Интернационал № N

Кира Зимт
D. Seliger, «Old Bottles and Such»

Мои друзья из Латвии научили меня пить пиво с пирожками со шпеком
и периодически баловать себя ланчем из ветчины с дыней и шампанским.

Мои друзья из Франции научили меня пить коньяк Наполеон и еще
какую-то гадость, сильно напоминающую детскую микстуру от кашля.

Мои друзья из Монголии и Тайланда научили меня есть палочками
и готовить свинину с ростками (или листьями?) горчицы и белым
соевым соусом.

Мои друзья из Индии приучили меня сыпать карри везде где ни попадя.

Мои друзья из Нигерии и Ганы научили меня готовить манку и принимать
мысль о том, что можно готовить одновременно курицу, рыбу и мясо,
и это может быть вкусно (заставить меня это попробовать они так
и не сумели).

Мои друзья из Германии научили меня мерить пиво метрами.

Мои друзья из Норвегии приучили меня к мысли, что блины — не только
русское национальное блюдо.

Мои друзья из Грузии приучили меня пить красное вино и есть долму
(и готовить).

Остается вопрос: почему мои друзья из России не сумели приучить
меня пить водку, зато научили пить текилу?


От Редактора:

Потому что водка и Россия — это не конвертируется; настоящее.
А текила — дерьмо собачье.

Последние публикации: 

X
Загрузка