Стихотворения

И Ша

И Ша

(род. 1966), современный китайский поэт.

Перевод Ирины Чудновой


Переезжая Хуанхэ 
    
поезд как раз пересекает Хуанхэ,
я мочусь в туалете
хоть знаю, что так нельзя – 
мне должно сидеть у окна
или стоять у двери,
положив левую руку на пояс,
правую – козырьком над бровями, чтобы
взором окинуть даль подобно великим и мудрым
или хотя бы поэтам 
о высоком поразмышлять: о жизни знаменитой реки,
о былых временах, об историческом долге потомков пред теми,
кто гордо обводил взглядом даль, и не казался при этом 
                                смешным ни другим, ни себе
но я в туалете
и я не спешу -
эти минуты мои,
ожидаемые весь день и всю ночь 
эка невидаль – струйка мочи! 
Хуанхэ
утекла далеко.

Ожидая в доме умалишённых 

Психиатрическая больница, я во дворе
перед лужайкой на длинной скамье
жду

приятеля. Я здесь случайно,
а он в белый корпус вошёл навестить
того, кому долго здесь жить.

Вот так и сижу, 
вокруг – больные, похожи на зебр,
у каждого тысяча дел,

и каких -
задумавшись на минуту, невольно,
уняться никак не могу.

а что же мои занятия?
как их объяснить этим людям, если вдруг спросят ответ? – 
На миг отобьешься от стаи, и тебя всё равно, что нет. 

Одиночество сына

Полугодовалый мой сын впервые 
увидев себя в зеркале шкафа 
решил – там кто-то другой

такой же, как он, и ростом, и видом 
стоит напротив,
и радостно стало, как будто
мои два сына, два близнеца, два брата:
«Небесный Устой» * и «Земной Устой» *, 

танцуют вдвоём
в один голос лепечут, потом
тянут друг к другу ручонки,
возят ладошками, бьют кулачками -
и так же во всём – друг с другом единодушны..

Таково оно – одиночество моего сына -
мирское одиночество первенца-последыша** 
и почти
вселенское одиночество. 

Ирина Чуднова

http://zhurnal.lib.ru/e/eudnowa_irina_wiktorowna/

http://world.lib.ru/c/chudnowa_i_w/

http://www.livejournal.com/users/china_cat/


* «Небесный Устой» и «Земной
Устой» аллегорическое значение имени ребёнка в проекции на его
воображаемого брата-близнеца.

**Ведущая эмоция стихотворения – разлад между
одной из самых прочных традиций китайского общества – стремлением
и готовностью иметь много детей, и государственной политикой планирования
рождаемости, в соответствии с которой, большинству жителей городов
позволено иметь только одного ребёнка.

Последние публикации: 

X
Загрузка