Стихотворения

***

Неотложка приедет завтра, После восьми. А пока: звон серебряной ложечки о фарфор, цветок каштана и «Сад, где ветвятся дорожки». /13 Июня 2002 г./

***

Жить по инерции, замедленно кинематографично. Падающая с подоконника чашка неизбежно превращается в фарфоровые дребезги. /12 Ноября 2002 г./

Автохарактеристика

По чётным числам и четвергам
чувствую с чрезвычайной чёткостью черту
отчуждения человечества от чуда.

По нечётным и в начале недели –
начинаю невольно ненавидеть начальство,
относительно непостоянна, нуждаюсь в нежности.
/11 Ноября 2003 г./

Только хорошее

Я научилась помнить только хорошее.
Поэтому
Я забываю
разбитые тобою блюдце и сердце:
ослепительно белое, с голубой каёмочкой.

За окном третьи сутки – снег.
/25 Ноября 2003 г./

***

Открой меня, как книгу. Беличьих лапок шорох Ведёт – в – лето… – ливень… – Любишь?.. Не меня, так – эти буквы: Помнишь по именам?.. Молитвослов дождя. И – в каждой капле – небо. /31 Декабря 2003 года/

***

Остановил моё сердце, как маятник - рука матери неспящей у колыбели, откуда – в ночь – крылами белыми – ангел. /Апрель 2004 года/

Образ смерти

Секс без любви и оргазма в блестящих складках железнодорожного полотна.
Ребёнок с глазами на кончиках пальцев.
Отчего-то – мы разучились разговаривать.
/Июль-Август 2004 года/

Кто-то кроме

Подсмотреть тишину – в глазок...
Заколачивать сны – накрест...
Чёрной кровью стучит в висок -
Твой адрес...

На холодных ступенях слов
До зари пролежать ничком...
Небо бьётся в твоё окно
Пёстрой бабочкой...

Мне б пасти табуны книг,
Пеленать волчий вой – в радость...
Загляделась в круг полыньи...
Ох, не надо бы!

Не отмолится, не пройдёт... 
Мне зима поёт – колыбелит;
На запястьях моих – лёд
Акварелей...

Ветер, ветер... В глазах темно...
Кто-то третий – в твоём доме...
Кто-то смотрит в твоё окно –
Кто-то кроме...
/31 Декабря 2003 года/ 

***

По секунде, по волосу, по чуть-чуть Я тебя до рассвета вышепчу. Стёкла маются сонным инеем… Отпусти меня! По руке да по следу, по глотку – Нагадаю: затемно – отрекусь… Опускаю взгляд в чёрно-синее… Отпусти меня! Лунной ржавью, свастикой – на снегу – Белых птиц – от морока – сберегу. Я – не помню – твоего – имени!.. Отпусти меня… Горизонт – тонкой лентой – вылинял. Одиночество – белой лилией… По-над городом кто-то крошит мел. …Если Бог – отвёл… …Если Бес – отпел…
/5 Января 2004 года/

Ave!

Не бойся меня… Я – тишина прокуренных лестниц,
Слепой рассвет в изголовьи города. 
Крестишься?..
Тело моё – снег. Кровь – вода.

Не бойся меня… Гляди сквозь свечу в ручей зеркала:
С чёрного дна
Смотрят рыбки глазами ртутными. Плен стекла
Помнит твои молитвы. Ночь – длинна

И – пронзительна, как поцелуй на ветру. Не бойся…
Возьми меня, как младенца, на руки,
Кошачьим взглядом гладь против шерсти. Синие огоньки
Под ладонью… Молишься?..

Не бойся меня… Я – запах сосновой смолы в солнечных пятнах,
Я – солёное небо августа: тронь – расплещется…
Ave, сестрица! Твой ангел оставил тебя.
Я – его сменщик.
/7 Января 2004 года/

Этот город

Этот город – с тишины слепок.
Этот город без тебя – слепнет.
Эти улицы больны – летом.
Эта площадь – поцелуй ветра.

В переплетах мостовых – церкви.
Этот город без тебя – меркнет.
Этот город без тебя – глохнет.
Оттого, что нет тебя – и Бога нет.

Лабиринтом голубых кровель
В изголовье твоего неба
Этот город без тебя – блекнет.
На губах твоих закат – кровью.

На руках твоих уснул вечер.
Этот город без тебя – вечен.
/15 Января 2004 года/

***

Остываю – ночным шоссе у твоих ног. Остаюсь – в колыбели памяти: покачай! Ухожу – полуночной баржей, водой в песок. Улыбаюсь – коричной родинкой у плеча. Пахну смертью, землёй, зимой, а ещё – чем? – Голубым, запредельно-нежным l’eau par Kenzo. Мои волосы станут белыми перед тем, Как рассыпаться берёзовой бирюзой. Успокоится – то, алое, под ребром, Будет утро – ранним, а день недели – среда. И, как ржавчиной, покроется серебром Пьяный маятник – от вечно до никогда. /22-23 Июля 2004 года/

Может быть

я люблю тебя, как любят чужих нерождённых детей,
и – странно – может быть, я снюсь кому-то ещё,
в то самое время, может быть, когда ты, 
когда я, может быть, когда рассвет – леденец без сахара
на языке, когда август гадает на прошлое по линиям возле губ,
когда некуда спрятать руки, начинается дождь,
и, может быть, где-то уже гроза, полночь, осень,

... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... .. 

я хочу умирать, глядя тебе в глаза,
быть слишком красивой и никогда больше никому не сниться.
/14 Августа 2004 года/

Вечер

И я буду – вечер.
Я буду вечно 
смотреть тебе в спину
и никогда – в глаза.
Стынет 
красное золото взгляда, бирюза 
слова 
холодеет под языком…
О ком
тебе снится вьявь? Снег, снег, снег…
С нежностью 
переплетаю ненависть,
стёкла зрачков ширятся…
Синее-синее-синее
высится, небесится,
месяца серп серебрится, точится –
тоньше, тоньше, тоньше…
Тонешь, тонешь, тонешь…
Тише, тише, тише…
На моих руках шёпоты шёлковые… 
Страшно, щёкотно…
В затылок ночь звёздами щерится,
ящеркой между лопатками, шорохом,
Мороком, мороком, мороком…
Мёртвому –
всё равно. 
/14 Декабря 2004 года/
Последние публикации: 

X
Загрузка