Книга Екклесиаста: книга о собирателе мудрости библиотеки Александрийской


Слова названия, которые вы прочли, не преследует цели обманно
увлечь читателя. Речь, в самом деле, будет идти о новом переводе
ветхозаветной «Книги Екклесиаста», которую переводчик имеет смелость
именовать «Книгой о Собирателе мудрости библиотеки Александрийской»,
первом ее библиотекаре — Деметрии Фалерском, а также — об истории
перевода первых ветхозаветных книг с древнееврейского на греческий,
инициатором которого и явился Деметрий, покровительствовал же
переводу — Птолемей II Филадельф.

Сделав такое заявление, переводчик понимает, что он сразу же вынужден
приступить к оправданиям и пояснениям.

При этом не избежать повторения общепринятого уже мнения о том,
что царь Соломон, сын Давида, которому традиция приписывает авторство,
сочинителем данной книги никак быть не мог, поскольку написана
«Книга Екклесиаста», вероятнее всего, в первой половине III века
до н. э., во времени чрезвычайно сближаясь с днями работы над
александрийским переводом семидесяти толковников, а текст, сочетающий
в себе разнородные стилистические и временные пласты, создавался,
по-видимому, более чем одним автором. Следовательно, переводчик
не мог иметь намерения исказить либо злонамеренно истолковать
религиозный текст, который, к тому же, практически не используется
церковью при богослужении, принадлежа к корпусу ветхозаветных
писаний — но ставил перед собой цель непредвзятого перевода литературного
и исторического памятника, решая при этом, как обычно, вопросы
об авторстве, содержании и времени написания текста.

Переводчик исходил также из того, что слов Творца к человекам
не могло быть чересчур много. А текст «Книги Екклесиаста» в любом
случае — не более, чем к ним комментарий. Поэтому переводчик полагал,
что не совершает кощунства, пытаясь внимательно прочесть, понять
и исправить ошибочные, на его взгляд, толкованья. Тем более, что
дело мы имеем именно с переводом: с одного наречия смертных на
другое, и — с ангельского на человеческий.

Пояснениям же подлежит то, каким образом перевод был осуществлен.

Наверное, читатель не будет удивлен, если услышит, что в наше
время перевод с языка, которым переводчик не владеет, более походит
на правило, нежели на исключение. В данном случае главной опорой
толкователю также явился подстрочник. Точнее — несуществующий
подстрочник, состоящий из ссылок на еврейские (и греческие) слова
оригинала из Лексиконов Стронга. Но этот-то ряд не сопряженных
друг с другом слов и является наиболее точным первоисточником,
поскольку еврейское письмо времен создания ветхозаветных текстов
и перевода их на греческий фактически фиксировало лишь корень
слова, состоящий из согласных звуков. Гласные же, которыми в семитских
языках обычно выражается грамматическая форма, как правило, не
отмечались. Подстрочные и другие диакритические знаки для их обозначения
были введены лишь спустя десять веков, после того как перевод
Ветхого Завета был осуществлен на греческий. Но поскольку позднейшая
огласовка еврейского текста была произведена все же на основе
строгой устной традиции, переводчик в своей работе, за крайне
редким исключением, следовал за грамматической и синтаксической
конструкций синодального перевода, воспроизводя глагольные формы
глагольными, а именные — именными. А из имеющегося набора значений
каждого слова выбиралось то, которое наиболее точно соответствовало
своему месту в предложении и тексте в целом. Итогом этой работы
и явился новый перевод древней книги.

Но если и в самом деле настолько все просто, почему не сделал
этого никто ранее? Переводчик склонен объяснять это парадоксом
Шлимана. Да и метод настоящего исследования во многом схож с методом
археолога-самоучки, поскольку в обоих случаях все начиналось с
внимательного и доверчивого чтения. Ибо греческим источникам,
как свидетельствует история, в большинстве случаев следует доверять.
Прочти — и копай, где указано. Конечно, при этом велика вероятность
зарыться на несколько веков глубже, как это и случилось со Шлиманом.
Но найдена и раскопана была все-таки Троя.

Впрочем, первым толчком была все же догадка о том, что текст книги
в значительной мере может являться литературной мистификацией,
в которой участвовал и первый библиотекарь александрийский, а
также инициатор перевода книг Ветхого Завета на греческий Деметрий
Фалерский. Это и было ключом. Ибо, как сообщает нам БСЭ, «...текст,
записанный без гласных и обычно без словоразделов, был малопонятен,
кроме как в случаях, когда содержание его было заранее приблизительно
известно; такое письмо, скорее, было применимо как тайнопись купцов-мореплавателей,
чем как всеобщее средство передачи речи...» Поэтому тот, кто прячет,
должен знать, что он намерен утаить, а тот, кто ищет — иметь представление
о том, что же спрятано.

Конечно, переводчику невозможно настаивать на абсолютном соответствии
своего перевода тексту оригинала. К тому есть и объективные препятствия.
Во-первых, точный перевод текста спустя 23 века после его написания
едва ли возможен. Ибо, как говорил по несколько иному поводу Аристотель:
«Текст Гераклита трудно интерпретировать, так как неясно, к чему
относится то или иное слово: к последующему или к предшествующему,
как, например, в ... его сочинении, где он говорит: «Эту вот Речь
сущую вечно люди не понимают»,— ...неясно, к чему следует отнести
слово «вечно» — т. е. «сущую вечно» или «вечно не понимают». Во-вторых,
эллинистический мир был миром эклектичным во многих смыслах этого
слова. Поэтому первоисточник и объекты влияния не всегда можно
выстроить в хронологическом порядке. Иногда оригинал и вовсе не
удается обнаружить, тогда как тексты эпигонов живут. И, в-третьих,
полагает переводчик, текст был намеренно зашифрован — во всяком
случае, составлен таким образом, что предлагал более одного толкования,
поскольку существовали причины к тому, чтобы скрыть от заказчика
перевода истинный смысл книги.

При этом наиболее сложной представлялась задача адекватного перевода
известного всем изречения: «Суета сует, сказал Екклесиаст, суета
сует — все суета!» (Еккл.1:2). Переводчик берет на себя смелость
утверждать, что каноническая трактовка вообще не является переводом
— но именно бегством от перевода, записью формулы, в которую еще
только предстоит подставить значения величин переменных. Да и
перевод пяти следующих друг за другом одинаковых слов, каждое
из которых может иметь не менее двух основных значений, по сложности
задачи сравним, возможно, с разысканием истинного имени Бога через
разгадку тетраграмматона. Поэтому и вариант, представленный в
настоящем переводе — только одно из возможных заблуждений.

Далее, чтобы предпосылки осуществления настоящего перевода, да
и сам текст, стали яснее, напомним в самом кратком изложении истории
основных исторических личностей и событий, нас интересующих.

Деметрий Фалерский родился в Фалероне, пригороде Афин,
в 350 году до н. э. Принадлежал к школе последователей Аристотеля,
был слушателем Феофраста. Государственными делами начал заниматься,
когда бежал от Александра Македонского его казначей Гарпал, то
есть в 324 г. Хотя был не из знати, но речами своими перед народом
достиг большой власти. Считался последним в каноне 10-ти классических
афинских ораторов. Являлся сторонником Македонского царства, противником
демократии. В 322 г. Деметрий был в посольстве греков, возглавляемом
Фокионом, к Антипатру Македонскому. С 317 г. по 307 г. по поручению
Кассандра управлял Афинами. Стоя у власти, сделал для родного
города много самого хорошего, обогатив его доходами и постройками.
Время его правления — расцвет Ликея, он подарил Феофрасту и строение,
и сад. Одною из гетер был прозван Милоглазым и Светлячком. В Афинах
в его честь были воздвигнуты 360 медных статуй (по числу дней
года), которые после изгнания его из Афин соименником Деметрием
Полиоркетом, были утоплены в море или перекованы на ночные горшки.
Осталась лишь одна статуя на Акрополе.

В изгнании жил вначале в Фивах у киника Кратера, затем — в Александрии
у Птолемея I Сотера. При дворе последнего имел большое влияние,
был советником царя, а также воспитателем его первенца Птолемея
Керавна, которому и побуждал царя передать власть. Был одним из
основателей Александрийского Мусейона и Библиотеки, и ее первым
библиотекарем, а также инициатором перевода на греческий книг
Ветхого Завета. В Александрии будто бы лишился зрения, но вновь
обрел его милостью Сераписа, за что и сочинил в его честь пеаны.
В корпусе многочисленных его сочинений были исторические и политические,
о поэтах и риторике, в том числе «О руководстве народом», «Об
Одиссее», «Птолемей», «О вере», «Историческое введение», «Собрание
под присягой», «Эзоповы басни». Описал историю своего лидерства.
Слог его был философский, но в соединении с ораторской напряженностью
и силой.

Советовал царю достать и прочесть книги о царской власти и искусстве
править. «В книгах,— говорил он,— написано то, чего друзья не
решаются говорить царям в лицо». После решения царя в пользу другого
своего сына Филадельфа, был взят под стражу и доживал жизнь в
упадке душевных сил. Умер в 280 г. до н. э. во время сна от укуса
змеи.

Птолемей I Сотер (367/366 – 283 гг. до н. э.) был одним
из полководцев Александра Великого. В 323 г., после смерти Александра,
захватил его тело и в бочке с медом доставил в Египет, где и похоронил
в золотом саркофаге. С этого же года — сатрап Египта. В 305 г.
провозгласил себя царем. За годы своего владычества превратил
Египет в строго организованное и централизованное государство,
в состав которого входила и Иудея. В числе основных его дел были
строительство Александрии, основание нового города Птолемаиды
вблизи Фив, учреждение культа бога Сераписа, объединившего местные
и греческие верования, а также — основание Александрийского Мусейона
и Библиотеки. Был автором исторического труда, написанного после
301 г., и сохранившегося во фрагментах у Арриана. Покровительствовал
философам. Сообщают, что часто ел и спал у друзей своих, а когда
ему самому случалось угощать их, у них же брал для того и столы,
и покрывала, и посуду, потому что сам ничего не имел, кроме самого
необходимого; царю, говорил он, более пристало обогащать не себя,
а других. Однако, при нем же положено было начало царскому культу.
Женат был трижды. До первой свадьбы в Сузах длительное время сожительствовал
с гетерой Фаидой. Имел семерых законнорожденных детей, двое из
которых — сыновья Керавн и Филадельф — соперничали за власть еще
при жизни отца. С 285 г. делает своим соправителем сына Береники
Филадельфа, вопреки настоятельным рекомендациям Деметрия Фалерского,
после чего последний и попадает в опалу. В это же время воспитанник
Деметрия Керавн оставляет Египет, совершая на чужбине ряд злодейских
преступлений, в том числе убивает в 281 г. до н. э. Селевка I,
а также детей Арсинои, своей сестры, будущей жены Филадельфа.
Многочисленны также незаконнорожденные дети Птолемея I Сотера,
а также дети его жен от других браков. Многие из них боролись
между собой за долю в наследстве. Умер Птолемей Сотер в 283 г.
до н. э.

Птолемей II Филадельф (308 – 246 гг. до н. э.), сын
Птолемея Сотера и Береники, нравом отличался от отца. В 285 –
283 гг.— соправитель, с 283 — царь Египта. Во время его правление
преобладала государственная монополия на землю и ремесла. Огромные
доходы царской казны расходовал на содержание пышного двора, армии,
флота, колоссального чиновничьего аппарата, на дотации жрецам
и храмам. Весьма покровительствовал искусствам. Это ему Деметрий
Фалерский советовал достать и прочесть книги о царской власти
и искусстве править, говоря, что «в книгах написано то, чего друзья
не решаются говорить царям в лицо». Покровительствовал переводу
книг Ветхого Завета на греческий.

Музейон и Библиотека: что было вначале?

Исследователи склоняются к тому, что — Музейон. Он начал создаваться
по инициативе Деметрия Фалерского и Стратона, то есть ранее 287
г. до н. э. при Птолемее-отце. То, что Музейон был первым, совершенно
естественно, поскольку тяга людей ко всякого рода диковинкам и
материальным ценностям, по весьма распространенному мнению, все
же первична. Но, видимо, почти сразу, если не одновременно, начала
создаваться и Библиотека. Потому что для всякого грека, занимающегося
сохранением материальных ценностей искусства, сразу встает вопрос:
а как же Гомер? Как сохранить слово? Тем более, что слово, возможно,
лежит в основании мироздания.

Перевод Ветхого Завета на греческий осуществлялся,
скорее всего, после 285 г. до н. э., когда соправителем царя стал
его второй сын Филадельф. Инициатором перевода был Деметрий Фалерский.
Необходимые рукописи на пергаменте были доставлены через посольство
к верховному жрецу при Иерусалимском храме Елеазару. Были присланы
также по 6 представителей от каждой из 12 иудейских триб, прозванные
72 толковниками: ученые иудеи, которые знали и греческий. До начала
работы переводчики и рукописи предстали перед Птолемеем, и стороны
обменялись приветственными речами. Упоминается также, что царь
вел философскую беседу, задавая вопросы из области физики каждому
из гостей своих, и был весьма удовлетворен полученными толковыми
ответами. Затем, каждый в отдельности, толковники перевели весь
текст с древнееврейского на древнегреческий за 72 дня — и переводы
совпали слово в слово. Так гласит предание. На первый взгляд оно
представляется не правдоподобным. Но, возможно, летописцу следует
верить, учтя, что записанный весьма несовершенно, текст Писания
иудейскими священниками заучивался фактически наизусть. А в Александрии,
по сути, была организована и проведена работа записи хранимого
в памяти толковников священного текста с родного языка на также
знакомый ученым мужам того времени — греческий.

Хотя, вероятнее всего, за 72 дня было переведено только Пятикнижие.
Перевод был закончен при жизни Деметрия и предъявлен им Птолемею
Филадельфу. Царь преклонился перед книгами и распорядился относиться
к ним с особенною тщательностью, дабы сохранить их в наивозможной
чистоте; переводчиков же отпустил домой, пригласив почаще навещать
его из Иудеи. Таким образом, дальнейший перевод, возможно, осуществлялся
вне Александрии, а последующие его части были представлены Птолемею
Филадельфу после кончины Деметрия Фалерского.

В числе книг окончательного варианта перевода, называемого «Септуагинта»
(LXX), была и «Книга Екклесиаста». Вероятнее всего, она являлась
последней книгой канона — во всяком случае, к моменту представления
текста перевода толковников Филадельфу ее не существовало — поскольку
еще не произошли события, в ней описанные.

Хронологически рамки основных событий текста ограничены, с одной
стороны, приходом в Александрию толковников, с другой — чудесным
освобождением из заточения и последними днями, а также словами,
Деметрия Фалерского. Поэтому книга не могла быть написана в период
первого посещения Александрии избранными для перевода священниками
иудейскими. Но в это время, в дни не всегда безоблачных отношений
с мудрыми мужами израильскими, ибо мудрецы не более, скорее даже
менее, любят друг друга, чем прочие смертные,— эта книга, весьма
вероятно, была задумана. Написана же — в один из первых годов
после смерти Деметрия.

Жанр ее наиболее точно можно определить как апологию, убрав из
традиционного определения пренебрежительный оттенок чрезмерности.
Ибо на фоне событий, сопровождавших александрийский перевод Ветхого
Завета, упоминаются и дела юности Деметрия, и время его царствования
в Афинах. Значительное внимание уделено непростым отношениям с
властвующими Птолемеями. Отдельно восхвалены заботы о сбережении
книг в библиотеке и старания по организации перевода Ветхого Завета.
Мировоззрение Деметрия декларируется автором его апологии как
эволюционирующее от аристотелевской и вообще греческой философии
— к этическим заповедям иудейского единобожия. Но сам текст столь
насыщен аллюзиями на тексты греческих философов, да и, как нам
кажется, на утерянные тексты самого Деметрия, названия части которых
приведены выше, что думается: занятие переводом Ветхого Завета
было только частью общего интереса Деметрия, как и большинства
просвещенных греков того времени, к истории, культуре, а, главное,—
религии и мудрости иных народов.

Впрочем, у нас нет оснований доверять кому бы то ни было более,
чем автору текста, который, видимо, являлся непосредственным очевидцем
и даже участником событий. Вероятно, все было именно так, как
описано.

Но заказчику и покровителю перевода, Птолемею Филадельфу, текст
был представлен на греческом языке именно в том виде, в каком
привыкли видеть его ныне и мы: «Суета сует...».

Почему так?

Кто являлся автором текста?

Что вообще происходит с книгами?

Куда исчезают рукописи или рукописные свитки?

Мы не говорим о возможных неизвестных гениальных сочинениях. Мы
вопрошаем о текстах, которые известны не более чем по отрывкам
или даже названиям. Частью они сгорают, ибо, по словам Гераклита,
«этот космос... всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно
возгорающийся, мерно угасающий». Частью разлетаются обрывками
по пустыне. Доля иных — существовать под чужими именами, в искаженных
смыслах и даже на чуждых им языках. Такова цена обретенья бессмертия.

Судьба книги о Собирателе мудрости, библиотекаре александрийском
— из их числа.

Совершенно понятно, что книга, восхвалявшая жизнь и добродетели
Деметрия, не могла быть представлена Птолемею Филадельфу, который
не забыл ходатайств библиотекаря пред Птолемеем Сотером о передаче
власти старшему сыну Керавну. Тем более, эта книга не могла быть
представлена его сестре и жене Арсиное, детей которой сгубил воспитанник
Деметрия, и которая являлась фактической правительницей Египта.

Единственной возможностью сохранить текст был обман царя. Именно
поэтому, по разумению переводчика, первоначальный текст, написанный
по-гречески, был переведен на древнееврейский — причем, по возможности,
словами, имеющими наиболее широкое толкование. Таким образом ему
обеспечивалась сохранность, ибо нигде текст не мог быть сохранен
лучше, нежели в корпусе ветхозаветных писаний. Далее текст был
переведен привычным нам образом вновь на греческий и представлен
царствующей чете. Имя Соломона, мудрейшего из живших когда-либо
иудеев, служило наилучшим прикрытием. Вот, собственно, и все.

