок стояло. Пивные
с автоматами. Ты туда монетку «20 коп», а тебе – пива. Тетеньки
из метро нас узнавали: о, говорили, три рубля! Никак стипендия?

Стипендия. Из всей группы, в которой я учился, только я один и
получал стипендию. Ну, среди пьющих, конечно. Комсорг, профорг,
спорторг, и два политинформатора. Никто из них не получал. И даже
Синий – мы и были два политинформатора – не получал. А политинформации
мы проводили хорошо. Тогда ж советская власть вовсю свирепствовала:
комсомольские собрания, ленинские зачеты, субботники и пр. Ленинский
зачет мы с Синим отлично, помню, сдавали. С ведром. Натуральным
10-литровым ведром. Там пиво разливное плескалось под крышечкой.
А преподаватель спрашивает: по грибы? По грибы, смеемся. Хорошо
сдали. Так же и с политинформацией. Стоим в «Керамике» (пивная
в Парке Горького, вечная ей память, горбачевофашисты ее в 1985
году – трактором! трактором!), пьем водку с пивом. Водкой там,
понятное дело, не торговали, но тетя Люся... Что мне вам объяснять?
7рублей (вместо положенных 5. 30), зато плюс закусочка и стаканы.
Так вот, стоим в «Керамике», обсуждаем стали и сплавы, девка бежит:
«Скорей! Все уже собрались! Вам сейчас надо политинформацию проводить...».

Пришли. Тема: «Что такое интеллигентный человек?». Кинули монетку,
выпало мне. Стою, качаюсь, рассуждаю об интеллигентности, с первой
парты Синий и его друзья: «Сейчас он сблевнет на стол! Вот...
Вот сейчас – точно сблевнет!». Не сблевнул. Про нас потом писали
в институтской многотиражке: лучшая политинформация за несколько
лет. А как же. Я ведь так и не сблевнул!

Так вот, стипендия. Никто не получал. Зато все с надеждой ждали
моей стипендии. Дошло до того, что, когда меня уже лишили ее –
за прогулы и пьянство – баба, выдававшая деньги, по инерции выдала
и мне. На другой день опомнилась, конечно: гони, говорит, взад.
Да поздно: пропили все. Верну, смеялся, после армии. Так и вышло.
После армии. Правда, все равно не вернул.

Последние публикации: 

X
Загрузка