Чтиво: Украина. Луганск 2002: читабельно.

Евгений Иz

Луганская область является именно тем регионом Новой Украины (наряду
с Донецкой, Днепропетровской и Харьковской), который по своему
укладу и языковой атмосфере скорее старый, несмотря на все веяния
политической экзальтации и коммерческой истерии. Здесь говорят
по-русски, т.е. если это и «суржик», то процентное содержание
его русской части значительно превышает украинскую. От этого многие
национальные «сложности» и состояние общего «отшиба». При этом
люди по инерции продолжают читать.

Книжный рынок не слишком богат, но имеет тенденцию к медленному
расширению (в основном в порядке коммерческого эксперимента).
Газеты – местные и киевские; совсем немного российских («Комсомолка
в Украине», «Спид-инфо»). Уровень местных до странного туповат
и простоват, что для крупного постиндустриального центра все же
необычно. С журналами чуть лучше, просто из-за их обложечной яркости.
«ОМов» и «Птючей» раньше было больше, сейчас они почти исчезли,
– во многом благодаря завышенным ценам. Журналы вида «Стиль»,
«Дом», «Космополитен», «Лиза», «Отдыхай!», «Кул» и т.п. –
в широчайшем ассортименте. Большая часть журналов – из Москвы
и Киева. Дешевые малогабаритные издания типа «Ночные искушения»,
«Он и Она» завозятся откуда угодно, вплоть до Ростова и Одессы.

Более подробно о книгах. Книжных магазинов в городе сейчас меньше,
чем в застойно-беспечный период; те, что остались – бледны
и дегуманизированы. Основная книготорговля естественным образом
сосредоточена на рынках и в книжных отделах супермаркетов и гастрономов.
Рацион обычный: детектив, дамский роман, фантастика, энциклопедии,
целительство; эротическое, эзотерическое; мемуары и биографии
знаменитостей; подарочные серии. Все это покупается и весьма варьируется.
Можно найти де Сада, Хаксли, Хармса
и сонеты Шекспира; Довлатова, Ошо, Сорокина, Пелевина, Павича,
Борхеса и Кортасара; Акунина,
Битова и Ерофеевых. Можно встретить и Стюарта Хоума, Чака Паланика,
Липскерова; исследование
о Бердслее,
стихотворения Веры Павловой,
– не слишком традиционные книги российского рынка, изданные
до середины 2001 года. В единственном магазине «Глобус» тихо хиреет
отдел оригинальной иностранной литературы (венгерский, болгарский,
итальянский, немецкий, английский, французский языки).

Библиотеки пополняются, но спорадически и как-то нелинейно-непропорционально.

Наиболее известные писательские имена (для широкого круга читателей)
– Маринина, Незнанский, Дашкова и все из этой обоймы; гораздо
меньше, чем в центрах известен Акунин; в молодежно-студенческих
кругах, разумеется, доминирует Пелевин, но не настолько, насколько
мог бы; в узком кругу богемно-маргинальных потребителей текстов
– Сорокин, особенно в последнее время. С поэзией гораздо
сложнее: здесь поэзия расходится незаметно и украдкой: для библиотечки
домашней, в подарок и т.д. Выбор – от Китса
до Лорки, от Ахматовой до Ахмадулиной.
Экспериментальной поэзии нет, что совершенно не удивляет.

Местные писатели. Чтобы о них знать и их читать, нужно с ними
лично быть знакомым. То есть это – старое племя «членов союза»,
исчерпавших последние свои лимиты на издание небольших книжиц
в местном, зависшем над бездной самоокупаемости издательстве «Ворошиловградская
правда». Качество соответствующее. Прочие пишущие из области и
города пробуют проявиться в культурных центрах – Киеве и
Москве.

Студенчество более ориентировано на визуальные фрагменты мира,
поэтому точно определить, кто из писателей ценится круче прочих
довольно затруднительно. Думаю, порочный круг будет состоять из
Ф.Дика – Пелевина
– «Эммануэль» – Стругацких. О Мураками, например,
пока знают лишь единицы. Об Уэлшеслышали (и даже смотрели), но насчет прозы – никак.

Данный краткий обзор весьма субьективен и касается наиболее крупномасштабных
проявлений читательских интересов. В частностях – как и везде
в жизни – здесь можно найти какую угодно литературу и можно
встретить самых рафинированных или осведомленных читателей.


Луганск, памятник В.И.Далю

X
Загрузка