Имя автора текста нам все-таки не известно. Быть может, и эта
тайна будет раскрыта. Скорее всего, автором был один из учеников
и последователей Деметрия, знавший также и древнееврейский. Возможно,
им был кто-то из толковников. Возможно, сотрудник библиотеки из
числа александрийских иудеев. Вероятнее всего, впрочем, что авторов
было несколько — хотя этим и повышалась степень их смертельного
риска. Я думаю, они поклялись друг перед другом, а также пред
Богом, что исполнят во что бы то ни стало задуманное. Возможно,
они клялись также и Деметрию — если таковым было условие последнего
еще до начала работы над переводом Божественного писания. Но скорее
всего, таковой была благодарность со стороны как иудеев-толковников,
так и последователей Деметрия.

Конечно, не исключена и вероятность того, что, производя свою
работу, переводчик повторно изобретает велосипед — если знание
о тайнописи в тексте «Кохелета» не исчезло бесследно, а сохранялось,
передаваемое из поколения в поколение, в какой-нибудь из замкнутых
общин. Ибо измышленья о том, что нечто в боговдохновенных текстах
искажено, исправлено, всегда дуновеют в стихии эфира. И кажется:
если понять, что именно, если переставить некоторые буквы и слова,
сложив их в ином порядке — тогда... Но поскольку переводчику подобные
факты не известны, то и перевод его рассчитан на таких же, как
он сам, непосвященных.

В заключение переводчик хотел бы сказать еще несколько слов в
защиту представляемого им текста. Вернее — в пользу его истинности.

Здесь может быть несколько аргументов. Во-первых — полное исчезновение
из текста так называемых «темных мест», что является заслугой
не толкователя, но первоисточника — поскольку греки, включая и
«темного» Гераклита, стремились, в меру своих сил, выражать мысли
ясно. Во-вторых — цельность произведения, стройность его композиции,
а также необычайная эмоциональная мощь финала, призванная вызвать
у читателя катарсис. В-третьих, очевидная «зашифрованность» текста,
начиная с названия, которое может быть переведено в одном из вариантов
и как «Собранная (или избранная) премудрость», а в более привычной
слуху форме как — «Сумма мудрости». Почти каждый стих книги может
иметь более чем один вариант перевода. Но в подавляющем большинстве
случаев только одно толкование может быть принято, если первоначальным
условием поставлено создание цельного и непротиворечивого произведения.

В конце концов, существует и загадка — во всяком случае, переводчику
она предстала и раскрылась совершенно неожиданно — песни первой,
которая единственная из всех от начала до конца может быть переведена
в двух непротиворечивых вариантах. Более того — эти варианты дополняют
друг друга, поскольку, в подтверждение слов о «презентации» начала
перевода во дворце Филадельфа, в одном случае переводятся как
слова толковников — к Деметрию, в другом — как обращение библиотекаря
к переводчикам.

И в самом конце автор перевода еще раз хотел бы спросить — уже
себя: если 2300 лет никто не замечал совершенно очевидных противоречий,
не означает ли это, что они изобретены искусственно, что весь
перевод — только подгонка слов под известные переводчику факты?
И не был ли весь перевод предопределен уже первой смутной догадкой
более десяти лет назад?

То есть, представ ответить одному из главных вопросов греческой,
да и не только греческой, философии: «Следует ли что-либо из исходной
посылки?» — я вынужден буду ответить с неколебимой неуверенностью:
да...

Следует ли что-либо из путеводной звезды? Следует. Путь, его прохождение.
Следует круг — если, оттолкнувшись от первоначальной посылки,
к ней же и возвратился. Но за спиной — уже след окружности, пунктир
следов, который очертил избранную часть мирозданья.

В случае, когда источник света далек — путь может составить лишь
часть окружности. Иногда эта дуга, стремясь к пределу, обращается
отрезком прямой или точкой. Но в любом случае, за спиной — путь.
А перед глазами свет — если, подобно Деметрию, ты умолил Господа
о прощении.

Во всяком случае, не менее, чем Соломону, сыну Давида, царю в
Иерусалиме, нам следует воздать благодарность Деметрию, первому
библиотекарю человеческому в самом высоком смысле этого слова,
который столь неоценимо много сделал для всех религий, в той или
иной степени опирающихся в своей теории и практике на тексты Ветхого
Завета, для каждого из живущих. Ибо он увидел перед собой свет
и, совершив круг тьмы, свету же и предстал.

Но змей был хитрее всех зверей полевых, он пресмыкался неслышно
и тайно совершил свой укус. Но этого мгновения своей жизни Деметрий
Фалерский, я надеюсь, не видел.





Перевод И. И. Вегеря



(1).
  1. И сказали Собирателю мудрости потомки Давида, царя в Иерусалиме:
  2. «Напрасна твоя тщета, Собиратель мудрости, высказать все о Том, чье дыханье дуновело и в пустоте.
  3. Ведь превосходство наше над человеками в труде нашем, которым изнемогаем под солнцем.
  4. Ибо род наш был взят, чтобы в место обетованное быть приведеными, а будучи приведенным в эту землю, в ней оставаться вовек.
  5. От восхода солнца до заката солнца спешили мы к месту, где воссияем.
  6. И блуждали как ветер, пока от юга шли к северу, и предан был нам другой вид, пока блуждали. Но возвращено дыхание наше в окрестности
  7. реки, текущей в западное море, к месту начала исхода — возвращены избранными
  8. к делу утомительному, чтобы способные мужи так перевели то, чего насыщаются видом ваши глаза, чтобы посвятился и слух созванных».
  9. И сделали заново под солнцем
  10. для присутствующих возвещенье того, что явлено было как новое еще во времена ветхие.
  11. Но имея память о прошлом, напомнили о последствиях
  12. Собирателю мудрости и царю израильтяне из Иерусалима,
  13. отдавшие сердца свои разысканию и исследованию мудрости о всяком устроеньи под небом — ибо пагубные события посылает Господь тем сынам человеческим, кто занялся
  14. познанием дел, какие совершились под солнцем, если суетны устремления их души.
  15. Но кто сгорблися, будучи терпелив в исправлении притч, которых нет способа исчислить,
  16. и повернул сердца учеников к тому, чтобы возродить мудрость ветхую Иерусалимскую, сердцу того откроется великое мудрости ведение.
  17. А кто отдает свой разум тому, чтобы, познавая себя, мудрости научиться — глупости и невежеству научается. Ибо стремление души
  18. к полноте через многознанье лишь озлобления прибавляет, ибо и увеличившись в знании, продолжаются страданья ее.



1.
  1. Вот слова Собирателя мудрости к потомкам Давида, царя в Иерусалиме.
  2. Но тот, кто носился над пустотой,— возвестил Собиратель,— не равнодушен ли к суетному дыханью?
  3. Не потому ли и польза человеку от всех трудов — изнемогать под солнцем?
  4. В жилище временном скитаться, поколения приводя и приводя, будто на земле поставлены быть вовек.
  5. Словно солнце всходить и приходить, как солнце, питаться от мест, над которыми всходит.
  6. Уноситься подобно ветру из южных владений к северным — но, совершая круг, поворачивать к смерти, чтобы возвратилась в начало круга душа.
  7. И рекою исчезать в море, обратясь пространством морским — а в реку утекшую не войти вновь.
  8. Над словами изнемогать — хоть нет власти смертному над неизреченным; и не открывается ему суть в явленном. И чей слух отверст — услышит,
  9. что то, что совершается как новое под солнцем —
  10. подобно существованию того, о чем говорят, что видим новое, хотя было оно еще прежде времен.
  11. И только воспоминание изначального — все последующее.
  12. При Собирателе мудрости для царя израильтянами из Иерусалима
  13. принесена была из сердца истребованная для исследования мудрость об устроеньи под небом и неугодных делах, которым предавались пред Богом сыны человеческие, чтобы занялись они
  14. переводом произведения, уже сработанного под солнцем — ибо напрасны были в том устремления душ
  15. неправедных, хотя и способных к составлению притч, но не имеющих таких способностей, как избранные к тому.
  16. А потому отвращались они от того, чтобы разум свой возвеличить прибавлением мудрости ветхой Иерусалимской, и что разуму их открыто уже много мудрости и разумения,
  17. говорили, и что разум познает мудрость, познавая себя. А безумие и глупость узнаются в стремлении души
  18. к многознанью, поскольку лишь прибавляется озлобления приращением знаний о многих страданьях.



2.
  1. И возвестил, чтобы сердца избранных испытать, о Пире, трактующем о благом и бесцельном,
  2. на котором, шутливые вознося хвалы в установленной на пиру
  3. очередности — тому, кто сердцами владеет, как плотью вино,— разумом руководимые мудрецы тем, кто пребывает в невежестве, указывают, в чем благо человеков, и что надлежит делать под небом в исчисленные им дни жизни.
  4. Так и я во дни величия своего строил дома и разбивал виноградники,
  5. И основал рощи и парки, насадив для потомков дерева.
  6. И устроил водоемы, чтобы орошать в рощах саженцы,
  7. И приобрел слуг и служанок с отпрысками их, и коров, и овец, и земли. И многочисленнее, чем даже прежде в Иерусалиме,
  8. собирал серебра и золота в собственность царскую и страны. И удостоился быть воспет, и услаждался мальчиками и наложницами.
  9. И возвеличил, даже против прежнего в Иерусалиме, последователей мудрости, которой восстановил
  10. источник, и освободил от налогов, и удерживал сердце свое от пиров, радуя сердце трудами моими — которыми выпало мне трудиться.
  11. Но оглядываюсь на дела рукотворные, трудился которыми до изнеможенья, и — созидающего напрасны упованья души о пользе под солнцем.
  12. Оборачиваюсь — и то, что казалось мудростью — это виденье безумца о том, что устроено от века владыкой.
  13. Хотя известно, что преимущество мудрости над глупостью такое же, как преимущество света над тьмой.
  14. Ибо у мудрого пред глазами будут вершины, а глупый станет блуждать во тьме. Поэтому вразумитесь первой участью, когда выбираете.
  15. Ведь говорит разум, что избирает участь глупец, которую умудренный оставит. И повернувшего сердце от суетного
  16. к мудрому помнят вечно, а глупого на следующий день забывают, если даже мудрого убивает глупец.
  17. Но и ненавидеть жизнь — дурно, ибо устроено так, что лишь под солнцем томится желаниями душа.
  18. И для чего ненавидеть страданья страдающему, если лишь под солнцем помещается человек, и нигде — после.
  19. Поэтому, как учил мудрец, глупцом повелевают несчастья и труд, а мудрым — солнце и ветер.
  20. Не допускайте предавать отчаянию сердца от страданий, изнемогаете в которых под солнцем,
  21. ибо человекам от страданий, по мудрому разуменью, та выгода, что дается человеку потрудиться в уделе души многострадальной,
  22. чтобы обрел себя человек через страданья и устремления сердца своего, бедствующего под солнцем.
  23. И было то в дни его страданий от события прискорбного, ибо ночь на него возлегла. И душа
  24. человека благородного вкусила и испила сие, ибо усматривал он благо души в страдании. Но явилась рука Божья,
  25. чтобы истребиться поспешили прочь от
  26. человека благородного мудрость и знания, которые он прежде черпал из Пира, и тем самым согрешал, и дана была забота собрать и сохранить то, что принесено как благое от лица Бога — чтобы за пустым не гналась душа.



3.
  1. Всему время по произволенью небес:
  2. время рождаться, и время умирать; // время насаждать, и время искоренять насаженное;
  3. время убивать, и время исцелять; // время проламывать стены, и время строить;
  4. время плакать, и время смеяться; // время скорбеть, и время плясать;
  5. время тощать и время тучнеть; // время обнимать, и время уклоняться объятий;
  6. время жаждать, и время губить; // время поклоняться, и время отвергать;
  7. время раздирать, и время сшивать; // время медлить, и время гнаться;
  8. время любить, и время ненавидеть; // время войне, и время миру.
  9. Но какова польза от такого устроенья страдальцам?
  10. Если предопределены события — то дано от Бога сынам человеческим быть несчастными.
  11. Но это — чтобы исполнилось красоты время, когда позволят в вечности сердцам человеков предстать Богу, и сделается началом конец.
  12. А зная, что благом таким взвеселитесь, исполнитесь благости и в жизни своей.
  13. Ведь когда муж благородный объедается и напивается пьян, познает он, что и в приятном заключена мука, данная Богом,
  14. И понимает, что к сотворенному Богом от века нечего ни прибавить, ни убавить. Но Бог производит устрашение прежде —
  15. чтобы уже от той поры Бога молили гонимые им,
  16. Зная, что есть и под солнцем место суда над беззаконными, и место обличенья нечестия.
  17. Но говорит разум, что и праведника, и нечестивца станет судить Бог, когда решит, что пришло время.
  18. И вынуждает признать, что сердца и тех сынов человеческих, кто блюдет себя в чистоте, в сравнении с Богом видятся скотскими.
  19. Потому что одна природа человеков и природа скотов — и одна же у них доля: умирание, смерть. И только единственно душа человеков возвышена над дыханьем скотов,
  20. которым идти в единое место, где прах возвращается к праху.
  21. Но знаем также, что души человеков берутся наверх, а души скотов нисходят под землю.
  22. Поэтому ясно, что благо в том, чтобы не унывал человек в делах своих, дабы беспрепятственно быть введенным туда, где грядущее отворится ему.



4.
  1. Но вернулось зрение, без которого затруднительно исполнение дел под солнцем, ибо над слезами обиженного, который раскаялся, рука отъявшего способность эту сжалилась.
  2. А похвалявшийся, что умертвит его, сам уже умер — и жизнь его стала той же, какою жил прежде.
  3. И так сразу два блага, которые доселе являлись пагубными для дел, свершились под солнцем.
  4. И увидел, что страдание выгоднее успеха в делах, которому завидует всякий ближний. Хотя напрасно таковое устремленье души
  5. безрассудного, ибо опускает руки и гложет себя завистник.
  6. А потому благостна — чаша полная, но изобилие бедственно для исканий души.
  7. И в прозрении также открылось, что напрасны под солнцем
  8. первого и второго сыновей и братьев бедствия, которым нет конца из-за наследства. Ибо страдальцы лишаются благородства души из-за пустого и пагубного события.
  9. Но оба стали бы счастливы, когда бы и первенец в имуществе доброе имел вознагражденье. И не было бы труда
  10. нападать первенцу, если бы поставлен был соправителем. И так же — горя от первенца, который нападает,— второму, который воцарился.
  11. Ведь так же ложатся двое, распалясь похотью, чтобы зачать одного.
  12. А так: либо одолеет первый, либо второй устоит — коли не разорвут на три части
  13. имущество бедняки. А потому мудрее отрок старого безрассудного царя, который не вразумился предостережением,
  14. а заключил в темницу вышедшего советовать и ходатайствовать о царстве для бедствующего.
  15. И указал, отходя от жизни под солнцем, что второго отрока оставляет
  16. по кончине своей. И народ перед лицом наследника веселился, понапрасну устремляясь к нему душой.
  17. И поклонился в ноги, как при посещении храма Божия, когда самым близким клянутся пожертвовать, не ведая, какую беду навлекут.



5.
  1. Поэтому бойся устами и сердцем опрометчиво изрекать перед Богом, ибо для Бога небесного дела земные малы,
  2. как сновидения, что приходят во множестве, ибо множество безрассудных просит о самых разных вещах.
  3. И давать обеты, моля Бога о немедленном исцеленьи — такое же безумство, ведь обещанное нужно исполнить.
  4. Поэтому лучше обета не давать, чем обетованное не исполнить.
  5. И что отдадут они, если устами станут переводить неверно, свою плоть,— вынудили оттого сказать посланных прежде, ибо проступком сим прогневят Бога, голосом которого рожденное произведение имеют в руках.
  6. Но коли множеству сокровенных слов станут придавать величие — понапрасну страшатся Бога.
  7. Ибо через них откроется стране притесненной, бедствующей из-за похищения справедливости — справедливость. И изумятся возвышенные, поклоняющиеся высочайшему из высоких,
  8. тому, что полезен стране царь, возделывающий поля,
  9. а кто любит серебро, и ублажает серебром сонмы любимцев, урожай того — пустота.
  10. Когда умножаются льстецы — умножается и то, что они поедают. А какой прок господину созерцать тех, кто в нем видит источник
  11. своих сладких снов, а работает мало и только плодит нахлебников, из-за чего изобильная и богатая страна дряхлеет,
  12. имущество приходит в упадок, и становится ясно как день, что богатство, которому поклоняются, для господина бедственно.
  13. Ибо истребляется богатство неправедных дел, и законнорожденного сына пусты руки.
  14. Как вышел нагим из утробы матери, таким и воротился проведать родительский дом, и введен, и — никакой ноши, кроме страданий, не видно в руках.
  15. Изнуренный бедами пришел, чтобы увидел приобретения эти воспитатель его души,
  16. во дни, когда поглотила того тьма, и еще более разгневался, что отломлен как больная ветвь он.
  17. Что видит благополучных и красивых, сытых и пьяных, на показ выставляющих счастье, а страдания, труд до изнеможенья под солнцем в исчисленные Богом дни жизни — его удел.
  18. Но если бы мужу сему Бог дал богатство и имущество,— то, властвуя, питал и возвышал бы свой удел он, и радовался, что есть у него труд сей дар Божий
  19. возвеличить; и тогда вспоминали бы, что в его дни живущие к Богу преклонили с радостию сердца.



6.
  1. Но лишь в присутствие бед проявляется под солнцем величие человека.
  2. Ведь Бог дал и сему мужу богатство, имущество и славу, о которых человек нуждающийся только мечтает, но владычество его Бог же и истребил, и так же вкусил изгнания муж сей, а дыхание его — тяжкого недуга.
  3. Но муж сей произвел сотни тех, которые воскресили через многие годы то, что многие годы и века будет утолять жажду человеков в благом, а не останется погребенным — а если бы возвещал мертворожденные о благе
  4. напраслины, то как настигла его слепота, так же и имя его покрылось бы мраком,
  5. а не явилось, как является из-за горизонта солнце.
  6. И хотя бы жил в течение тысячи лет, не узнал бы столько о благе, если бы не покинул родину,
  7. И занятием мужа было б ораторствовать пред гражданами собравшимися,
  8. что мудрый превосходит неразумного кротостью, ибо знает смысл жизни.
  9. Но благие — кто созерцает источник, к которому должно идти человеку, чтобы не остались тщетны устремленья его души.
  10. Ибо издавна провозгласил свое имя, открывшийся человекам, как имеющего силу судить и могучих.
  11. А умножая изречения, лишь взрастил бы в итоге пустых человеков.
  12. Ибо открыто, в чем благо человеков живых, в повествовании о днях, когда для дыхания живых устроен был кров — чтобы передавали о том человекам, которые будут под солнцем и после вас.



