Мифология музыки, мифология жизни №17. «Рыжий бунтарь»

Когда я впервые увидел этого парня, я сразу понял – это нечто
особенное. Поинтересовавшись на его счет у некоторых своих друзей,
я сделал дальнейший вывод – сумасшедший! Позже, прочитав
книгу, Григория Климова, в которой он особо характеризует тип
рыжих от природы людей, я составил мнение, что этот человек
– гений. Вернее, по-Климову, «гениот», от сочетания двух
слов: «гений» и «идиот». Теперь, по прошествии многих лет, я,
наконец, могу признаться: я не знаю, кто он такой!

Когда я увидел его впервые, он с трудом ковылял по чугунной
лестнице, ведущей на второй этаж университетского корпуса, в котором
размещался физический факультет Тюменского Университета.
Можно было подумать, что парень страдает каким–нибудь
полиомиелитом с детства. Но друзья мне сказали:



Мирослав Маратович Немиров

- Да нет, ты что? Это же университетская знаменитость, Мирослав Немиров!

- А чем же он так знаменит? - поинтересовался я.

Толкового ответа на этот вопрос я не получил, но выяснил, что этот
студент слывет довольно одаренным филологом, а ковыляет он
так вот почему. Он, видите ли, в состоянии пянственного
недоумения выпал из окна общаги, не менее чем с 4-го этажа и вот,
через две недели, уже довольно бодро, хотя и с трудом,
ковыляет на второй этаж в актовый зал!

Ну, насчет одаренности в области филологии я тогда судить не мог. А
вот живучесть и, правда, потрясающая!

Со студентами филфака, мы физики пересекались редко, и прошло немало
времени, пока жизнь столкнула меня с этим «потрясающе
живучим гениотом», опять. И на этот раз так, что об этом
столкновении лучше бы сказать, что это и не столкновение, а Судьба.
Но и столкновение, имело место тоже, ибо оказалось, что если
нас сравнить с шарами, то шары мы с ним разнополярные.

Выглядел Мирослав Немиров в ту студенческую пору вот как.

Был он выше среднего роста, худ, угловат. Штаны, и прочая одежда,
висели на нем как на вешалке, и сразу было понятно, что одежда
на нем, скорее всего, с чужого плеча. И ещё было понятно,
что к одежде, и ко всем прочим атрибутам «homo normalus»,
этот человек относится с презрением истинного гения. Плюс ко
всему, он носил очки, за толстыми линзами которых удивленно
таращились практически бесцветные глаза. Его взгляд,
обращенный на вас, как бы говорил: «Ну! И что же, вы мне, можете,
интересного сказать? Чем меня изволите удивить? Как, ничем?! А
что же я тут с вами торчу, как дурак?!».

К тому же, интересной особенностью данного гражданина было то, что
при его студенческих, и следовательно, не великих ещё, годах,
был он уже изрядно плешив. Итак, в нашем повествовании,
появляется новое лицо, своего рода, «герой нашего времени»,
Мирослав Маратович Немиров. Он же «Мирон». Он же «Лысый». Он
же, просто Немиров, без Мирослава, и без Маратовича.

То, что Немиров – поэт, и поэт, блистающий на Университетском
небосклоне истинным поэтическим талантом, я тогда не знал. Не знал
я и его действительном членстве в DDC клубе. И с прозвищем
«Мирон», у меня ассоциировался единственный стишок, вернее
частушка:

      Как у нашего Мирона
      На **ю сидит ворона
      Как ворона запоёт
      У Мирона, и встает!
      

Да, в поэзии я был абсолютно не сведущ. Я был сведущ в электронах,
позитронах и циклотронах.

А тем временем, в главном корпусе Универа, в туалете на «стене
демократии , полным ходом, оказывается, шли поэтические баталии.

Вот что писал в отношении Немирова его коллега по филологии на
туалетной стене, некто Павел Азов:

      Ах ты, глупый, несчастный 
                        Немиров
      Не любят тебя девчонки 
      Потому, что не слушал
                     ты «Куина»
      И писун свой позорный, 
                     ты дрочишь!
      

Не помню точно на память, что именно ответил на подобные эпиграммы
Мирон. Но помню, что уничтожающую точку в этой поэтической
баталии поставил не он, а некто Юджин, упоминавшийся в главе о
деятельности DDC клаба
, и в миру известный как Федотов
Евгений. Его гениальному перу принадлежит эпиграмма, сразившая
Павла Азова наповал:

      Прочти, и даже дважды,
      Что пишет, сей кретин.
      Так сочиняет каждый,
      Кто слушал группу «Queen».
      

Эта победная эпиграмма, кстати, ознаменовала не только победу над
Азовым. Это было победа над сторонниками «традиционной»
рок-музы и этим утверждался тот факт, что поклонник новой волны, и
панк-рока, Юджин, настолько же талантливей, хлестче, ярче и
искромётнее, чем Азов, насколько «Sex Pistols» энергичнее,
чем «Queen»!

О туалетном стихотворчестве, кстати, можно было бы написать целую
книгу, обреченную стать бестселлером. Ибо на туалетных стенах
население нашей страны пишет далеко не всегда бездарные
пошлости. Попадаются сплошь и рядом пошлости, и не бездарные.
Оцените, например, следующее объявление, которое не могло быть
помещено в газете по этическим соображениям, и, поэтому,
красуется на туалетной стене в тюменской городской поликлинике
№ 2:

      «Тебе двадцать -  двадцать пять,
      Ты красивая и **ядь
      Я готов пройти полсвета
      Ради сочного  миньета!
      Вообщем, завтра, здесь же, в пять.
       Наш пароль –
                      в руках пакеты!»
      

Последние публикации: 

X
Загрузка