7.
  1. Имя доброе — лучшее умащение ко дню смерти от дня рожденья.
  2. И хотя добродетельно сочувствовать роду, который в плаче, но если посещение домов пиршественных было сущностью человека, и для живущих будет он таковым, каким отдавался желаньям.
  3. Поэтому горечь полезнее смеха, и печаль на лице угоднее сердцу.
  4. И сердце мудрого оттого — в домах плача, а сердце безрассудного — с семейством пирующим.
  5. И также лучше внимать укорам мудрого, нежели слушать песни невежд
  6. и смех безумных о голосе из тернового куста как о напраслине.
  7. Ибо притеснением мудреца и насмешками над дарами его погубляешь сердце свое,
  8. А ведь после кончины у того, чьи дела были благи, будет лучшая участь — тогда как длинен путь к благости у надменной души,
  9. ибо душа такая совершает ужасное, будучи в гневе — а потому гневно и примут в объятья свои безрассудного.
  10. Говорят еще, что начальные дни благословеннее, ибо тогда дана была мудрость.
  11. Но хорошо также мудрость иметь наследством, а кроме того видеть солнце
  12. и быть под защитой того, кто покровитель серебром своим приращению знаний и мудрости, а потому оставил в живых мужа,
  13. который явил писание Божие, будучи терпеливым в исправлении искаженного.
  14. Ибо во дни счастливые и благословенные, и во времена злополучные знал, что устроение Божье человеку нечем дополнить.
  15. Ведь видел и суетные времена, когда праведники погибали за правду, но нечестивых длились злодеянья.
  16. Поэтому и для возвеличивания справедливости не очень мудро губить себя.
  17. Ведь только умножает обвинения против себя безумец, умирая до срока.
  18. Но благословен, кто управление в земле, которую имеет в руках, с благоговением пред божеством производит
  19. И, искусный в мудрости, оказывается сильнее десятка правителей города.
  20. А чтобы человеки праведности исполнились на земле и против добра не согрешали,
  21. словами, которыми говорит, обращается он к сердцам, дабы быть услышанным и рабом самым презренным.
  22. Ибо сердце вразумляется от частого стука, а не когда проклинает его иной
  23. искушенный во всякой премудрости — но если говорит и наставляет издалека,
  24. ибо удаленное загадочно, а загадочное притягивает.
  25. А когда обратились сердца к познанию, укажет путь, на котором обретут они мудрость, и умозаключениями его вразумятся,— тогда как нечестивых упование — невежество и безумие,
  26. которое удовлетворено язвительностью о том, что смертны из-за женщины, которая была проклята, ибо сердцам расставляет силки объятий, и благой пред Богом спасается, избегая соития.
  27. Но взгляните и обнаружите,— сказал Екклесиаст,— что дополняем, по здравому размышлению, один другого.
  28. И потому стремятся души к тому, чтобы разыскивал мужчина одну из тысяч встреченных женщин — пока не найдет
  29. половину, которую для удовлетворения его Бог сотворил человеку приятной, чтобы стремился тот к ней всеми помыслами.



8.
  1. Мудрецу знакомо было толкование изречений, и что искусные в том мужи разжигаются перед лицом могущественным изменить
  2. речение о том, что над царями, блюдущими обычаи идолов, проклятие Божье.
  3. Но, устрашась надзирающего лица, восстановили о неугодном изречение, и поникнувшими сделались,
  4. о делах царской власти сказать приготовясь:
  5. «Соблюдай заповеди, ибо указуют они, что есть зло, и сердце мудрого наставляют о времени суда,
  6. всякому делу, и что есть час судный и для мужей начальствующих неправедно».
  7. И были научены донести
  8. на мужа сего правителю,— как и во времена безвластия и мора, когда был он в посольстве просящих об избавлении от войны,— за нечестие.
  9. Но посмотрите, что бы над теми, кто предан сердцем своим писанию, ни совершалось под солнцем во времена человеков, властвующих неправедно —
  10. увидите, что погребены нечестивцы, которые приходили умерщвлять в святой земле, и что забыты их города, устроенные напрасно.
  11. Ибо скоро свершается суд над делами неправедных, если переполнено сердце человека делами пагубными
  12. и повинен он в сотнях совершенных злодеяний. И хотя долгим бывает и вразумление благих, благоговевших пред Богом и страшащихся прежнего своего
  13. нечестия — и добро также надолго осеняет боящихся Бога.
  14. Ибо имущество непрочно на земле: и для праведников наступает час поразить дела беззаконные, а за нечестивыми настает черед дел праведных. А потому похваляетесь пустотой!
  15. И даже восхваляя: «Нет лучшего человеку под солнцем, чем есть, пить и веселиться» — одалживались у того, кто трудился во дни жизни, данные Богом под солнцем.
  16. Поэтому предался он сердцем постижению мудрости и рассмотренью событий, что совершены на земле — и в час ночной, когда являются сны,
  17. было открыто, каким образом писания Божии человеком могут быть собраны, а также — и произведения, исполненные под солнцем трудом человеков. Хотя стремящийся достичь мудрости,— сказано,— познавая себя, может ее обресть.



9.
  1. И дано было сердцем убедиться, что праведно и мудро было сотворение рук Божиих, покуда не узнали человеки любви и ненависти.
  2. Но при первом же случае праведность — нечестивому, а благость и непорочность — осквернителю принесли в жертву. А пожертвовав благостью, стали грешны, и клялись тому, кто из благоговеющего стал проклятым.
  3. И таким образом зло обосновалось под солнцем из-за единственного проступка в сердцах сынов человеческих, ибо преисполнились зла и безумия сердца их — и сделались смертны.
  4. А кто из собравшихся изберет для собственной жизни упование киников, что для живущего самое лучшее умереть — тот поистине лев.
  5. Ибо, пока жив, знаешь, что умрешь, но, умерев, ничего не узнаешь о том, стала ли наградой тебе память или забвение,
  6. любовь или ненависть, и зависть уже уничтожилась ли к судьбе твоей от бессмертных. А потому устроено так под солнцем,
  7. что коли имеешь склонность к застольям и пирам — вкушай и пей, так как благо для тебя в этом, и вином Бог воздает за дела твои.
  8. А поскольку настанет время, когда одежд белизна отнимется, чтобы умастить голову,
  9. познай и жизнь с женщиной, если это любо тебе, ибо пусты станут дни жизни, данной под солнцем, когда придет время мягкости животного твоего. И трудом бедняги под солнцем
  10. станет удовлетворяться рукой и сжимать, чтобы могучим сделать его — но смерть заберет сей предмет твоих размышлений, уменья и опытности.
  11. И не вернешь. Ибо становятся видимы под солнцем: быстрота — в беге, мужество — в битве, опытность — в выпеченных хлебах, расчетливость — в богатстве, благоразумие — в благодарности, а время — в том, что события, которые происходят
  12. с человеками, открываются в свой срок. И как рыбам бедствие — быть уловленым сетью, птицам — быть захвачеными в силки,— сынам человеческим ловушка расставлена пагубным временем, ибо вдруг повергаются.
  13. Также и эта мудрость явила под солнцем величие свое
  14. в городке маловажном и людьми малочисленном, который после прихода великого царя изменился, ибо построено было большое хранилище
  15. и предоставлено мудрому бедняку, чтобы сберегалась мудрость в сем городе. Поэтому напомним о бедном муже,
  16. который изрек, что мудрость полезна могуществу — но мудростью бедняка пренебрегли, и словам не вняли,
  17. хотя изречение мудреца перевешивало для тех, кто слышал, властный вопль безрассудного.
  18. Да, мудрость полезнее орудий войны — но первенец стал виновником гибели того, кто взращивал в нем добро.



10.
  1. Как к смерти мухи устремляются из-за производимого зловония, а не из-за елейного умащения, так же и некоторые глупцы к драгоценной мудрости — из-за славы.
  2. Но правоту мудреца искажает невежда.
  3. Поэтому дорог удаляйтесь, на которых безумные по скудоумию разума своего похваляются глупостью.
  4. Но если душе того, кому отдали господство, приносят в жертву оставившего страну,— тогда и кроткий становится вместилищем великих преступлений.
  5. А из-за наследства неправедного являются под солнцем и грехи, которые совершает правитель.
  6. Тогда невежественным отдаются начальственные высоты, а богатым для заселения — низменные места.
  7. Слуги становятся всадниками, а вожди передвигаются по земле, как рабы.
  8. Того же, кто высматривает в глубинах, бросают в колодец, чтобы оградиться от язвящего змея.
  9. А кто вытянет сию гирю, будучи огорчен, подвергается опасности быть разрубленным, как бревно.
  10. «Ведь как притупившемуся клинку, когда заточат его, прибавляется силы, так и мудрости польза, когда ее правят.
  11. Ибо змей, ужалив, и шипением превосходит язык господина».
  12. Но если в острословии мудрого — благорасположенность, то от речей безрассудного помрачаются
  13. с самого начала. Ибо если на острие его слов — глупость, то производит острие — пагубу и безумие.
  14. Но безумному кажется, что становится он велик в словах, которым мужи не знают, что и ответить.
  15. А уж страдания свои глупец потрудится выставить на обозрение всего города.
  16. А потому горе земле, где царем отрок, а придворные жрут до рассвета.
  17. И благо земле, где царем потомок свободнорожденный, а начальствующие трапезничают в срок, и не крепки в попойках.
  18. Ведь и у ленивого, если провисает потолок, не бездейственны руки, потому что плачут домашние.
  19. А здесь при трапезе устраивают забавы, и от вина взвеселяются до свинства, и чокаются серебром.
  20. Но мыслями, в которых злословишь на царя, только на ложе в спальной комнате облегчись, ибо у богатого и птица небесная назначена внимать слову, и господину на крылах принесет твою речь.



11.
  1. Кто источает семя из себя жидкое изобильно, через время обнаружит,
  2. что нужно давать и долю семерым или восьмерым, и уразумеет, что бедствие это земле его.
  3. Ибо плодил он, как в чаще лесной, тела, и будут они идти войнами из-за земель для себя, и, словно дерева, станут низвергать тех, кто в южных и северных местностях, и, как дерева же, повергнуты будут.
  4. Поэтому осторожен будь в душ зачатии или увидишь чащу, которую следует обрезать.
  5. Поскольку не ведает о нраве души и та, чья утроба ею беременна — а ведает о предназначении ее Бог, который ее сотворил.
  6. Но если уж с юности сеял семенем своим в разных народах и странах, и рукой своею яви справедливость, чтобы оба первенца были счастливы.
  7. Сладок был и рассвет Милоглазого, когда видел он солнце.
  8. Но этот муж, проживший долгие годы, радовался и воспоминая о временах мрака, которые величие принесли душе его,
  9. так же, как радуется юноша юности, ибо благодатно для разума это время, но юношей обычай заставляет идти за виденьями внешними, научая, что божества вводивший был осужден.
  10. Поэтому отринь озлобленье из сердца и уклоняйся неугодного плотью в юности, ибо это — время пробужденья души.



12.
  1. Но если признали, что из-за сотворенного им в дни юности пришли злополучные времена, коснемся и года, в который возгласил он просьбу
  2. к произведшему помрачение — и солнечный свет, и луна, и звезды возвращены были ему, словно из-за туч, истекших дождем.
  3. И в день тот устрашились поклоняющиеся семейству, угнетавшему мужа достойного, и бездействовали мучители, когда в рассветающем узрели окне,
  4. как запертая крышка на улицу с низким скрипом жерновным восстала, голоса птиц заглушая и дочерей песни.
  5. И высокий устрашился, и пути ужасного своего отвергся; а под миндалем отяжелевшим кузнечики прыснули из кустов каперса, по которым ходил муж сей, будто мирозданье, жилище свое кругами по улице обходя, и бил себя в грудь,
  6. окованный длинной серебряной цепью, удерживающей его,— как золотую чашу, какою наполняют до краев кувшин у источника,— пока не уткнулся в ворот колодца.
  7. А будучи выведен назад на пыльную землю, душой обратился к Богу, позволившему быть этому.
  8. Ибо дуновение дыхания Его,— сказал Экклезиаст,— и в пустоте.
  9. Но кроме того, что Собиратель был мудр сам, он научал знаниям и народ. Он выслушал, исследовал и выправил множество притч.
  10. И стремился Собиратель, чтобы с приобретенных свитков слова и изречения всегда копировались без искажений.
  11. Ибо изречения мудрецов об искусстве правления вбиваются, словно гвозди, во властителя, как в собрании — ни одним из его друзей.
  12. А всего более последователей вразумлял, чтобы занимались умножением книг — когда наконец после многолетнего изученья написанного сам изнемог телом.
  13. И провозгласил в последних словах: «Боится пусть Бога и заповеди блюдет человек
  14. в делах своих, и тогда к Богу приведен будет на суд, а уклоняющийся блага — к лукавому».




Комментарии



(1).

(1):1 Собирателю мудрости — дословно: Экклесиасту (по-еврейски
кохелет). Как сообщает в своих комментариях к переводу «Книги
Экклесиаста» Э. Г. Юнц («Вопросы философии», №8, 1991, сс. 139–154):
«Кохелет — слово нигде больше не зафиксированное. По форме — это
причастие глагола кахаль («собирать, созывать») и обычно толкуется
как «ведущий собрание, ораторствующий перед публикой» или «проповедующий
в собрании, поучающий народ». Под собранием разумеется сходка
полноправных граждан, т.е., в расширительном значении, весь еврейский
народ. Во-первых, глагол кахаль в своей исходной форме не существует,
а в каузативном значении «собирать, созывать» используется лишь
порода «хифиль». Получается, что «кохелет» — причастие от несуществующего
глагола. Впрочем, в поэтическом языке — а мы имеем дело с поэтической
книгой — такое возможно. Во-вторых, «кохелет» — причастие женского
рода, что явно не соответствует полу автора. Но если вспомнить,
что абстрактные понятия в древнееврейском, как правило, женского
рода, «кохелет» можно истолковать как «поучающая премудрость».
Такая горделивая самооценка хорошо согласуется с высоким самомнением
нашего автора. Хитроумно сконструированный псевдоним, как видим,
содержит в себе элемент головоломки, характерный для традиционной
восточной мудрости». Здесь сказано столь много верного, что переводчик
удивлен тем, что не названо подлинное имя Экклесиаста. А головоломка
решается весьма просто, если Экклесиаст — это Деметрий Фалерский
(350–280 г.г. до н. э.) — философ и государственный деятель, управлявший
Афинами в 317–307 г.г. до н. э., последний в каноне десяти классических
афинских ораторов и первый библиотекарь Александрийской библиотеки,
инициатор перевода с древнееврейского на греческий книг «Ветхого
Завета». Тогда Экклесиаст — это Собиратель мудрости. А «Книга
Экклесиаста» могла бы быть названа «Собранной (или избранной)
премудростью». Следует добавить также, что на греческом «экклесия»
— народное собрание в Древних Афинах, законодательный орган афинского
государства в период господства рабовладельческой демократии.
А «эклектик» — способный выбирать, выбирающий, в привычном толковании:
ученый, художник, политик и т.п., беспринципно сочетающий противоречивые,
несовместные взгляды.

потомки Давида, царя в Иерусалиме — то есть семьдесят
два толковника, по 6 представителей от каждой из 12 иудейских
триб, присланные вместе с необходимыми рукописями — через посольство
к верховному жрецу при Иерусалимском храме Елеазару. Эти 72 ученных
иудея, которые знали и греческий, и перевели каждый в отдельности
весь текст с древнееврейского на древнегреческий за 72 дня — и
переводы совпали слово в слово. Перевод был закончен при жизни
Деметрия и предъявлен им Птолемею. Возможно, что за 72 дня было
переведено только Пятикнижие.

(1):2 тщета высказать все — то есть, путем собирания
книг в библиотеку.

о Том, чье дыханье дуновело и в пустоте — Сравни: «Земля
же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился
над водою». (Быт.1:2)

(1):3 превосходство наше над человеками в труде нашем
— речь идет об избранности как всего еврейского народа, так и
об избранности Богом в служение себе колена Левитов.

изнемогаем — дословно: трудимся до изнеможенья.

которым изнемогаем под солнцем — возможен перевод «в
служении которым изнемогаем», поскольку в системе неогласованного
письма, слово «солнце» может быть переведено также как «служить,
служение».

(1):5 где воссияем — и/или: где появились. Или: с воссиявшим.

Сравни: «Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая
им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем
и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью
от лица народа». (Исх.13:21,22)

(1):6 и предан был нам другой вид — имеет также смысл:
обратились, были ограждены — то есть приняли другой вид и отделились
от иных народов, приняв отличную от всех веру.

(1):6,7 в окрестности реки, текущей в западное море
— имеются ввиду окрестности Нила, который течет в Средиземное
море, которое расположено западнее израильских земель.

(1):7 к месту начала исхода — дословно: к месту беременности
потоком отхождения.

возвращены избранными — то есть, призванными Птолемеем
по инициативе Деметрия Фалерского осуществить перевод Ветхого
Завета.

(1):8 способные — или: терпеливые.

перевели — буквально: сказали, выговорили, покорили,
повернули.

чтобы посвятился и слух созванных — или: чтобы и уши
исполнились слышания.

созванных — Как сообщают источники, в том числе и Иосиф
Флавий, до начала перевода переводчики с рукописными свитками
священных текстов предстали перед Птолемеем, и стороны обменялись
любезными приветствиями. Упоминается также, что «царь начал философскую
беседу и задавал вопросы из области физики каждому из гостей своих,
и так как не нашлось среди них ни одного, который не сумел бы
дать царю на всякие вопросы толкового ответа, то Птолемей очень
этому обрадовался и распорядился устраивать такие обеды в течение
двенадцати дней». («Иудейские древности», 12-2).

(1):10 ветхие — буквально: прежние.

(1):13 пагубные события посылает Господь — или: пагубные
события даются от Бога. Иосиф Флавий пишет по этому поводу: «Димитрий
ответил, что никто не решался приступить к изложению данного законодательства,
потому что это божественное и священное произведение и потому
что уже несколько лиц, дерзавших взять на себя эту задачу, были
наказываемы за это Предвечным. При этом он привел в пример Феопомпа,
который взялся сообщить народу кое-что из законов, более тридцати
дней страдал умопомрачением и во время просветления старался умилостивить
Божество, полагая, что именно в его предприятии кроется причина
его умопомешательства. И действительно, он видел сон, где было
ему указано, что вся беда его приключилась с ним оттого, что он
слишком пренебрежительно отнесся к божественному и собирался сообщить
свои на этот счет познания массе народной; лишь когда он отказался
от своего намерения, он вновь стал нормален. Равным образом Димитрий
упомянул и о трагическом поэте Феодекте, который задумал вывести
в одной драме данные из Св. Писания и за это был поражен слепотою.
Лишь осознав свою вину и вымолив себе прощение у Предвечного,
он был избавлен от своего недуга». («Иудейские древности», 12-2).
Возможно, в этом коренится и исток сообщений о слепоте самого
Деметрия. Переводчик решается цитировать столь позднего по отношению
к первоисточнику автора, учитывая тот факт, что еще во времена
Диогена Лаэртского, а это первая половина III в. н. э., пелись
хвалебные пеаны Деметрия, сочиненные им после исцеления от слепоты
милостью божества.

(1):15 сгорбился — буквально: согнулся.

учеников — буквально: взращенных им.

возродить — буквально: сделать еще раз.

ветхую — буквально: прежнюю.

великое мудрости ведение — или: многочисленная мудрость
и знание.

(1):17 чтобы познавая себя, мудрости научиться — Сравни
с написанным о Гераклите у Диона Хризостома: «... Мы можем назвать
учителей большинства прославленных мужей ... кроме Гераклита Эфесского
и Гесиода из Аскры... Гераклит же, что еще замечательнее, по его
собственным словам, «сам отыскал» природу Вселенной и выяснил,
что она собой представляет, причем никто его не учил, но он сделался
мудрым, научившись у самого себя». (Фрагменты ранних греческих
философов. Ч.1., с. 195).

(1):18 многознание — буквально: мудрости множество.
Сравни с тем, что Диоген Лаэртий пишет о Гераклите: «Он был высокомудрым,
как никто, и всех презирал, как это явствует из его сочинения,
где он говорит: «Многознание уму не научает, а не то научило бы
Гесиода и Пифагора, равно как и Ксенофана с Гекатеем». (Фрагменты
ранних греческих философов. Ч.1., с.195).



1.

1:1 Собирателя мудрости — смотри примечание к стиху
(1):1.

к потомкам Давида — смотри примечание к стиху (1):1.

1:2 кто носился — буквально: был дуновением в пустоте.
Сравни: «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и
Дух Божий носился над водою». (Быт.1:2)

не равнодушен ли — буквально: пуст, то есть равнодушен.

1:3 и польза человеку от всех трудов — изнемогать под солнцем.
Сравни со словами Гесиода в поэме «Труды и дни»:

«Землю теперь населяют железные люди. Не будет // Им передышки
ни ночью, ни днем от труда и от горя, // И от несчастий. Заботы
тяжелые боги дадут им».

1:4 В жилище временном — буквально: в местах обитанья.
Сравни у Гераклита: «Рожденные жить, они обречены на смерть, (а
точнее, на упокоение), да еще оставляют детей, чтобы родилась
новая смерть». (Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1., с.
246).

будто на земле поставлены быть вовек — Гомер в «Одиссее»
говорит: «Краткожизненны люди на свете».

1:5 питаться от мест — дословно: чтобы проглотить места.
Сравни у Аристотеля о Гераклите: «Поэтому смехотворны утверждения
всех предшествующих философов, полагавших, что Солнце питается
влагой. Некоторые утверждают, что именно по этой причине оно и
совершает солнцевороты; поскольку де всегда одни и те же места
не могут обеспечить его пищей. С ним по необходимости должно происходить
это (солнцевороты), иначе оно погибнет. Так и доступный наблюдению
огонь, утверждают они, живет до тех пор, пока имеется пища , а
единственная пища для огня — влага; как если бы поднимающаяся
с испарением влага достигала Солнца или как если бы восхождение
было таким же, как у горящего пламени, по аналогии с которым они
представляли себе «питание» Солнца. Однако аналогия неверна: пламя
рождается — поддерживается, горит вследствие превращения непосредственно
контактирующего с ним влажного и сухого вещества, но не «питается»
им, поскольку оно, так сказать, не остается тем же самым ни единого
мгновения, а с Солнцем этого происходить не может, поскольку если
оно «питается» так, как они говорят, то ясно, что Солнце не только,
как говорит Гераклит, новое ежедневно, но и всегда и непрерывно
новое». (Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1., с. 225).

1:7 И рекою исчезать в море, обратясь пространством морским
— Сравни у Гераклита: «Море расточается (тратится) и восполняется
до той же самой меры (logos), какая была прежде, нежели оно стало
землей». (Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1., с. 220).

не войти вновь — буквально: не возвратиться посетить
(проведать). Сравни у Гераклита: «На входящих в те же самые реки
притекают в один раз одни, в другой раз другие воды». (Фрагменты
ранних греческих философов. Ч.1., с. 209).

1:8 изнемогать — буквально: быть изнемогшим;

нет власти смертному над неизреченным — буквально:
которыми (словами) не имеет способности человек говорить. Сравни
со словами Гераклита: «Не умеющие ни слушать, ни говорить». (Фрагменты
ранних греческих философов. Ч.1., с. 190).

не открывается ему суть в явленном — буквально: не
удовлетворен тем, как (каковым) источник (родник) ему дано видеть.

и чей слух отверст — буквально: кто исполнился слушанием.

1:10 еще прежде времен — дословно: в предвечном.

1:11 И только воспоминание изначального — все последующее
— Дословно: И памятник первому вспоминаем мы после. Сравни у Платона
в «Федоне»: «...знание на самом деле не что иное, как припоминание:
то, что мы теперь припоминаем, мы должны были знать в прошлом...»

1:12 При Собирателе мудрости — то есть, при Деметрии
Фалерском.

для царя — Птолемея I Сотера или Птолемея II Филадельфа,
так как Иудея входила в состав государства Птолемеев в первой
половине III в. до н. э. не менее чем до 242 г.. Или, скорее всего,
для них обоих — тогда следует перевести «для царей».

израильтянами из Иерусалима — то есть, посольством
72-х толковников.

1:13 из сердца — видимо, из храма Иерусалимского, из
храма Соломона.

1:14 переводом — буквально: проявленьем, чтобы явить,
сделать видимым. Перекличка с Платоном: проявление того, что уже
есть у Бога, в вечности. А это как раз и есть Писание. Тогда явление
Писание как божественной идеи и есть перевод того, что хотел открыть
Бог, на язык человеков.

1:14–15 ибо напрасны были в том устремления душ неправедных,
хотя и способных к составлению притч, но не имеющих таких способностей,
как избранные к тому
— видимо, потому, что избранный Богом
народ иудеи. Но избранность к переводу могла определяться также
и знанием или незнанием языка оригинала. Дело в том, что в еврейском
письме времен создания ветхозаветных текстов и перевода их на
греческий, не использовались буквы для обозначения гласных звуков.
Фактически письмо фиксировало только корень слова. А поскольку
в тексте между словами не было промежутков и не употреблялось
никаких знаков препинания, чтение было чрезвычайно затруднено.
«Когда язык был живым, правильному чтению помогали предание и
навык», — сообщает Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона
в статье «Библия». То же говорится и в БСЭ: «...текст, записанный
без гласных и обычно без словоразделов, был малопонятен, кроме
как в случаях, когда содержание его было заранее приблизительно
известно; такое письмо, скорее, было применимо как тайнопись купцов-мореплавателей,
чем как всеобщее средство передачи речи...» (статья «Письмо»).
Та же БСЭ в статье «Еврейское письмо» сообщает, что в тот период
времени «гласные звуки, которыми в семитских языках обычно выражается
грамматическая форма, как правило, не отмечались. Со временем,
однако, согласные звуки h, w, j стали употребляться и для указания
на наличия некоторых гласных (матрекс лекционис), а в 7–8 веках
н. э. для гласных введены подстрочные и другие диактрические знаки,
которые применяются в Библии, в поэтических текстах, в книгах
для детей, учебниках и пр.». Таким образом, ветхозаветный текст
и не мог быть корректно переведен и даже прочитан, никем, кроме
иудейских священников, которые знали текст в значительной степени
наизусть, а рукопись Завета служила опорой для точного припоминания
священных текстов поколениями настоящих и будущих священнослужителей.
Видимо, тем, что текст был практически заучен наизусть можно,
в какой-то мере, объяснить и то, что на греческий язык текст был
переведен в очень сжатые сроки и, как сообщает предание, совпал
у всех 72 толковников слово в слово. Фактически в Александрии
была организована и проведена работа записи хранимого в памяти
толковников священного текста с родного языка на также знакомый
ученым мужам того времени — греческий. А если цепь приведенных
выше рассуждений верна, то и сама идея перевода философски связана
с мыслью Платона о том, что человеческое познание — суть только
припоминание. Об этом смотри выше примечание к стиху 1:11. Здесь
же добавим, коль уж мы коснулись этого вопроса, что огласовки
в еврейских записях текста Ветхого Завета, с которых, собственно,
только и может осуществяться перевод в настоящее время, были произведены
масоретами не ранее Y века н. э.. А подсчет числа слов и букв
в священных текстах был выполнен несколько ранее — во II–III в.в.
н. э.. Александрийский же перевод имел своим источником другую
запись текстов и, как уже было сказано выше, в значительной степени
опирался на память хранителей Священного Писания.

1:16 А потому отвращались они от того, чтобы разум свой возвеличить
прибавлением мудрости ветхой Иерусалимской
— Все предыдущие
попытки перевода ветхого Завета были безуспешны. Во-первых, —
по причине «неизбранности», о чем смотри в комментарии к стихам
1:14–15. Во-вторых, — из-за «пагубы», посылаемой Богом на тех,
кто пытался заняться переводом книг Ветхого Завета, не будучи
к тому избранным. Об этом подробнее — в примечании к стиху (1):13.

и что разуму их открыто уже много мудрости и разумения, говорили
— греки имели все основания к тому, чтобы говорить о том, что
знаний и мудрости им известно достаточно. Это касалось и философии
собственно греческой, и знаний о мудрости других народов, которые
еще более увеличились во время и после похода Александра Македоского.

1:17 разум — или: разумный; или: разумно.

разум познает мудрость, познавая себя — Смотри примечание
к стиху (1):17. А также сравни с дельфийским изречением: «Познай
самого себя», — которое повторял и Сократ.

1:18 многознание — буквально: мудрости множество. Смотри
примечание к стиху (1):18.

приращением знаний о многих страданьях — то есть, приращением
библейских знаний о страданиях и отдельного человека, и еврейского
народа вцелом.



2.

2:1 избранных — или призванных к переводу, то есть
толковников.

испытать — или: будучи искушенным в нем — Деметрий
Фалерский был слушателем Феофраста, перипатетиком, последователем
учения Аристотеля, а последний, хотя критиковал своего учителя,
но мог считать себя подлинным наследником Платона, если не по
существу платоновского учения, то по уровню осмысления философских
проблем. Смотри также примечание к стиху (1):8.

о Пире — имеется ввиду диалог Платона, в одной из первых
строк которого сообщается: «На днях, когда я шел в город из дому,
из Фалера...» То есть, возможно, это также одна из отсылок к имени
Деметрия, рожденного в Фалере.

2:3 сердцами владеет, как плотью вино — то есть Эроту.
Сравни у Гесиода: «И, между вечными всеми богами прекраснейший,
— Эрос. Сладкоистомный — у всех он богов и людей земнородных душу
в груди покоряет и всех рассужденья лишает». («Теогония», 196-200).

2:4 Так и я во дни величия — или: «во дни царствования»:
в период с 317 по 307 гг. до н. э. по поручению Кассандра Деметрий
Фалерский управлял Афинами.

строил дома и разбивал виноградники... (и далее по
тексту) — Диоген Лаэртский сообщает: «Стоя у власти, он сделал
для родного города много самого хорошего, обогатив его и доходами,
и постройками» (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях
знаменитых философов. Y,75).

2:7 И многочисленнее, чем даже прежде в Иерусалиме
— то есть, обращаясь к иудеям-толковникам, он описывает им величие
и богатство Афин в привычных им сравнениях с богатством Иерусалима.
Хотя, возможно, что в тексте название Афин было заменено Иерусалимом,
чтобы скрыть от Птолемеев истинное содержание текста.

2:8 И удостоился быть воспет — Диоген Лаэртский сообщает,
что «в честь его были воздвигнуты 360 медных статуй, по большей
части представлявших его верхом или на колеснице четверкой или
парой, а отлиты они были меньше, чем в триста дней — таково было
к нему рвение». (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях
знаменитых философов. Y, 75).

2:9 против прежнего в Иерусалиме — смотри примечание 2:7

2:9,10 И возвеличил... последователей мудрости...
или: увеличил... продолжателей мудрости. Чанышев приводит по античным
источникам такие слова: «Время правления Деметрия Фалерского в
Афинах было временем высшего расцвета Ликея... В Афинах, где тогда
насчитывалось не более 20 тысяч граждан (то есть, взрослых свободных
мужчин), около 2 тысяч человек были учениками в Ликее». (Чанышев
А.Н. Курс лекций по древней и средневековой философии. — М, 1991.
Стр. 49).

которой восстановил источник... — Деметрий Фалерский,
который сам был перипатетиком, изменил прежний афинский закон,
по которому ни Аристотель, основатель Ликея, ни позднее схоларх
Ликея Феофраст, которые не были гражданами Афин, не могли владеть
недвижимостью ни в Афинах, ни в его пригородах (а Ликей и был
основан за пределами города при общественной гимназии неподалеку
от храма Аполлона). В соответствии с новым постановлением Деметрий
Фалерский подарил Феофрасту и строение, и сад. Смотри также у
Чанышева.

и освободил от налогов... — дословно: просил разрешить
отсутствие сборов. При Деметрии Фалерском Перипатос или Ликей,
как и ранее платоновская Академия, приобрел статус святилища муз,
а следовательно, не платил налогов. Смотри также у Чанышева.

2:12 что казалось мудростью — это виденье безумца о том,
что устроено от века владыкой
— Сравни с изречением Гераклита:
«Взрослый муж слывет глупым у бога, как ребенок — у взрослого
мужа». (Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1., с. 242).

2:14 Ибо у мудрого пред глазами будут вершины, а глупый станет
блуждать во тьме
— Сравни со словами Платона в «Федоне»:
«И конечно же это души не добрых, но дурных людей: они принуждены
блуждать среди могил, неся наказание за дурной образ жизни в прошлом...
А души, которые провели свою жизнь в чистоте и воздержности, находят
спутников, и вожатых среди богов, и каждая поселяется в подобающем
ей месте».

Возможен также перевод: «Мудрый зряч, а глупый — блуждает в темноте».
Возможно, автором подразумевались все указанные смыслы.

2:15 которую умудренный оставит — дословно: которая
есть от умудренных остаток.

2:19 солнце и ветер — или: солнце и праздность; солнце
и свобода; солнце и Дух (Божий); солнечное дуновение — т.е. закон
солнца: логос. Сравни с изречениями Гераклита: «Солнце правит
космосом согласно естественному порядку...» (Фрагменты ранних
греческих философов. Ч. 1., с. 224).

2:22 чтобы обрел себя человек — дословно: чтобы стал
человеком. Сравни с изречением Гераклита о том, что «личность
— божество человека» (собств. «этос человека — его даймон»). (Фрагменты
ранних греческих философов. Ч. 1., с. 243).

2:23 ибо ночь на него возлегла — Диоген Лаэртский пишет
о Деметрии: «Говорят, будто в Александрии он лишился зрения, но
вновь обрел его милостью Сараписа, за что и сочинил в его честь
пеаны, которые поются по сей день» (Диоген Лаэртский. О жизни,
учениях и изречениях знаменитых философов. Y, 75, с. 209). О том
же сообщают и другие источники.

2:24 ибо усматривал он благо души в страдании — Диоген
Лаэртский сообщает о Деметрии Фалерском: «Он говаривал, что брови
у человека хоть и невелики, но мрачности от них хватит на целую
жизнь...» (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых
философов. Y, 75, с. 211).

2:26 и дана была забота собрать и сохранить то, что принесено
как благое от лица Бога
— то есть, дело перевода и, тем
самым, сохраненья и открытия всему миру Писания Божия.



3.

3:1 Всему время по произволенью небес — дословно: «Есть
назначенное время всякому периоду и всякому желанию под небесами».
Или: «Время любому периоду, когда пожелают того небеса». Возможны
и другие варианты перевода, но смысл изречения, в общем-то не
меняется и состоит в том, что, во-первых, жизненный цикл всякого
явления, в том числе, и жизни человека, делится на периоды, которые
сменяют друг друга. Во-вторых, ничто не может быть исключено как
невозможное, ни от чего нельзя застраховаться, поскольку, в-третьих,
происходящая перемена не во власти существа, которое этой перемене
подвержено, но власти внешнего и более высокого по отношению к
нему. В-четвертых, имеется закон перемены, который, если перед
нами действительно текст, имеющий греческие истоки, следует называть
логосом. В-пятых, поскольку перемена имеет место, есть совокупность
компонентов, которые могут сменять друг друга, а также прослеживается
закон изменения — все это и составляет собой подлинную целостность,
которую будет справедливо именовать вечностью и мирозданием, или
даже более точно — мирозданием вечным, вселенной.

3:5 время тощать и время тучнеть — Общепринятый перевод:
«Время разбрасывать камни и время собирать камни», — также корректен.
Но мысль о том, что существует время разрушенью и созиданию, уже
высказана была в тексте ранее. А поскольку иных повторов в данном
фрагменте нет, то более верной и контекстуально точной представляется
трактовка настоящего перевода.

3:1...8 Сравни, в «Трудах и днях» Гесиода говорит:

«Слава ль кого посетит, неизвестность ли, честь иль бесчестье
— // Все происходит по воле великого Зевса-владыки. // Силу бессильному
дать и в ничтожество сильного ввергнуть, // Счастье отнять у счастливца,
безвестного вдруг возвеличить, // Выпрямить сгорбленный стан или
спину надменному сгорбить — // Очень легко громовержцу Крониду,
живущему в вышних».

И еще: «Гераклит ... определял судьбу как разум (логос), творящий
все вещи через их «бег-в-противоположные-стороны». (Фрагменты
ранних греческих философов. Ч. 1., с. 201).

3:9 от такого устроенья — или: от происходящего; или:
от создателя.

Но какова польза от такого устроенья страдальцам
Сравни со словами Платона в диалоге «Политик»: «А разве мы не
знаем, что живые существа тягостно переносят глубокие, многочисленные
и многообразные изменения?».

3:9,10 Возможен также перевод: «(9) Но какова польза
создателю от страдальцев? (10) И что познается через события,
которыми причиняет Бог сынам человеков несчастье?» Скорее всего,
в этих стихах автор хотел вместить оба вопроса: какова в таком
мироустроении польза Богу от человеков и человекам — от божества?

3:10 предопределены — буквально: уже показаны, известны.
Или, быть может, — уже явлены на небесах как идеи событий. Сравни
с изречением Гераклита: «Ибо все предопределено судьбой всецело».
(Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1., с. 201).

3:11 чтобы исполнилось красоты время — или: «чтобы
исполнились они прекрасного ко времени...» Или: «чтобы увидеть
прекрасным им время...»

3:14 к сотворенному Богом от века нечего ни прибавить, ни
убавить
— Сравни со словами Платона в «Теэтете»: «...именно
те первоначала, из которых состоим мы и все прочее, не поддаются
объяснению. Каждое из них само но себе можно только назвать, но
добавить к этому ничего нельзя — ни того, что оно есть, ни того,
что его нет.».

Сравни и со словами Ветхого Завета: «Не прибавляйте к тому, что
я заповедую вам, и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа,
Бога вашего, которые я вам заповедую». (Втор.4:2)

3:16 есть и под солнцем место суда — или: солнце и
есть место суда... Сравни со словами Гераклита: «Всех и вся, нагрянув
внезапно, будет Огонь судить и схватит». (Фрагменты ранних греческих
философов. Ч. 1., с. 239).

3:22 Дословно: «Поэтому видим, что благо — радоваться
человеку делам своим, дабы гладко войти туда, где дадут увидеть
ему последствия».

дабы беспрепятственно быть введенным туда, где грядущее отворится
ему
— Сравни со словами Гераклита: «Людей ожидает после
смерти то, чего они не чают и не воображают». (Фрагменты ранних
греческих философов. Ч. 1., с. 235).



4.

4:1 но вернулось зрение — дословно: но возвращено было
то, что дается видеть. Смотри примечание 2:23.

без которого затруднительно исполнение дел под солнцем
— дословно: без которого угнетение (или: притеснение) бывает тому,
что делаешь (или: исполняешь, производишь) под солнцем.

4:2 А похвалявшийся, что умертвит его, сам уже умер
— Будучи советником Птолемея I Сотера, Деметрий побуждал его облечь
царской властью его первенца, сына Евридики, Птолемея Керавна,
в то время как сам царь еще при жизни сделал своим соправителем
(285–283 гг. до н. э.) другого своего сына — Филадельфу, рожденного
от Береники. Эти расхождения и были причиною угроз со стороны
царя. Умер Птолемей Сотер в 283 г. до н. э.

и жизнь его стала той же, какою жил прежде — дословно:
и жизнь его стала, как жизнь до этого.

4:3 И так сразу два блага, которые доселе являлись пагубными
для дел
— Возможен вариант: «И таким образом благо для обоих,
которые доселе являли собою пагубу для Писания, свершились под
солнцем».

4:8 из-за наследства — или: царства; буквально: источника
удовлетворенья богатством.

4:10 если бы поставлен был соправителем — как были
соправителями Египта в течение трех лет отец и сын Птолемеи, Сотер
и Филадельф.воцарился — буквально: возвысился, укрепился, был
поставлен.

4:11 Возможен и несколько иной перевод этого стиха:
«...так же, как в случае, когда ложатся с женщиной, распалясь
похотью, двое — а беременеет она от одного». Сравни с тем, что
передают об Аристиппе: «Гетера сказал ему: «У меня от тебя ребенок».
— «Тебе это также неизвестно, — возразил Аристипп, — как если
бы ты шла по тростнику и сказала: «Вот эта колючка меня уколола».
(Диоген Лаэртский, II, 81).

4:12 коли не разорвут на три части — Возможно, намек
на то, что помимо, Керавна и Филадельфа, на диадему претендовал
либо сын Береники от другого брака Мага, который был царем Кирены
в 308 — 258г.г. до н. э., либо Мелеагр — сын Птолемея Сотера от
гетеры Фаиды (Таиды). А возможно, под третьим претендентом разумелась
дочь Сотера, сестра Филадельфа — Арсиноя.

4:13 имущество — если это слово переводить не с иврита,
но с греческого (LXX).

4:14 заключил в темницу — дословно: заключил под стражу
во внутренней части дома.

вышедшего советовать и ходатайствовать о царстве
дословно: выступившего отцом-родителем (или повивальной бабкой)
для того, чтобы поставить на царство.Ясно, во-первых, что речь
идет о заключении под стражу Деметрия, который советовал Сотеру
передать диадему Керавну. А во-вторых, — что заключение это случилось
во время правления и по инициативе Сотера, а не его потомка Филадельфа.

4:15 второго отрока — Филадельфа, сына Береники.

4:16 наследника — буквально: последующего, последнего,
заднего.

4:17 самым близким клянутся пожертвовать, не ведая, какую
беду навлекут.
Сравни с изречением Гераклита: «Не к добру
людям исполнение их желаний». (Фрагменты ранних греческих философов.
Ч.1., с. 234). А также со словами из диалога Платона «Алкивиад
II»: «...требуется очень сильный дар провидения, чтобы как-нибудь
невзначай, полагая обрести благо, не вымолить себе величайшего
зла, когда боги расположены дать молящему именно то, о чем он
просил».



5.

5:1 бойся устами и сердцем опрометчиво изрекать перед Богом
— Сравни с текстом платоновского «Горгия»: «И вот умершие приходят
к судье... и часто, глядя на Великого царя или иного какого-нибудь
царя или властителя, обнаруживает, что нет здорового места в той
душе, что вся она иссечена бичом и покрыта рубцами от ложных клятв
и несправедливых поступков...». А также — со словами Ветхого Завета:
«Или если кто безрассудно устами своими поклянется сделать что-нибудь
худое или доброе, какое бы то ни было дело, в котором люди безрассудно
клянутся, и он не знал того, но после узнает, то он виновен в
том». (Лев.5:4).

5:2 ибо множество безрассудных просит о самых разных вещах
— дословно: «ибо множественны призыванья безрассудных о множестве
дел». Или: «ибо множественны мольбы безрассудных о всей полноте
своих дел». Сравни со словами Платона в «Законах»: «Однако многое
из того, о чем молит для себя ребенок, отец просит богов отвратить,
— чтоб никогда не исполнилось по молитвам сына».

5:3 моля — если переводить с греческого.

такое же безумство — дословно: это просьба глупца.

моля Бога о немедленном исцеленьи — имеется ввиду мольба
Деметрия об исцелении к Сарапису, милостью которого, по словам
Диогена Лаэртского, ему было возвращено зрение.

5:5 станут переводить неверно — дословно: ошибаться,
промахиваться. А в классической греческой литературе, согласно
лексиконам Стронга, данное слово имеет также значение «не попадать
(в цель)».

вынудили оттого сказать... прежде — то есть, перед
началом работы над переводом толковников вынудили дать клятву.

посланных — посланных переводить текст, толковников.

5:6 сокровенных — дословно: подобных сновидению, скрытых,
подобно снам.Сравни со словами Платона в «Послезаконии»: «И пусть
никто из эллинов не пугается мысли, будто не следует заниматься
божественными делами, раз мы смертны; нет, надо думать как раз
обратное, а именно: божественное не лишено разума, оно знает человеческую
природу и ведает, что под влиянием его наставлений она последует
за ним и усвоит то, чему оно учит».

5:7 высочайшему из высоких — царю Птолемею.

5:9 любимцев — или: любовников.

5:10 льстецы — дословно: приятные, полезные, желаемые
тебе.

5:11 нахлебников — дословно: пожирателей.

дряхлеет — дословно: стареет, засыпает.

5:12 приходит в упадок — дословно: слабеет, обессиливает.

и становится ясно как день — дословно: и видно тогда
под солнцем.

5:13 законнорожденного — дословно: того, кто объявил
о своём родословии.

законорожденного сына — Птолемея Керавна. Родители
же Филадельфа Птолемей Сотер и Береника являлись братом и сестрой,
отцом их был Лаг, но матери разные. Для греков, в отличие от египтян,
это являлось изъяном происхождения. Когда в 278 г. до н. э. Птолемей
II женился на своей сестре Арсиное, греческий поэт Сотад, живший
в Александрии, написал по этому поводу сатирические стихи, за
что был казнен.

пусты руки — дословно: ничего нет в руках.

5:14 Возможен иной вариант перевода: «Как вышел нагим
из утробы матери, таким и воротился, и увидели, что у пришедшего
никакой ноши, кроме страданий, не видно в руках».

5:15 воспитатель его души — дословно: тот, кто трудился
над душою его. То есть — Деметрий Фалерский.

5:16 во дни, когда поглотила того тьма — смотри примечание
к стиху 2:23.

5:18 если бы мужу сему — Птолемею Керавну.

5:18, 19 есть у него труд сей дар Божий возвеличить
— то есть, покровительствовать и способствовать переводу Писания.
Речь идет о том, что перевод Библии мог быть осуществлен и при
покровительстве Керавна, если бы власть была передана ему. И слава
покровителя перевода Священного Писания также принадлежала бы
ему. Деметрий Фалерский писал, что «не только богатство слепо,
но и Удача, которая при нем поводырем». (Диоген Лаэртский, Y —
82, стр. 211).



6.

6:1 В этом и последующих стихах идет сравнение учителя
и ученика: Деметрия Фалерского и Птолемея Керавна — которых постигла
сходная участь, но которые очень по-разному претерпевали ее.

6:2 Еще раз напомним, что в 317–307 гг. Деметрий Фалерский
по поручению Кассандра управлял Афинами, обогатив город доходами
и постройками. В 307г. был обвинен и изгнан из города своим соименником
Деметрием Полиоркетом. Бежал на чужбину: вначале в Фивы к кинику
Кратету, затем — в Александрию к Птолемею I Сотеру. В Александрии
лишился зрения, но вновь обрел его милостью Сераписа.

также — разумеется: как и Птолемей Керавн.

вкусил изгнания — буквально: вкусил быть чужеземцем.

6:1, 2 Сравни со словами Платона из «Государства»:
«Разве не признаем мы, что для того, кто угоден богам, все, что
исходит от них, будет величайшим благом, если только не положено
ему какого-нибудь неизбежного зла вследствие допущенного проступка.
... Стало быть, то же самое надо признать и для справедливого
человека, все равно, постигнет ли его нищета, болезни или что
иное из того, что считается злом, все это в конце концов будет
ему во благо при жизни и после смерти».

6:3 произвел — в значении: произвел на свет, породил,
был повивальной бабкой.

сотни тех, которые воскресили через многие годы то, что многие
годы и века будет утолять жажду человеков в благом, а не останется
погребенным
— Речь идет, конечно, о том, что, будучи одним
из инициаторов создания Библиотеки, Деметрий основал и целую переводческую
школу, а также разработал принципы обработки и восстановления
первоначального текста испорченных рукописей, как и правила их
копирования и хранения — явив мудрость древних времен современным
ему и грядущим поколениям. В том числе, он был и инициатором перевода
на греческий книг Ветхого завета.

6:3, 4 а если бы возвещал мертворожденные о благе напраслины,
то как настигла его слепота, так же и имя его покрылось бы мраком.

— Деметрий был хорошим политиком, считался последним в каноне
десяти классических афинских ораторов, но не был столь оригинальным
мыслителем, чтобы многочисленные сочинения его дошли через века.
Лучшими из его деяний были Библиотека и перевод Библии.

6:4 настигла его слепота — дословно: пришла избрать
его тьма. Или: пришла к его смотрению тьма.

6:5 как является из-за горизонта солнце — дословно:
как показывается солнце из упокоения своего.

6:6 в течение — буквально: в ходе, в движение.

родину — дословно: первую свою местность.Возможны и
другие варианты перевода:»И хотя бы жил в продолжение тысячи лет,
не явилось бы ему такого счастья, если бы не покинул родину».»И
хотя бы жил в продолжение тысячи лет, не явил бы такого блага,
если бы не покинул родину». «И если бы был воскрешен по прошествии
тысячи лет, увидел бы, что благо повсюду одно и то же (ходит одинаковым
во всех местностях)». «И хотя всходит солнце в течение тысячи
лет, видит, что благо повсюду одно и то же». Возможно, что в одну
фразу автор и хотел вместить все открывшиеся нам смыслы.

6:7 Данный стих самым явным образом отсылает нас к
названию книги, расшифровывая еще раз имя Екклесиаста — созывающего,
ведущего собрание, то есть оратора, последнего из десяти классиков
в афинском каноне.

занятием муж было ораторствовать — дословно: труд сего
человека был бы в его устах;

пред гражданами — дословно: пред личностями.

6:8 смысл жизни — дословно: хождения жизни.

6:7–9 Возможны еще несколько вариантов перевода этих
стихов. Приведем один: «(7) Ибо от страдания у человека наполняется
душа (8) мудростью, и превосходит он неразумного кротостью, оттого
что знает, что умереть живущему — (9) благо, ибо там будет ему
видение источника, от которого удалялся человек понапрасну в суетных
устремленьях своей души».

6:10 издавна провозгласил свое имя, открывшийся человекам
— Сравни со словами Ветхого Завета: «Бог сказал Моисею: Я есмь
Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий Иегова послал
меня к вам. И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым:
Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова
послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из
рода в род». (Исх.3:14-15). Гераклит же сказал: «Одно-единственное
Мудрое Существо называться не желает и желает именем Зевса». (Фрагменты
ранних греческих философов. Ч. 1., с. 239).

Возможен также перевод: «И издавна призывает имя того, кто открылся
человекам, как имеющего силу судить и могучих».

6:12 кров — или: защита, сень. То есть — сад, эдем,
рай.Сравни: «И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил
там человека, которого создал». (Быт.2:8). Сравни также со словами
из диалога Платона «Федон»: «Сокровенное учение гласит, что мы,
люди, находимся как бы под стражей и не следует ни избавляться
от нее своими силами, ни бежать, — величественное, на мой взгляд,
учение и очень глубокое. И вот что еще, Кебет, хорошо сказано,
по-моему: о нас пекутся и заботятся боги, и потому мы, люди, —
часть божественного достояния...».



7.

7:1 Имя доброе — лучшее умащение... Сравни с изречением
Гераклита о том, что «лучшие люди одно предпочитают всему: вечную
славу — бренным вещам» (Фрагменты ранних греческих философов.
Ч.1., с. 244). Известны также слова одной спартанской эпитафии:
«Жизнь сама по себе, как и смерть, ни дурна, ни прекрасна. / Жизнь
прекрасно прожить и умереть ты сумей». (Антология кинизма, с.
200).Возможен также вариант перевода: «Имя доброе благом умащивается...»

7:2 и для живущих будет он таковым, каким отдавался желанья
— Возможен и несколько иной вариант перевода: «Добродетельно и
сочувствовать роду, который в плаче, и посещать дома пиршественные
— ибо по сути человек живущий таков, каким он отдается желаньям».
Или: «И хотя добродетельно и сочувствовать роду, который в плаче,
и посещать дома пиршественные — но сущность человека будет для
живущих таковой, каким он отдавался желаньям».

7:5 песни — песня, песнь (воспевающая Бога), ода.

7:6 из тернового куста — дословно: колючего растенья
терновника. Или: из терновника, который словно котел — то есть,
из терновника горящего. Совершенно ясная отсылка к тексту Ветхого
Завета. — Исх.3:2.

Впрочем, сравни и с наставлением Гесиода в «Трудах и днях»:

«Если увидишь горящую жертву, не смейся // Над непонятною тайной:
воздаст тебе бог и за это».

7:7 Диоген говорил: «И то и другое ошибка — давать
тем, кто не достоин, и не давать тем, кто достоин». (Антоний и
Максим. О благотворительности, с.277. — Антология кинизма, с.138).

7:8 лучшая участь — буквально: лучшая часть.

длинен путь — дословно: долгое дуновение.

7:7–9 Возможен иной вариант перевода: «(7) Хотя бывает
притеснение мудрому — но восхвалять станет дары его тот же, когда
сгубил сердце его. (8) Зато после кончины, поскольку слова его
благи, у него будет лучшая участь — тогда как длинным будет путь
к благости у надменной души, (9) ибо души такие скоро раздражаются
гневом, и гнев находит приют в сердцах неразумных».Возможно и
такое чтение стихов 8 и 9: «(8) Но для потомков слова его хороши
от самого начала, ибо длиннее дыхание у благой, нежели у высокомерной
души. (9) Ибо души, что скоро раздражаются гневом, находят приют
в груди неразумных».

7:10 дана была — или: испрошена была.

7:12 кто покровитель серебром своим приращению знаний и мудрости,
а потому оставил в живых мужа
— сравнивая со стихом 4:2,
понимаем, что речь идет не о Сотере, а именно о Филадельфе, который
не только помиловал Деметрия, которому угрожал казнью прежний
царь, но и покровительствовал переводу Библии. Хотя как вариант
вместо «а потому оставил в живых» возможно чтение «и питает мужей»,
разумея под «мужами» толковников, «которые явили (перевели) Писание
Божие».

7:13 писание Божие — буквально: произведение Божие.

7:14 Сравните: «...не прибавляйте к тому, что я заповедую
вам, и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа, Бога
вашего, которые я вам заповедую». Втор.4:2.А также: «Все, что
я заповедую вам, старайтесь исполнить; не прибавляй к тому и не
убавляй от того». Втор.12:32.Сравни и со словами Аристотеля из
«Никомаховой этики»: «...обычай говорить о делах, выполненных
в совершенстве, «ни убавить, ни прибавить», имея в виду, что избыток
и недостаток гибельны для совершенства».

7:15 времена, когда праведники погибали за правду, но нечестивых
длились злодеянья
— Скорее всего, в этих словах содержится
не только общий этический и философский посыл — но и конкретно-исторический.
Проще всего напомнить о смерти Сократа и сослаться на комментарий
к стиху 2:16. Но вероятнее всего, здесь имеются виду события.
Имеющие непосредственное отношение к жизни Деметрия. Во-первых,
это смерть Демосфена после падения демократии вследствие захвата
Афин Антипатром, а также предшествовавшая тому казнь Антипатром
брата Деметрия Гимерея, принадлежавшего к партии Демосфена. Во-вторых,
это смерть Фокиона, приговоренного к смерти как раз от имени народа
сторонниками демократии. Стоит ли говорить о том, что ни одна
из этих смертей человеков весьма достойных ни мало не уменьшила
творящихся на земле злодеяний.

7:16 и для возвеличивания справедливости не очень мудро губить
себя
— Опять-таки, можно вспомнить Сократа, который фактически
избрал для себя смерть, отказавшись от бегства и изгнания. Но,
видимо, здесь говорится о тех же Фокионе и Демосфене. Первый в
народном судилище, утомленный бесплодными доказательствами и многочисленными
нарушениями судебной процедуры, призывал приговорить к смерти
его, но пощадить других — что, впрочем, не спасло никого от присуждения
к смерти через испитее чаши с ядом. Второй принял яд самостоятельно,
когда, скрывающегося от гонителей, его настигли в Калаврии в храме
Посейдона. Не желая сдаваться на милость победителей, он высосал
яд из стила, которым намеревался писать письмо к Антипатру.

7:17 Ведь только умножает обвинения против себя безумец,
умирая до срока
— Здесь говориться, конечно, и о юридической
невозможности оправдаться от лживых обвинений после собственной
смерти, которую гонители могут использовать в качестве аргумента
собственной правоты. Но, что гораздо важнее, говорится и о вине
самоубийцы пред божеством.

7:18, 19 Имеется ввиду Деметрий Фалерский, в руки которого
власть над Афинами была дана Кассандром, и который будучи, оратором
и философом, управлял городом в благоговении перед богом, превзойдя
искусством правления и тиранию Тридцати и демократическое устройство
с еще более многочисленными представителями власти. Возможно,
здесь также содержится указание на то, что авторитет власти Деметрия
основывался вовсе не на угрозах наказания, которое символизировали
«одиннадцать» — ежегодно избиравшиеся архонты (начальники), надзиравшие
за тюрьмами.

7:15–19 Возможно также чтение: «(15) И ведал также
и о суетных временах, когда праведные истребляли за правду нечестивцев,
продлевая тем злодеяния. (16) Ведь и для возвеличивания справедливости
не очень мудро опустошать. (17) Ибо умножаются беззаконье, и безумие,
и убийства в такие времена. (18) Поэтому благословен, кто присоединяет
земли рукою, благоговеющей пред Богом, именем которого выступает.
(19) Но искусный мудрец окажется сильнее десятков правителей городов».
Таком вариант, однако, менее предпочтителен. Напомним еще раз,
что, по-видимому, автор текста имел намерение вложить и донести
в словах запечатленных одновременно несколько смыслов.

7:21 Речь, конечно, идет о Деметрии Фалерском, о котором
Диоген Лаэртский сообщает, что «речами своими перед народом он
достиг власти над Афинским государством на целые десять лет...»
(Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов.
Y,75).

7:22 сердце вразумляется от частого стука — или: открываются,
когда бьются чаще.

7:23 искушенный во всякой премудрости — или: в сем
искушенный мудрец. Возможно также чтение: «И также попытается
он, если искусен, говорить и наставлять издалека».

7:23, 24 но если говорит и наставляет издалека, ибо удаленное
загадочно, а загадочное притягивает
— Следует иметь ввиду,
что Деметрий Фалерский и сам следовал этому правилу — хотя бы
уже в том, что составил первый сборник басен Эзопа.

7:26 смертны из-за женщины. Здесь возможен троякий
намек. Во-первых, — на библейскую Еву, во-вторых, — на жен и любовниц
Птолемея I Сотера, в-третьих, — возможно, на его дочь Арсиною.

сердцам расставляет силки объятий — дословно: ибо сердцу
— ловушка, и рукам — оковы.

спасается — буквально: откладывает яйца или освобождается
от семени. Возможно, намек на Диогена Синопского, о котором Диоген
Лаэртский пишет: «Рукоблудствуя на глазах у всех, он приговаривал:
«Вот кабы и голод можно было унять, потирая живот!» (Диоген Лаэртский,
YI-46).

избегая соития — дословно: избегая сцепления, избегая
быть пойманным.

7:27 дополняем — или: удовлетворяем. Сравни с «Законами»
Платона: «...Наслаждение от соединения мужской природы с женской,
влекущего за собой рождение, уделено нам от природы, соединение
же мужчины с мужчиной и женщины с женщиной — противоестественно
и возникло как дерзкая попытка людей, разнузданных в удовольствиях».

по здравому размышлению — буквально: если рассудить.

7:29 половину — буквально: часть, единственную.

всеми помыслами — буквально: многочисленными, большими,
великими помыслами.

7:28, 29 Сравни с речью Аристофана в платоновском «Пире».



8.

8:1 мудрецу — Деметрию Фалерскому.

толкование изречений — то есть, видимо, уже выполненный
перевод Ветхого Завета.

искусные в нем мужи — искусные в толковании, то есть,
переводчики, толковники.

перед лицом могущественным — то есть, перед царем Птолемеем
II Филадельфом.

8:2 над царями, блюдущими обычаи идолов проклятие Божье
— Сравни: «...проклят, кто сделает изваянный или литый кумир,
мерзость пред Господом, произведение рук художника, и поставит
его в тайном месте! Весь народ возгласит и скажет: аминь». (Втор.27:15)
А Птолемеи поклонялись как раз и греческим, и египетским богам,
и даже сотворяли новых кумиров — в частности, был введен культ
бога Сараписа, что, конечно, не согласовывалось с заповедями Ветхого
Завета.

8:3 надзирающего лица — каковым являлся по отношению
к толковникам Деметрий Фалерский.

поникнувшими — буквально: опустившими хвост.

8:5, 6 Сравни с библейским текстом: «Итак, соблюдай
заповеди и постановления и законы, которые сегодня заповедую тебе
исполнять». (Втор.7:11)А также: «Многие, по чрезвычайной доброте
благодетелей щедро награждаемые почестями, чрезмерно возгордились
и не только подданным нашим ищут причинить зло, но, не могши насытить
гордость, покушаются строить козни самим благодетелям своим, не
только теряют чувство человеческой признательности, но, кичась
надменностью безумных, преступно думают избежать суда всё и всегда
видящего Бога. Но часто и многие, будучи облечены властью, чтоб
устроять дела доверивших им друзей, своим убеждением делают их
виновниками пролития невинной крови и подвергают неисправимым
бедствиям, хитросплетением коварной лжи обманывая непорочное благомыслие
державных. Это можно видеть не столько из древних историй, как
мы сказали, сколько из дел, преступно совершаемых пред вами злобою
недостойно властвующих». (Есф.8:12).

8:7, 8 во времена безвластия и мора — дословно: когда,
как ветер, была власть и было время мора.

донести на мужа сего ... за нечестие (как и во времена
безвластия и мора, когда был он в посольстве просящих об избавлении
от войны) — Видимо, толковники, по чьему-то наущению решили вновь
обвинить Деметрия Фалерского в нечестии и промакедонской ориентации,
как и во времена, когда он был в посольстве олигархов, возглавляемом
Фокионом, с просьбой о мире для Афин. Тогда посланники были приговорены
частью к конфискации имущества, частью — к смерти. Деметрий спасся
бегством. Это действительно было время, когда Афинам грозил голод.
И это в, самом деле, было временем безвластия после смерти регента
Антипатра, когда правители сменяли один другого. Подробно это
описано у Дройзена в его «Истории эллинизма» (2-2-1). Наверное,
обвинение было очень своевременным и могло быть принято за действительность,
поскольку именно в 282–279 гг. до н. э., то есть, во время практически
совпадающее с осуществлением перевода Ветхого Завета толковниками,
воспитанник Деметрия Фалерского Птолемей Керавн, брат Птолемея
Филадельфа и соперник его в борьбе за наследство их отца Птолемея
I Сотера, воцарился в Македонии. Но — приверженность олигархии
и отрицание демократического устройства являлась прежде всего
философской позицией, обоснованной еще Платоном.

8:9 писанию — буквально: произведению, изделию.

8:10 нечестивцы, которые приходили умерщвлять в святой земле
— Таковыми можно назвать многих из полководцев Александра Великого,
которые прошли после его смерти землями иудейскими. Но последующие
слова: «забыты их города, устроенные напрасно» — склоняют
к мысли о том, что речь идет, в том числе и скорее всего, именно
об Александре Македонском, который во множестве основывал города
на путях завоеваний своих, большую часть которых после его смерти
постигла участь основателя. У городов же, которые основывали Птолемеи,
упадок был еще впереди.

8:11–13 Возможен и несколько иной перевод указанных
стихов: «(11) Ибо скоро свершается суд над делами неправедных,
когда переполняются сердца человеков от дел пагубных (12) того,
кто виновен в сотнях совершенных злодеяний. И хотя долгим бывает
вразумление благих, благоговеющих Бога, но страшившихся прежде
(13) нечестивца — и добро также надолго осенит боящихся Бога».
Сравни со словами псалма Давидова: «Глаза мои на верных земли,
чтобы они пребывали при мне; кто ходит путем непорочности, тот
будет служить мне. Не будет жить в доме моем поступающий коварно;
говорящий ложь не останется пред глазами моими. С раннего утра
буду истреблять всех нечестивцев земли, дабы искоренить из града
Господня всех делающих беззаконие». (Пс.100:6-8)

8:14 непрочно — буквально: тщетно, суетно, напрасно.

наступает час поразить дела — а также: имения, произведения,
изваяния, памятники... Конечно, речь идет и об Александре, и о
диадохах, и прочих властителях. Но подразумеваются ли здесь, хотя
бы и с долей иронии, те памятники Деметрию Фалерскому, что после
изгнания его из Афин частью были перекованы на ночные горшки,
частью — сброшены в море. Сам Деметрий, узнав, что афиняне уничтожили
его статуи, сказал: «Но не добродетель, их заслужившую!» — ибо
время своего правления считал справедливым.

8:15 «Нет лучшего человеку под солнцем, чем есть, пить и
веселиться»
— слова, принадлежащие ассирийскому царю Сарданапалу,
высечены на его статуе в Анхиале. Эту надпись видел Александр
Македонский и его военачальники. Сравните у Арриана: «Сарданапал,
сын Анакиндаракса, в один день построил Анхиал и Тарс. Ты же путник
ешь, пей и забавляйся. Все остальное в жизни не стоит и этого».
(Поход Александра, 2-5-4, стр. 89). Или у Дройзена: «Сарданапал
основал Анхиалу и Тарс в один день; ты же, чужеземец, ешь, пей,
люби; все другие блага человека не стоят внимания» (История эллинизма.
Т.1, с. 190).Сравни и со словами Аристотеля в «Никомаховой этике»:
«И вот большинство, сознательно избирая скотский образ жизни,
полностью обнаруживают свою низменность, однако находят оправдание
в том, что страсти многих могущественных людей похожи на страсти
Сарданапала».

8:16 в час ночной — буквально: во время ночи. Или:
во время мрака, слепоты?

8:17 было открыто — То есть, идея Библиотеки, идея
упорядоченности и сохранности, по свидетельству, видимо, самого
Деметрия, явилась ему во сне. Или — когда был он слеп.

писания Божии — дословно: произведения, изделия Божии.

собраны — буквально: пойманы, уловлены. Хотя слово
имеет и иные значения, в частности: находить, приобретать.

стремящийся достичь мудрости, — сказано, — познавая себя,
может ее обресть
— фраза эта принадлежит не только Сократу
или Платону. Дельфийских изречение: «Познай самого себя», видимо,
было столь же распространено среди философов Греции, как и выражение:
«Лучшее — мера».



9.

9:1 убедиться — буквально: исследовать, проэкзаменовать.
сотворение — буквально: деяние, дело.

9:2 Здесь, как и в стихах 9:1 и 9:3 пересказывается
ветхозаветная легенда о грехопадении.

нечестивый... осквернитель... кто из благоговеющего стал
проклятым
— библейский змей, падший ангел.

и клялись тому, кто из благоговеющего стал проклятым
— возможен другой перевод: «ибо поклялись в страхе проклятому»;
или: «ибо поклялись тому, кто сам боялся проклятия».Возможно и
другое чтение стиха 9:2: «И при первом же случае праведность —
нечестию, а благость и непорочность — осквернению принесли в жертву.
А пожертвовав добродетелью, стали грешны, хотя клялись под страхом
проклятия».

9:3 обосновалось — буквально: было устроено, свершилось.
и сделались смертны — дословно: и живущим было последствием
умирать; или: и после жизни стали умирать.

9:4 изберет для собственной жизни упование — или: испытает
своей жизнью уверенность.

киников — буквально: пес, собака. Собакою Диогена Синопского,
по словам Диогена Лаэртского, обозвал Платон, с которым он был
в очень не простых отношениях. (Диоген Лаэртский, 6-40). Это имя
закрепилось впоследствии за всеми последователями Диогена. «Словарь
античности» дает такую информацию: «Киники — наиболее
значительная сократическая школа греческой философии. Имя свое
получили либо от Киносарга — гимнасия, где занимался с учениками
Антисфен, основатель школы, либо от слова «kyon» (собака), поскольку
Антисфен считал, что жить следует «подобно собаке». Главные представители
кинической школы — Антисфен (ее основатель) и Диоген Синопский.
Согласно учению киников, конечная цель человеческих устремлений
— добродетель; она совпадает со счастьем...»

лев — в смысле: царь, властитель самого себя. Или:
равен величием Диогену. Ибо Лаэрций передает, что когда ученики
хотели выкупить Диогена из рабства, «он обозвал их дураками, ибо
не львам бывать рабами тех, кто их кормит, но тем, кто кормит,
— рабами львов, потому что дикие звери внушают людям страх, а
страх — удел рабов». (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях
знаменитых философов. YI-75).

Избравший же добровольную смерть сравнивается величием со львом-Диогеном
потому, что по одной из версий смерть Диогена, хотя и в весьма
почтенном возрасте, была добровольной, ибо «он задержал себе дыхание».
(Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов.
YI-76).

9:5 стала ли наградой тебе — Сравни со словами Аристотеля
в «Никомаховой этике»: «Ведь принято считать, что для умершего
существует некое зло и благо, коль скоро это так для живого, когда
он ничего не чувствует; это, например, честь и бесчестье, а также
благополучие и несчастья детей и вообще потомков».

забвение — буквально: были забыты.

9:6 зависть — или: ярость, негодование, ревность.

от бессмертных — буквально: в вечности, в веках. Или
же — от тех, кто вечен, то есть — от богов. Бессмертными богов
почти повсеместно называет Гомер.

9:8 чтобы умастить голову — дословно: для масти головы.
Или: станет мастью головы.

9:9 когда придет время мягкости — дословно: когда от
дуновения дней станет мягок.

животного — эвфемизм слова уд, член. Впрочем, греки
были менее стеснительны в словах, чем евреи. Диоген Лаэртский
пишет о Деметрии: «Увидев однажды распутного юношу, он сказал
ему: «Вот тебе Гермес с перекрестка — у него и плащ, и брюхо,
и борода, и уд». (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях
знаменитых философов, Y-82, с.211).

9:10 станет удовлетворяться рукой и сжимать — Смотри
комментарий к стиху 7:26. Возможно, намек на Диогена Синопского,
о котором Диоген Лаэртский пишет: «Рукоблудствуя на глазах у всех,
он приговаривал: «Вот кабы и голод можно было унять, потирая живот!»
(Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов,
II-94, YI-46, с. 228).

чтобы могучим сделать его — или: чтобы большого ящера
приготавливать. В этом случае «большой ящер» — также эвфемизм.

предмет — буквально: изделие, занятие, произведение.

9:9, 10 Возможен, впрочем, и другой перевод: «(9)познай
и жизнь с женщиной, если это любо тебе. Потому что пролетят эти
дни, и в удел живущему останется только страдание страдающего
под солнцем. (10) И удовлетворись всяким деланием рук, которое
можешь совершить — ибо в царстве мертвых, куда сойдешь, — ни трудов,
ни размышлений, ни знаний, ни мудрости».

9:11 расчетливость — или: заботливость; благоразумие;
мудрость в действиях.

в благодарности — если переводить с греческого.

9:11–12 ...а время (проявляется) в том, что события,
которые происходят с человеками, открываются в свой срок

— Возможно и другое чтение: «...а время (проявляется) в происшедших
событиях. Ибо человек не знает своего часа». В любом из вариантов
сравни со словами Фалеса: «Мудрее всего — время, ибо оно раскрывает
все». (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых
философов, II-35, с.65).

Стихи 9:11–12 отсылают как к аристотелевской теории поступка,
так и к более основополагающим вещам — а именно, к, изложенной
Платоном в «Тимее», концепции мирозданья как подобия и отображенья
вечно сущего Творца, в соответствии с которой наш мир — это только
отражение и воплощение идей божества о мире (а значит — и о Себе
Самом; творя мир, Творец познает себя), которая реализуется во
времени.

9:12 сынам человеческим ловушка расставлена пагубным временем,
ибо вдруг повергаются
— или: «сынам человеческим устроена
ловушка бедствий во времени, которые неожиданно выпадают». Сравни
с изречением Гераклита: «Век — дитя играющее, кости бросающее,
дитя на престоле!» (дословно: «Эон — ребенок, играющий в пессейю,
ребенку принадлежит царская власть»). (Фрагменты ранних греческих
философов. Ч.1., с. 242).

9:14 городке маловажном и людьми малочисленном — каковой
и являлась Александрия, основанная как один из многих городов
во время похода Александра Македонского, вплоть до времени, когда
Птолемей I Сотер сделал ее столицей своего царства.

великого царя — вероятнее всего, Птолемея I Сотера.
Хотя строительство библиотеки мог замышлять и Александр Македонский.

хранилище — буквально: ловушка. Таким образом в стихах
9:13 и 9:14 прослеживается некая логико-лингвистическая игра.
Во-первых, — если ловушка времени — для человека, то ловушка хранилища
— для книг. Во-вторых, — мудрость божественная явлена через мудрость
человека, устроившего хранилище, — как и резвость является через
бег, расчетливость — через богатство и т.д.Возможен и несколько
иной вариант перевода: «в городке маловажном и людьми малочисленном,
после прихода великого царя, который изменил построенную большую
крепость».

9:15 мудрому бедняку — Деметрию Фалерскому.

9:16 изрек, что мудрость полезна могуществу — Деметрий,
как сообщает Диоген Лаэртский, говорил, что «какова в битве сила
стали, такова в государстве сила слова». (Диоген Лаэртский. О
жизни, учениях и изречениях знаменитых философов, Y-82, с.211).

9:17 перевешивало — буквально: было тяжелее, было опущенным
подобно чаше весов.

властный вопль безрассудного — или: безрассудный вопль
властителя. То есть, скорее всего, Птолемея I Сотера. Менее вероятно,
что — Филадельфа.

9:18 Возможны варианты перевода: «...но первенец, бежав,
сгубил многих благородных». Или: «...но первенец, бежавший из
страха, сгубил умножение доброго». Или: «...но согрешивши единожды,
теряешь многие блага». Последний вариант перевода наименее вероятен.
Но, как уже указывалось, автор текста мог подразумевать все возможные
смыслы — продолжая логико-лингвистическую игру. Да, мудрость полезнее
орудий войны, но научая мудрости, учитель взрастил из ученика
орудие гибели, а сам первенец, Птолемей Керавн, воспитателем которого
был Деметрий Фалерский, стал причиной опалы и гибели того, кто
в нем взращивал мудрость.

Список основных злодейств Птолемея Керавна таков:

284 г. — убийство Агафокла, сына Лизимаха. Замысел злодейства
принадлежал Арсиное, его сестре (по отцу — Птолемею Сотеру, матери
разные), которая была женой Лизимаха и имела от него троих детей,
которым и хотела обеспечить наследование престола.

281 г. — убийство Селевка, сразу же после переправы последнего
через Геллеспонт.

280 г. — убийство сыновей Лизимаха и Арсинои, на которой к тому
времени Керавн был женат. Другая дочь Лизимаха, также именем Арсиноя,
была в это время женой Птолемея II Филадельфа.

То есть, оснований для недовольства воспитателем Птолемея Керавна
было более чем достаточно и у Птолемея I Сотера, и у его сына
Филадельфа. Но автор текста, скорее всего, был знаком со словами
Платона из диалога «Горгий»: «...и ненависти, и изгнания, и казни
по справедливости заслуживает злоумышленник, а не его учитель».

Возможно, стих 9:18 является прямой речью Птолемея I Сотера или
Птолемея II Филадельфа.



10.

10:1 так же и некоторые глупцы к драгоценной мудрости — из-за
славы
— Видимо, здесь указывается на то, что Птолемей II
Филадельф покровительствовал переводу Ветхого Завета из тщеславных
побуждений, а не из-за влечения мудрости. В пользу этого говорят
и все нарочитые пышности, которыми сопровождались прибытие, работа
и возвращение толковников, что и описано у Иосифа Флавия в «Иудейских
древностях». (Кн. 12-2). Но если рассматривать вопрос шире — то
и функционирование Библиотеки можно признать порожденьем тщеславия.
В противном случае — не было бы жестокого соперничества с Пергамской
библиотекой, включавшего, среди прочих мер, запрет на вывоз из
Египта папируса.

Следует также учесть, что в стихе 5:19 уже говорилось, что слава
в грядущих поколениях ожидает того, кто во время правления своего
обратит сердца людей к богу, осуществив перевод божественного
Писания.

10:2 Переводчиком дан смысловой, а не дословный перевод.
Дословно это может звучать так: «Но то, что разум мудреца ставит
справа, разум глупого ставит слева». Или: «Но помыслы мудреца
благородные в сердце глупого становятся заблуждением». Или: «Ибо
сердца мудрого и невежды не совпадают». Но здесь возможен также
и намек на тайнопись книги, осуществленную путем перевода слов
Деметрия с греческого на иврит, и вновь на греческий — чтобы представить
в ином чтении Птолемею Филадельфу и ввести в канон Ветхого Завета.
Тогда это может звучать приблизительно так: «Но что разум мудрого
писал вправо, то для разума глупца записано влево».

10:3 по скудоумию разума своего похваляются глупостью
— Сравни со словами Гераклита: «Дурак любит восторгаться любой
речью (logos)». (Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1.,
с. 249). Сравни также с тем, что сообщает Диоген Лаэртский о Феофрасте,
который «одному гостю в застолье, не проронившему ни слова, сказал:
«Коли ты неуч, то ведешь себя умно, а если учен, то глупо». (Диоген
Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов,
Y-40). Эти же слова приписывают поэту Симониду.

Впрочем, возможен несколько иной вариант перевода стиха 10:3:
«Поэтому в обычае его удаляться безумцев, которые по скудоумию
разума своего похваляются глупостью».

Но если считать, что в предыдущем стихе говорится все-таки о тайнописи
книги, то и стихи 10:2, 3 могут иметь вид: «(2) Но что для разума
мудрого — вправо, то для разума глупца — влево, (3) чтобы таким
путем обойти глупого, который по скудоумию разума провозгласит
о своей же глупости». В таком варианте текст содержит явную издевку
над Птолемеем Филадельфом, который сам же и должен прочесть эти
слова о собственной глупости — то есть, провозгласить о ней. Но
истинный смысл трех первых стихов песни десятой, похоже, все же
иной. И это дает дополнительное указание грядущим поколениям читателей
о способе шифрования текста. В пользу последнего варианта перевода
может говорить и то, что стихи 10:1–3 фактически являются вставными,
прерывая реальный (либо только помысленный) диалог между Птолемеем
Филадельфом и Деметрием Фалерским, который начавшись в стихе 9:18
(напомним, Филадельф упрекает здесь Деметрия, что научая всех
мудрости, тот не сумел воспитать мудрецом своего воспитанника
Керавна — но тот возрос вопреки воспитанию злодеем), продолжается
ответом Деметрия Филадельфу в стихе 10:4.

10:4 душе — буквально: дыханию.

кому отдали господство — Птолемею Филадельфу.

оставившего страну — Птолемея Керавна.

кроткий становится вместилищем великих преступлений
— Керавн вовсе не был кроткого нрава, скорее — наоборот. Но самые
чудовищные и для его времени преступления, в числе которых убийства
Селевка и детей сводной сестры Арсинои, были совершены им после
оставления Египта. Подробнее об этом смотри в примечании 9:18.

Стих 10:4 — это слова Деметрия Фалерского, либо высказанные вслух,
но, что гораздо более вероятно — помысленные им в ответ на тираду
Птолемея Филадельфа, а затем сообщенные кому-то из очень близких
друзей. В пользу этого говорит и последний стих песни десятой.
Конечно, аргументы в защиту Керавна чрезвычайно слабы. Зато обвинения
в адрес Птолемея Филадельфа в следующих за этим стихах — уже громогласны,
это уже речь последнего и десяти классических афинских ораторов.

Впрочем, оставивший страну — это ведь и сам Деметрий Фалерский,
бежавший из Афин. Тогда и употребление определения «кроткий» становится
вполне обоснованным. И возможно, стих 10:4 — это вовсе не слабое
оправдание злодеяний Керавна, но объяснение (быть может, рассчитанное
на нас) мотивов и причин подлога, совершенного при представлении
Птолемею Филадельфу фиктивного текста «Книги Экклесиаста», что
также являлось преступлением ужаснейшим. Фактически, это была
не игра слов, но игра с собственной жизнью и смертью — для того,
кто осмелился свершить это деянье.

10:5 являются под солнцем — или: становятся ясны как
день, бросает отблеск, проливает свет. То есть, грехи объясняются
и имеют причиной своей неправедно доставшееся наследство.

10:6 а богатым для заселения — низменные места — то
есть, ближе к реке, где земли более удобны для хозяйствования.
Но возможен и другой вариант: «а богатые — сидят низко», — то
есть, унижены. Или: «а богатые женятся на безродных чужестранках».

10:7 всадниками — Всадники в Афинах, по законодательству
Солона, являлись второй имущественной группой. Они не принадлежали
к старинной родовой аристократии, но были состоятельными гражданами
незнатного происхождения. Возможна также адресация к комедии Аристофана
«Всадники».

вожди — подразумевается: бывшие вожди. Речь, скорее
всего идет о вождях периода правления Александра Македонского
и времени борьбы. А числе последних был и Деметрий Фалерский.

10:8 кто высматривает в глубинах — переводчик считает
это указанием на Деметрия Фалерского.

в глубинах — буквально: в яме.

в колодец — дословно: в шахту. Но, поскольку это глагольная
форма, следовало бы перевести — рыть колодец (или: шахту).

оградиться — поскольку здесь, наоборот, форма — именная,
наиболее точный перевод: «чтобы тот (колодец, шахта) был оградой
от...».

от язвящего змея — Или: «ибо он жалит как змей». То
есть, буквально это можно было бы перевести: «Того же, кто высматривает
в глубинах, низвергают, чтобы вырытая шахта была оградой от язвящего
змея».

Возможен также следующий вариант перевода стиха 10:8: «...бросают
в каменный колодец с жалящею змеей». Ведь не следует пренебрегать
указаниями большинства авторов на то, что смерть Деметрия была
вызвана именно укусом змеи. Скорее всего, как нередко в данной
книге, слова стиха призваны донести оба смысла.

10:9 сию гирю — то есть, как станет ясно из дальнейшего
текста, — человека, привязанного подобно гире к колодезной цепи.

будучи огорчен — те из друзей и последователей Деметрия,
кто могли воспротивиться воле царя.Возможен и несколько иной перевод
двух последних стихов: «(8) А исследующего в глубинах бросают
в пролом каменной стены, чтобы был ужален змеей. (9) Тот же, кто
отодвинет камень, будучи этим огорчен, подвергается опасности
быть разрубленным, как бревно». Но данный вариант контекстуально
противоречит дальнейшему тексту. Собственно, разночтение здесь
только в одном: где пребывал в заключении Деметрий: в каменном
колодце или в проломе каменной стены?

10:10 клинку — буквально: железной поверхности.

10:11 ужалив — видимо, Деметрию вменялось в вину участие
в заговоре с целью умертвить Филадельфа и передать власть Керавну.
А заговор вполне мог иметь место, и угроза для Филадельфа, если
учесть предыдущие злодеяния Керавна и то, что он воцарился в Македонии,
отнюдь не была мнимой.

шипением — буквально: шепотом. Тот же намек на заговор.

10:9–11 Эти слова являются, видимо, прямой речью и
принадлежат, скорее всего, Птолемею Филадельфу, который, выстраивает
свое речение как парафраз слов Деметрия о том, что «какова в битве
сила стали, такова в государстве сила слова». Логика построения
его силлогизма такова: если сталь клинка затачивают, чтобы придать
ему силы — пусть будет отточена подобным же образом и мудрость.
Ведь если мудрость употребить неправильно, например, для осуществления
заговора против своего господина, то господину, который не остерегся,
грозит смерть, и несмотря на то, что был он всемогущ, после гибели
своей он станет никчемнее самого последнего оратора, ибо слова
последнего, как и шипение змеи, да и любой иной звук — превзойдут
немоту мертвеца. Именно поэтому мудрым поступком властителя будет
оградиться от посягательств на собственную жизнь. Тому же, кто
огорчится таковой участью философа, грозит смерть — ибо он будет
казнен по повелению царя, но первопричиной того, что будет рассечен
он подобно деревянной колоде, послужит отточенная в заключении
мудрость оратора, которого он намеревается спасти. Словом, нельзя
отказать Филадельфу в логике, эрудиции и живости ума. Не зря ведь
учителями его были поэт Филит и философ Стратон. Ибо Птолемей
Филадельф имеет явное намерение вместить в данную фразу, помимо
основного, и несколько других смыслов. Во-первых, это ирония над
трудами Деметрия по исправлению испорченных текстов древних авторов:
«и мудрости польза, когда ее правят». Во-вторых, слова о шипении
змея, видимо, заключают в себе и намек на библейского змея, чье
искушающее шипение оказалось действеннее угроз Бога. Филадельф
уподобляется Богу, Деметрий — его супротивнику. В-третьих, змей
и клинок в его словах, скорее всего формально связаны общим свойством
— шипением; таким образом Филадельф демонстрирует, что он сведущ
и в текстах Гомера, правкой которых занимался Деметрий, — ведь
царь держит, скорее всего, в уме слова из «Одиссеи»:

«...если кузнец топор иль большую секиру // Сунет в холодную воду,
они же шипят, закаляясь, // И от холодной воды становится крепче
железо...».

Кроме того, он демонстрирует ведение в текстах и платоновского
«Пира» (смотри приведенную в комментарии к стиху 10:8 цитату),
знанием которого Деметрий испытывал толковников, и в текстах самого
Деметрия.

10:12 благорасположенность — а также: элегантность,
изящество, благодать.

10:13 производит острие — дословно: остатком острия
(меча) есть. Вне всякого сомнения, острословие Филадельфа чересчур
мрачно, ибо чревато смертью.

10:14 ответить — буквально: сказать после.

10:15 страдания — или: труды, мучения, бедствия, несчастья.
Возможно, к «страданиям» Филадельфа следует отнести расторжение
брака с Арсиноей, дочерью Лизимаха, от которой у него было трое
детей, и женитьба на своей старшей сестре Арсиное. К «делам» —
перевод Ветхого Завета, Библиотеку, Музейон. Во всем этом, по
сообщениям Иосифа Флавия и Дройзена, молодой царь был склонен
к излишним внешним эффектам.

выставить — буквально: показать. Сравни с изречением
Гераклита: «Невежество лучше прятать, чем выставлять напоказ».
(Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1., с.250). Смотри также
примечания с стиху 10:3.

10:16 горе земле, где царем отрок — Птолемею Филадельфу,
когда отец поставил его соправителем Египта, было 23 или 24 года.

придворные — буквально: начальники, правители, вожди,
князья.

до рассвета — или: с рассвета — что не меняет сути.

10:17 потомок свободнорожденный — Птолемей Керавн,
который был царем Македонии в 282 — 279 г.г. до н. э.. Родители
же Филадельфа: Птолемей Сотер и Береника были братом и сестрой,
отцом обоих был Лаг. Для греков, в отличие от египтян, это являлось
изъяном происхождения. Когда в 278 г. до н. э. Птолемей II женился
на своей сестре Арсиное, греческий поэт Сотад, живший в Александрии,
написал по этому поводу сатирические стихи, за что был казнен.
Впрочем «потомком свободнорожденным» можно именовать и самого
Деметрия Фалерского.

10:18 плачут домашние — другой вариант: протекает в дом.

10:19 и от вина взвеселяются до свинства — дословно:
до (состояния) животного. Или: и вином взвеселяют животных.

чокаются серебром — дословно: откликаются серебром.Дройзен
приводит по документам того времени следующее свидетельство о
роскоши двора Птолемея II Филадельфа: «...На это торжество израсходовано
2239 талантов 50 мин...; в процессии находилась громадная фура
с серебряной посудой; между прочим вмещавший в себе 600 мер сосуд
художественной отделки, покрытый драгоценными камнями, два поставца,
десять больших чаш, шестнадцать сосудов, один стол в двенадцать,
а тридцать столов в шесть локтей, восемьдесят дельфийских треножников,
пропасть других вещей, все это из чистого серебра. Затем фура
с золотою посудой...» и т.д. (И.Дройзен. История эллинизма в 3-х
т.т., 3-1-1).

10:20 Правомерен и другой вариант перевода: «Но мыслей,
в которых злословишь на царя, и на ложе в спальной комнате не
оттачивай, ибо у богатого и комар в небе призван внимать словам,
и господину крылами передает речь». Возможно, слова стиха содержат,
помимо прочего, и намек на то, что обвинение Сократа в растлении
юношества и поклонении новым божествам было основано на тексте
комедии Аристофана «Облака». А в числе других его сочинений были
комедии с названиями «Птицы» и «Осы».


11.

11:1 источает — буквально: выбрасывает, освобождается,
посылает, а также: отпускает, простирает.

семя — буквально: хлебные зерна.

из себя — буквально: на поверхность.

жидкое — или: как воду. Но!!! –

выбрасывать (освобождаться) — имеет также значение:
быть отосланной (о разведённой жене).

на поверхность — переведенное в тексте как «из себя»,
может иметь значение: из-за лиц, то есть — из-за красоты лиц,
из-за внешности.

обнаружит — имеет также значение: удовлетворять, давать.Если
принять эти изменения, стих 11:1 имеет иное чтение: «Кто отсылает
жен, семя из-за красоты их жидкое изобильно в свое время отдав...».

Оба чтения можно считать равноправными.

изобильно — женами Птолемея I Сотера были: 1) гетера
Фаида (Таида); 2) Артакама, дочь Артабаза, свадьба с которой была
в Сузах; 3) Евридика, дочь Антипатра, мать Керавна; 4) Береника
— также и сестра Птолемея I, у них общий отец — Лаг, но разные
матери: Арсиноя — у Птолемея, Антигона — у Береники. Мать Филадельфа
и Арсинои.Сравни со словами Платона в «Государстве»: «Между тем,
если у кого-нибудь, словно у особо плодоносного дерева, мозг рождает
в избытке струящееся семя, такой человек по различным поводам
испытывает много терзаний, но и много удовольствий, то вожделея,
то насыщая вожделение; обуреваемый сильнейшими удовольствиями
и неудовольствиями, он живет в состоянии безумия большую часть
жизни. Итак, душа его больна и безумна по вине тела, однако все
видят в нем не больного, но добровольно порочного человека. На
деле же любовная необузданность есть недуг души, чаще всего рождающийся
по вине одного-единственного вещества, которое сочится сквозь
поры костей и разливается по всему телу».

11:2 долю — или: удел, часть. Имеется ввиду — из имущества,
наследства.

семерым или восьмерым — детьми Птолемея I Сотера являлись:
1) Птолемей Керавн; 2) Птолемиада; 3) Лизандра (все трое — от
Евридики); 4) Арсиноя; 5) Птолемей Филадельф (обое — от Береники);
6) Мелеагр (от Фаиды);7) NN (как и первые трое — от Евридики).
Восьмым претендентом мог считаться Мага, царь Кирены, сын последней
жены Птолемея I Береники от другого брака. Кроме того имелись
и незаконнорожденные дети, а именно: Леониск, Лаг, Ирена, Аргедей,
Филотера.Если принять второе чтение стиха 11:1, то стих 11:2 следует
перевести: «тот дает и долю семерым или восьмерым. Но знай, что
бедственно это земле твоей».

11:3 в чаще лесной — дословно: в густом лесу, чаще.

тела — в системе неогласованного письма, в которой
и были записаны книги Ветхого Завета в 3 в. до н. э. слово может
иметь и такое значение, помимо значений «дождь, вызывать дождь,
производить дождь, поливаемый или орошаемый дождем.

будут они идти войнами из-за земель для себя — скорее
всего, имеются ввиду сыновья Птолемея I Сотера, которые искали
себе царств в различных частях эллинистического мира: Керавн —
во Фракии и македонии, сын Береники от другого брака Мага — в
Кирене (царствовал в которой с 308 по 258г.г.), Мелеагр (сын от
гетеры Таиды) — также был некоторое время царем Македонии, сын
Евридики, имени которого мы не знаем, был мятежником на Кипре.
Кроме того, имелись ввиду, наверное, и дочери Птолемея Сотера,
бывшими женами таких царей как Деметрия Полиоркета (Птолемиада
— дочь от Евридики), Александра (сына Кассандра) и Агафокла (сына
Лизимаха) — Лизандра (дочь от Евридики). Конечно, не могла не
подразумеваться здесь и Арсиноя II — бывшая женами Лизимаха, Птолемея
Керавна и Птолемея Филадельфа, роль которой была не последней
в организации убийств Агафокла и Селевка.

станут низвергать тех, кто в южных и северных местностях
— напомним, что Птолемей Керавн был убийцей Агафокла, сына Лизимаха,
его детей от Арсинои II, бывших наследниками престола, а также
Селевка.

11:4 в душ зачатии — или: с душами, способными зачать.
Или: когда производишь исторжение семени.

чащу — или: густой лес, густую поросль.

11:5 не ведает — или, наоборот, ведает.

о нраве — или: поведении, пути, дороге.

и та — буквально: тот же, та же.

о предназначении — буквально: о деле, действии, занятии.

11:6 с юности — буквально: с зари, рассвета, утра.

сеял семенем своим в разных народах и странах — смотри
примечания к стихам 11:1 и 11:2.

оба первенца — то есть, Птолемей Керавн и Птолемей
Филадельф. 11:7 рассвет — в переносном смысле, юность.

Милоглазого — дословно: приятного глазами. Переводчик,
однако, предпочел спорный вариант, поскольку известно, что одною
из гетер Деметрий был прозван Милоглазым и Светлячком.Возможен
перевод: «Сладок был свет и Милоглазому...» Сравни с рассуждениями
Сократа об этимологии слова «свет» из платоновского «Кратила»:
«А знаешь ли ты, что лишь старое имя выражает замысел учредителя?
Ибо на радость и усладу людям возникал свет из тьмы, поэтому его
и назвали «сладень».

11:8 мрака — или: темноты. Скорее всего, подразумевается
— слепоты.

которые величие принесли душе его — или: «когда возвеличивалась
вошедшая в него (данная ему) душа». Здесь явная перекличка со
стихом 6:1. Говорится о том, что слепота явилась благодатной для
Деметрия — в том смысле, что помогла сосредоточится на собственной
душе, и на тех интеллектуальных и культурных богатствах, которые
уже были собраны им, но нуждались в упорядочении и обработке.
Возможно, Деметрий некоторым образом сопоставляется с фигурой
слепого Гомера.

11:9 научая, что божества вводивший был осужден — совершенно
очевидная отсылка к истории обвинения и осуждения Сократа. Другой
вариант перевода этого стиха: «...так же, как радуется юноша юности,
ибо было благодатно для разума его это время, а юность, как правило,
уходит, когда разум за явленьями внешними открывает Божеством
установленные законы». Или: «...так же, как радуется юноша юности,
ибо благодатное для разума время юности как правило уходит, когда
разум за явленьями внешними открывает Божеством установленные
законы».

11:10 отринь — буквально: убери, отклони;

озлобленье — или/и: гнев, горечь, негодование, досаду,
скорбь;

уклоняйся — буквально: проходи мимо;

время пробужденья — буквально: время рассвета;

души — буквально: дыхания.

11:7–10 Возможен и другой перевод указанных стихов:
«(7) Сладок свет и приятен, когда глаза видят солнце. (8) Но человек,
прожив много лет, пусть радуется и помнит и о темноте утробы,
где взрастал он и где вошла в него же душа. (9) Пусть радуется
юношей юности, которая приятна сердцу его — потому что через время
юность, по обыкновению, уходит из сердца и из видений, которые
глазам открываются его, ибо Божеством установлены такие законы.
(10) Но пусть отринет гнев из сердца и уклоняется зла телом, ибо
юность — время пробужденья души».

Вероятно, автор текста хотел донести оба варианта чтения.



12.

12:1 признали — или: упомянули.

Но если признали, что из-за сотворенного им в дни юности,
пришли злополучные времена
— Сопоставь со словами Платона
в «Законах»: «...Ибо юноши неизбежно будут весьма бесстыдными
там, где бесстыдны даже старики». Это, так сказать, грехи присущие
всем. Но Деметрий, видимо, имел ввиду и другие свои поступки,
о которых сожалел как о неправедных. К таковым можно отнести смерть
Демосфена, одним из косвенных виновников являлся, вероятно, и
Деметрий, так как, начиная свою политическую деятельность с участия
в деле Гарпала, беглого казначея Александра Македонского, выступал,
скорее всего, одним из обвинителей Демосфена. Возможно, частью
на совести Деметрия была и гибель его брата Гимерея, который принадлежал
к партии Демосфена, и, захваченный после бегства из Афин в святилище
Эака на Эгине, был доставлен к Антипатру и казнен вместе с Аристоником
и Гиперидом.

12:1–2 в который возгласил он просьбу к произведшему помрачение
— или: «...когда возвещена была воля произведшего помрачение»;
или: «...в который возгласил свою просьбу помраченный». О чудесном
прозрении Деметрия Фалерского смотри примечания к стихам 2:23
и 4:1.

12:2 истекших дождем — буквально: после дождя.

12:3 устрашились поклоняющиеся семейству — то есть,
приверженцы Птолемея II Филадельфа. Возможно также перевести:
«задрожали стерегущие дом». Вероятно, автор хотел передать в своем
тексте оба смысла.

угнетавшему мужа достойного — то есть, Деметрия. Можно
перевести также: «и преклонились пред мужем благородным»; или:
«обманувшему мужа в имуществе» — разумея под обманутым Птолемея
Керавна. Возможно автор хотел передать в своем тексте все обнаруженные
переводчиком смыслы.

бездействовали — или: стали малочисленны, то есть,
— рассеялись, бежали.

в рассветающем — дословно: уменьшившемся затемнением,
то есть, — сереющем. Однако, переводчику кажется, что лучше все-таки
перевести — в рассветном, рассветающем — поскольку это продолжает
развитие образа «рассвет — юность — пробуждение — возрождение».Возможен
еще один вариант перевода: «и несколько помрачились».

в окне — или: в отверстии стены, в проломе стены.Таким
образом, стих может иметь несколько вариантов перевода, смысловой
ряд которых находится между данным в основном тексте и тем, который
переводчик приводит ниже: «И в тот день задрожали стерегущие дом
и, преклонясь пред мужем достойным, рассеялись мучители, ибо несколько
помрачились, когда увидели у пролома в стене».

12:4 крышка — крышка колодца.

как запертая крышка на улицу с низким скрипом жерновным восстала
— возможен вариант перевода: «как с запертой с улицы крышки вниз
с шумом жернов свалился». Или: «как подпирающий крышку с улицы
по зову снизу жернов отвалился».Быть может, вообще следует рассматривать
легенду об ослеплении и прозрении Демертия как метафору его пребывания
и освобождения из темницы, будь то каменный колодец или же внутреннее
помещение, лишенной окон.

заглушая — буквально: ниспровергая, делая поникшими,
звучащими тихо.

12:5 высокий — Птолемей II Филадельф.

прыснули из кустов каперса — буквально: рассыпались
в каперсе; возможно — стрекотали в кустах каперса.

ходил — или даже: ползал.

мирозданье — дословно: долго, долгое время, вечно.
Но если переводить это слово в тексте с греческого, оно имеет
также значение: мир, вселенная.

жилище свое кругами по улице обходя — а поскольку жилищем
заточенного был колодец, то ходил (или ползал) Деметрий кругами
вокруг колодца.

бил себя в грудь — или: рыдал, громко плакал.

12:4–5 Эти стихи могут иметь и другие варианты перевода,
первый из которых: «И как голоса птиц сникают пред дочерей песнью,
так же и высокий устрашился...».

Несколько иное чтение: «И голоса птиц поникнут пред этой дочерей
песнью о том, как высокий устрашился...» — то есть, пред песнью,
которой и спустя поколения, будут восхвалять это чудесное событие,
происшедшее с Деметрием Фалерским. Слово песнь имеет также смысл
песни, воспевающей Бога, хвалебной оды ему. То есть, дочери, или
девы, быть может, за работой, быть может, при отправлении религиозных
обрядов, станут восхвалять этим своим пением, песнью и промысел
Божий, и Деметрия, который удостоился Его милости.

Но существует возможность перевести эти строки и таким образом:
«...И голоса птиц поникнут пред этой дочерей песнью о том, кто
с высоты был устрашен за путь свой ужасный — но отверг его...»
В таком варианте перевода следует соотнести эти строки со стихом
3:14: «...Но Бог производит устрашение прежде...» Тогда: тот,
кто был устрашен с высоты» — надо полагать, Деметрий Фалерский;
а дочерьми, которые станут воспевать это событие, скорее всего,
являются Музы, дочери «устрашающего с высоты» Зевса.

Хотя не исключена и вероятность перевести «пред этой дочери песнью».
Тогда в этих словах может заключаться намек на автора данного
текста, каковым являлась женщина. Впрочем, переводчик не настаивает
на этой версии.

В любом из этих вариантов, скорее всего, имеется ввиду песнь,
которая составлена была и пелась уже после смерти Деметрия. Сравни
со словами Платона в «Законах»: «Небезопасно чтить хвалебными
песнями и гимнами живых людей, пока они не пройдут свой жизненный
путь и не увенчают его прекрасным концом».

Напомним в очередной раз: автор мог иметь намерение вложить в
эти строки все отмеченные нами смыслы.

12:6 цепью — дословно: веревкой, шнуром.

удерживающей — дословно: угнетающей, притесняющей.

наполняют до краев — дословно: доводить до родов.

пока не уткнулся в... — или: пока не ударился.

о... ворот — буквально: колесо.

колодца — дословно: водоема, ямы, рва.

В этом и предыдущем стихах мы видим Деметрия Фалерского, который
выбравшись по цепи из колодца, в который был брошен, рыдая, ходит
(или ползает) кругами вокруг колодца, сокращая и сокращая длину
цепи, которой он, по-прежнему, скован, — покуда не утыкается (упирается)
в механизм подъемного ворота, с которым связан он подобно сосуду,
каким черпают воду из колодезных черных глубин.

12:7 выведен назад — дословно: приведен был назад.

12:4–7 Указанные стихи могут также иметь перевод: «(4)
...как запертая крышка на улицу с низким скрипом жерновным восстала.
И голоса птиц поникнут пред этой дочерей песнью (5) о том, как
высокий устрашился, и пути ужасного своего отвергся, и как под
миндалем отяжелевшим кузнечики прыснули из кустов каперса. Ибо
брел муж сей, будто мирозданье, жилище свое кругами по улице обходя,
и бил себя в грудь, (6) будучи прикован длинной серебряной цепью,
удерживающей его, — как золотую чашу, какою наполняют до краев
кувшин у источника; и по ней, притороченной к вороту над колодцем,
(7) выведен был назад на пыльную землю, и душой обратился к Богу,
позволившему быть этому».

12:8 Традиционный перевод этого стиха: «Суета сует,
сказал Екклесиаст, все — суета!»

12:7, 8 Возможен вариант перевода: «(7) ...и по которой
выведена была назад на пыльную землю (из праха земли) душа его
по Божьему позволенью (8) дыхания Его дуновением, — сказал Экклезиаст,
— из пустоты».

12:9 притч — и/или: поговорок, песен, пословиц. Кроме
перевода Ветхого Завета, в библиотеке при Деметрии и после него
занимались рукописями греческих классиков. В числе прочего Деметрием
были составлены, как сообщает Диоген Лаэртский, сборники Эзоповых
басен.

12:10 стремился — и/или: просил, молил.

с приобретенных — и/или: доставленных, найденных, обнаруженных.
Напомним, что Птолемеи при создании Александрийской библиотеки
пользовались самыми различными методами: покупали книги, конфисковывали
их с кораблей, возвращали владельцам лишь копии книг, взятых для
копирования, оставляя оригиналы у себя и т. д.

свитков — буквально: вещей.

всегда — буквально: постоянно.

копировались — буквально: записывались, были начертаны.

без искажений — буквально: прямо, честно, искренне.Возможны
также другие варианты перевода: «И молил Экклесиаст, чтобы отыскались
заботами его слова и изреченья, которые правдиво написаны и искренне».
Или: «И стремился приобретать Экклесиаст те из доставленных по
просьбе его слов и изречений, истинность написания которых подтверждена».Но
имей в виду и слова Сократа из платоновского «Федра»: «...кто
рассчитывает запечатлеть в письменах свое искусство и кто в свою
очередь черпает его из письмен, потому что оно будто бы надежно
и прочно сохраняется там на будущее, — оба преисполнены простодушия
и, в сущности, не знают прорицания Аммона, раз они записанную
речь ставят выше, чем напоминание со стороны человека, сведущего
в том, что записано». В сущности, данное пророчество исполнилось
и в отношении рукописей самого Деметрия. Поэтому лучшим сохранением
его трудов и было помещение Апологии в корпус ветхозаветных писаний.

12:11 об искусстве правления — дословно: о рожне; рожон
представлял из себя палку с острым металлическим концом для понукания
животных.Плутарх сообщает, что «Деметрий Фалерский советовал Птолемею
достать и прочесть книги о царской власти и искусстве править:
«В книгах, — говорил он, — написано то, чего друзья не решаются
говорить царям в лицо». («Застольные беседы. Изречения царей и
полководцев», 51).

12:12 последователей — буквально: потомков, сынов.

наконец — буквально: в конце, на краю.

многолетнего — буквально: многочисленного.

изученья написанного — буквально: изучения чтения.

12:13 Боится пусть Бога и заповеди блюдет человек
Сравни со ловами Ветхого Завета: «...дабы ты боялся Господа, Бога
твоего, и все постановления Его и заповеди Его, которые заповедую
тебе, соблюдал ты и сыны твои и сыны сынов твоих во все дни жизни
твоей, дабы продлились дни твои». (Втор.6:2).

12:14 на суд — возможно, более точно контекстуально:
после суда.

к лукавому — дословно: плохому, негодному, неугодному,
злополучному, пагубному; к лукавому — если переводить с греческого
текста. Напомним слова из «Федона» Платона: «И быть может, те,
кому мы обязаны учреждением таинств мистерий, были не так уж просты,
но на самом деле еще в древности приоткрыли в намеке, что сошедший
в Аид непосвященным будет лежать в грязи, а очистившиеся и принявшие
посвящение, отойдя в Аид, поселятся среди богов».

12:13, 14 Возможен вариант перевода последних двух
стихов: «(13) И был послушен основополагающим словам — бояться
Бога и заповеди блюсти человекам (14) в делах своих, ибо быть
приведенным на суд Божий не уклонишься, хорош был или плох».

Позволим себе в заключении комментария привести довольно обширный
отрывок из платоновского «Федона»: «Когда умершие являются в то
место, куда уводит каждого его гений, первым делом надо всеми
чинится суд — и над теми, кто прожил жизнь прекрасно и благочестиво,
и над теми, кто жил иначе. О ком решат, что они держались середины,
те отправляются к Ахеронту — всходят на ладьи, которые их ждут,
и на них приплывают на озеро. Там они обитают и, очищаясь от провинностей,
какие кто совершал при жизни, несут наказания и получают освобождение
от вины, а за добрые дела получают воздаяния — каждый по заслугам.
Тех, кого по тяжести преступлений сочтут неисправимыми (это либо
святотатцы, часто и помногу грабившие в храмах, либо убийцы, многих
погубившие вопреки справедливости и закону, либо иные схожие с
ними злодеи), — тех подобающая им судьба низвергает в Тартар,
откуда им уже никогда не выйти. А если о ком решат, что они совершили
преступления тяжкие, но все же искупимые — например, в гневе подняли
руку на отца или на мать, а потом раскаивались всю жизнь, либо
стали убийцами при сходных обстоятельствах, — те, хотя и должны
быть ввергнуты в Тартар, однако по прошествии года волны выносят
человекоубийц в Кокит, а отцеубийц и матереубийц — в Пирифлегетонт.
И когда они оказываются близ берегов озера Ахерусиады, они кричат
и зовут, одни — тех кого убили, другие — тех, кому нанесли обиду,
и молят, заклинают, чтобы они позволили им выйти к озеру и приняли
их. И если те склонятся на их мольбы, они выходят, и бедствиям
их настает конец, а если нет — их снова уносит в Тартар, а оттуда
— в реки, и так они страдают до тех пор, пока не вымолят прощения
у своих жертв: в этом состоит их кара, назначенная судьями. И
наконец, те, о ком решат, что они прожили жизнь особенно свято:
их освобождают и избавляют от заключения в земных недрах, и они
приходят в страну вышней чистоты, находящуюся над той Землею,
и там поселяются. Те из их числа, кто благодаря философии очистился
полностью, впредь живут совершенно бестелесно и прибывают в обиталища
еще более прекрасные, о которых, однако же, поведать нелегко да
и времени у нас в обрез».



Комментарии

Происхождение

У Вас, наверное, еврейские корни....

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

X
Загрузка